Они лают и кусают, их травят и убивают. Что делать с бездомными собаками

Чем ближе весна, тем больше жалоб с разных концов Ульяновской области – собачьи стаи разрастаются, нападают на людей, недалеко до беды. Что творится – рассказали в соцсетях, кто виноват и что делать – разбирали на штабе по комплексному развитию региона, на чем остановились – в материале ulpravda.ru. 

На что жалуются 

Начало этой зимы выдалось особенно богатым на ЧП с братьями нашими меньшими. Соцсети пестрят жалобами ульяновцев  – облаянных, запуганных, переживающих.   

«Вновь бесхозные собаки бегают по поселку Мостовая. Фото сделано на перекрестке улицы Ботанической и пер. Кедровый», - показывают из Ульяновска. 

Фото:соцсети

«В Новом городе очень много бродячих собак, особенно у парка Маргелова около «Ленты», просто стаи бегают по полю, ждём. Не дай бог будут серьезные случаи нападения! Только потом что-то делать? Есть же службы, которые занимаются бездомными собаками, выделяются деньги с бюджета, а работа качественно не проводится? Кто в каких районах ещё замечает стаи бродячих собак?» – ​ведут перекличку  в Заволжье.  

«На Лермонтова как была стая злых собак - 12 штук,  так и осталась. Сделайте уже что-нибудь! Ни погулять, ни до садика дойти, ездим на такси – боимся!» – жалуются уже из Димитровграда.  

Присоединяются к подобным обращениям и из районов. Кому-то обещают отлов, кого-то просят дать время, чтобы разобраться, а где-то управы отвечают так:  

«В соответствии с федеральным законом № 498-фз стерилизованных собак (их можно определить по неснимаемым биркам в ушах) отлавливать нельзя. Рекомендуем обратиться к депутату по округу с вопросом внесения законодательной инициативы по изменению федеральных законов в части ужесточения наказаний для владельцев собак, которые содержатся с нарушениями, в частности, допускающих свободный выгул своих собак», - ответ мэрии Димитровграда.  

Напомним: с начала 2020 года в Ульяновской области действует программа ОСВВ, согласно которой бездомных собак с улиц следует отлавливать, привозить в приют, стерилизовать и вакцинировать, а после обработки снова отпускать на то же место, с которого животное забрали. О том, что зверь прошел этот путь, свидетельствует яркая бирка на ухе. Заниматься отловом и последующей обработкой в каждом муниципалитете должна своя организация. В Ульяновске, например, это НКО «Подарок судьбы», которая за каждую отработанную собаку получает около шести тысяч рублей из городской казны. К слову, выпускают из приюта не всех, иногда собак из отлова удается пристроить, но случается такое крайне редко.  

Что творят  

Изначально закон о гуманном обращении с безнадзорными животными и программа ОСВВ были задуманы на федеральном уровне как решение проблемы жестокого обращения с братьями нашими меньшими. Пока закон не начал работать, собак просто-напросто отстреливали. Причем порой не только опасных, а всех, кто попадался на пути нанятой организации. Платили им из бюджета и за каждую голову, поэтому неразборчивость тут понятна – просто бизнес. Однако теперь, когда за убийства не только не платят, но это еще и уголовно наказуемо, случаи живодерства не прекращаются. Если власти проблему не решают, с ней разбираются недовольные жители сами, как умеют. Примеров много, один из последних – в поселке Старая Кулатка.  

«29 января кто-то разбросал по всем общественным местам и около мусорных контейнеров яд. Собаки, съев его, бились в агонии... умирали около часа... извергались сначала пеной, затем кровью... такого ужаса никогда не видела... Не было возможности и обратиться в ветклинику, потому что ее у нас нет, а в соседнем поселке работает до 18:00, а до городов ехать от часа до трëх.  И этот душераздирающий и жестокий инцидент случился сейчас, когда предусмотрена уголовная ответственность, внесены изменения в Конституцию, предусмотрены законодательные акты по защите даже бездомных животных...  В семьях людей горе...  Думаю, каждый владелец знает, насколько собаки могут быть дороги... Кто мог такое сотворить? Нелюди», - попросили придать огласке крик души из поселка.  

Фото:соцсети

Что послужило причиной такой жестокости – можно только догадываться. Обратимся опять же к жалобам в соцсетях: собаки таскают мусор, воруют кур, сбиваются в стаи, пугают детей. И речь каждый раз идет и о бездомных псах, и о тех, у кого уже бирки в ушах, и о тех, кого хозяева пускают на «свободный выгул».  

Кто разберется 

Конечно, расправа над животными – это недопустимо, но и не обращать на проблему внимания просто непозволительно. Чтобы защитить животных от человеческой жестокости, в законодательстве уже запланирован ряд изменений, чтобы защитить от агрессивных животных людей – пока ничего. Между тем, по данным Роспотребнадзора Ульяновской области, по итогам 2020 года сильно выросли цифры по фактам нападения собак. Так, с укусами разной степени тяжести в медучреждения области обратились 1790 человек, 609 из них – дети.  

«Пожалуйста, обратите на это внимание. Все эти укушенные – и взрослые, и дети – проходят через травматологические пункты. Им оказывается очень длительная медицинская помощь, они получают вакцинацию, гамма-глобулин. Это и затратно, и очень печально. Если человек вдруг заболеет бешенством – он не может выздороветь», - подчеркнула всю серьезность проблемы на совещании правительства Ульяновской области начальник отдела эпидемиологического надзора Управления Роспотребнадзора по Ульяновской области Диляра Хакимова. 

Данные от ведомства были заслушаны кабмином сразу после разбора обращений в Центр управления регионом – по количеству обращений жителей жалобы на собак скоро смогут посоревноваться с вопросами об уборке снега.  

«Сейчас очень много сообщений пошло о проблемах с бродячими собаками, - сообщила заместитель председателя правительства Ульяновской области Светлана Колесова. - Мы разбирались с этим вопросом, и вот какая у нас ситуация: в 2020 году не приступили к исполнению 498-го закона, который работает на территории Ульяновской области, Новоспасский, Павловский, Радищевский районы. Вообще не приступили. То есть со стороны региональной власти закон принят, приюты организованы (восемь приютов работают на основе НКО, а их заполнение только 41%). Бюджеты даны, деньги есть – 7,8 млн. Но на 1 февраля 2021 года, по информации Нины Ивановны Пелевиной (директор департамента ветеринарии Ульяновской области – главный государственный ветеринарный инспектор Ульяновской области – Прим. ред.), у нас опять даже не подписаны финансовые соглашения. В данной ситуации вызывает возмущение бездействие глав районов. Нужно срочно подписать соглашение, приступить к отлову».  

С представленными цифрами и выводами ознакомился и губернатор Ульяновской области Сергей Морозов. По его мнению – искать виноватых, конечно, надо, но сосредоточиться важнее на решении назревшей проблемы. 

«Тема реально очень серьезная. Даже на федеральных каналах в последние недели не раз показывалось, как собаки нападали на детей, взрослых, какие страшные телесные повреждения причиняли. Еще раз говорю, уважаемые руководители муниципалитетов, чтобы у нас такое же не повторилось, -  тем более сразу после таких случаев возбуждаются уголовные дела, и вы точно не пройдете там свидетелями. Тем более у вас отсутствует исполнение федерального и регионального законов. Это безобразие. Никто не говорит о том, чтобы вылавливали собак, если они без хозяина, и везли в город Ульяновск. Вы должны определиться, и у вас должны появиться те места, которые позволят провести комплекс мер, чтобы животное получило необходимые ветеринарные услуги», - отметил Сергей Морозов. 

По мнению главы региона, несовершенен в случае с проблемой бездомных животных и сам федеральный закон. Это, впрочем, признают и сами законодатели. Как исправить ситуацию, сейчас решается и в Госдуме, и на всех региональных уровнях. Сергей Морозов поручил составить в Ульяновской области свой пакет предложений.  

«Мне больше нравится то, что было сказано депутатом Госдумы Николаем Валуевым: что закон № 498 приняли, в его рамках приняли программу ОСВВ (отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск), а предпосылки для решения проблемы бездомных животных не решили. После выпуска собаки также попадают в стаи и становятся агрессивными. Поэтому помещение в приют не решает проблему. Построить приют – мало, нужно еще содержать этих животных. Содержание одной собаки в приюте в течение месяца стоит две тысячи рублей. Если посчитать, выходят просто гигантские суммы, и неизвестно, есть ли у государства подобные средства, - рассказал Сергей Морозов. - Нам нужно посмотреть, что мы можем предложить федеральным законодателям для решения вопроса на нашем уровне. В Самарской области, например, обсуждают сейчас эвтаназию агрессивных животных». 

По поручению губернатора, в ближайшие дни кабинет министров и главы районов соберутся на отдельное совещание по вопросам о безнадзорных животных. О ситуации в регионе и в каждом населенном пункте, где отмечено агрессивное поведение животных, будет доложено отдельно.  

«Через неделю мы должны будем рассмотреть этот вопрос с Общественной палатой, экологами», - подчеркнул Сергей Морозов.  

927 просмотров

Читайте также