Беременная женщина, сбившая насмерть мальчика 9 мая: «Во мне было столько страха, что я испугалась и уехала»

Сегодняшнее заседание в Ленинском районном суде по уголовному делу о гибели шестилетнего Айрата на Нариманова в День Победы стало, пожалуй, самым драматичным. Впервые свою версию происходящего представила сама подсудимая. Она ответила на вопросы, мучавшие многих с того майского вечера: почему нарушительница не остановилась и скрылась с места ДТП, почему не явилась с повинной в полицию и почему до сих пор лично не извинилась перед матерью погибшего мальчика.

Сейчас  Полина Г. находится на 32-й неделе беременности, потому судья Сергей Кочетов предложил ей держать слово со скамьи подсудимой. Но девушка отвечала на все вопросы стоя.

Сначала подсудимая рассказала о своем прошлом. С трех лет занималась плаванием, окончив в 2008 году среднюю школу № 50 в Заволжье Ульяновска, поступила в техникум олимпийского резерва. Получив профессию педагога по физкультуре и спорту, отправилась в Сочи. Там поступила в сочинский госуниверистет курортного дела и  туризма. Успела даже проработать в местной школе учителем физкультуры, но через три месяца вернулась в Ульяновск. По ее словам, заболела бабушка, за которой требовался уход. В родном городе утроилась тренером по плаванию в бассейн «Буревестник». Спустя девять месяцев уволилась, т.к. работать в интересном положении стало тяжело. В 2015 году вышла замуж за Дениса Г., в мае 2016-го в их семье родился сын Миша, но уже в начале 2017 года молодые решили разойтись. Как только сынишке исполнился год, развелись официально.

- Сейчас у Дениса вторая семья, получаю от него алименты на Мишу в размере 5000 рублей. Больше никакой от него помощи нет, даже не гуляет с ребенком, - поясняет суду Полина Г. – Я же  проживаю с сыном у родителей. Никаких источников дохода не имею.

 

«Я была трезвая, но уставшая»

Далее девушка подробно рассказала о событиях 9 мая. В обед Полина приехала на ВАЗ-2114 в центр Ульяновска вместе с сожителем Александром Л. и сынишкой Мишей.  Припарковала машину у стадиона «Труд».  Вскоре туда подошла сестра ее гражданского мужа с семьей. Затем Полина забежала в салон красоты, где трудилась ее экс-свекровь, - поздороваться и поздравить с праздником.

- Я прошла к ней в мужской зал. Увидела, что у них накрыт стол, свекровь пояснила, что будут немножко отмечать праздник. Тогда же я спросила, можно ли привезти к ней с ночевой Мишу, чтобы успеть украсить дом ко дню его рождения 10 мая. Она сказала: «Без проблем». Я была абсолютно трезвой, адекватной, с хорошим настроением. Через 10-15 минут я ушла от них.

Потом две семьи с детьми гуляли по городу, радовались Дню Победы. Около 16.00 Миша испачкал подгузник, тогда Полина с супругом и сыном спустилась в салон красоты. Их друзья тем временем ушли во Владимирский сад.

В салон сначала зашел Миша, потом Полина, приподняв опущенные рольставни. Александр же побежал в магазин за подгузниками. Сотрудник Татьяна проводила в зал с горячей водой, принесла полотенце и ретировалась. Светлана прибирала стол и высказалась о неприятном запахе, исходящем от подгузника, но вскоре по просьбе Полины дала ей пакет. Молодая мама, убрав все за собой, покинула помещение.

- Саша к тому моменту уже выпил вместе с Александром В. 3-4 бутылки пива. Я же не употребляю алкоголь, была уставшей, волосы были взъерошены от ветра, а не от алкоголя, - заверяет девушка, парируя тем самым на показания сотрудниц салона, уверявших ранее судью, что внешний вид Полины тогда красноречиво говорил о том, что она была подшофе.

После салона отправились уже на машине к друзьям, оставили авто на Соборной и спустились к семье В. во Владимирский сад, где продолжили веселиться.  Осталось даже видео, как Полина прыгает с Мишей на батутах. Позже купили детям готовой еды в супермаркете. Около 20.00 позвонила мама Александра Л. и предложила привезти Мишеньку к ней, на что Полина сообщила: договорилась оставит его у экс-свекрови. Вскоре Полина и Александр повезли Мишу на Локомотивную к Оксане Г., решив встретиться с друзьями позже на Соборной площади.

Сон ребенка важнее Правил дорожного движения

В 20.18 камеры видеонаблюдения зафиксировали, как водитель ВАЗ-2114 пронесся по Локомотивной со скоростью 103 км/ч. Полина объяснила свое лихачество беспокойством за Мишу:

- Он засыпал, а я не хотела, чтобы он погрузился в глубокий сон в машине, оттого и спешила.

Свекровь встретили у дома. Оксана Г. поднялась домой по лестнице, а гости поехали на лифте. Сходили в санузел, раздели Мишу, перекинулись парой фраз и уехали, но именно этот момент экс-свекровь подсудимой считает роковым. Ранее она заявляла, что Полина и Александр «были оба в хлам». У Полины на этот счет иное мнение:

- Т.к. я была трезвой, я видела, что Оксана была немного выпившей, она пила шампанское с коллегами. Помню, как она еще Сашу приобняла в коридоре, хотя видела его во второй раз в жизни. Это меня удивило. От супруга исходил запах алкоголя, но не от меня. У меня по-прежнему могла быть взъерошенная прическа. Я устала, хотелось домой. Ждала 10 мая больше, чем  9 мая.

На обратном пути в центр Полина вновь нарушила скоростной режим, на этот раз мчалась со скоростью уже  104 км/ч, что списала на свою халатность. В центре, припарковавшись на Соборной площади,  нашли друзей в оговоренном месте – на углу у здания правительства. Но спустя 10 минут решили ехать домой, не дожидаться салюта. Затем начался роковой путь к Президентскому мосту.

«Я виню себя, что не помогла ребенку»

Сначала девушка повела машину по Радищева, свернула на Тухачевского и вскоре вышла на проспект Нариманова. Далее рассказ Полины прерывался ее рыданиями.

- Перед пешеходным переходом я приняла крайнюю правую полосу. Но по правой полосе стоял автомобиль. Из-за машины увидела мужчину с ребенком, почти перешедшим дорогу. Я перестроилась на левую полосу.  Оставалось еще три секунды красного сигнала светофора, но я  нарушила и поехала, а там выкатился мальчик… Все произошло моментально. Велосипед отбросило сразу. Я не поняла, кого я сбила...  Сначала он оказался на капоте, я приняла в правую полосу. Был ступор, страх, непонимание того, что произошло. Первый раз я нажала на тормоз плавно, потом резко, машина пошла юзом, ребенок упал на проезжую часть, машина полностью остановилась, я приподнялась со своего сидения и увидела его. Далее я уехала с этого места. Во мне было столько страха смерти, я очень испугалась, и уехала. Очень виню себя, что не вышла и не помогла ему.

Дав по газам, девушка не помнила, как она промчалась по мосту, как «никуда не врезалась». Когда на Димитровградском шоссе заглохла машина, Александр Л. вышел из машины и стал ее трясти, твердя, что вся машина в крови. На АЗС Полина призналась, что действительно смывала кровь ребенка.

- Нельзя объяснить и понять, почему я это делала. Когда смотрит посторонний, думает, что я хочу скрыть следы преступления. Но это была кровь ребенка, который по моей вине умер. Я не хотела верить в то, что я совершила. Я очень надеялась, что он выживет, - всхлипывая, пояснила свои действия подсудимая.

 

Не могла поехать в полицию, пока не увидит своего сына

Оставив машину на обочине, Полина прежде всего хотела забрать своего ребенка от свекрови. По ее словам, она не могла поехать в полицию, пока не увидит своего сына. Александр Л. убедил отправиться домой, чтобы успокоиться и решить, что делать дальше.

- Дома ко мне пришло понимание того, что произошло, я выпила тюбик пустырника и уснула. Утром вызвала с телефона Саши такси и уехала за ребёнком. Написала матери, что совершила страшное. Помню, папа задал один вопрос: «Мальчик на Нариманова - это сделала ты?» Я сказала, что да. Тогда он сказал, что надо вызвать полицию. Тем временем позвонила мама Саши и сообщила, что к ней приехали сотрудники полиции. Сказали никуда не уходить, они сейчас подъедут. Я собирала вещи своего ребенка, чтобы отдать его родителям. Я была готова ко всему.

При встрече с правоохранителями Полина призналась, что она была за рулем. На первом допросе адвокатом Полины выступала ее мама, известный адвокат Наталья Глухова. По словам подсудимой, ее мать дважды просила отвезти дочь на медосвидетельствование, на что ей говорили: оснований нет, запаха алкоголя не наблюдается.

На первом же допросе в отделе следствия на Мелекесской девушка сразу же признала свою вину. Лишь после обеда задержанную отвезли на экспертизу на наличие алкоголя в крови. Процедуру, по ее словам, проводили под прицелом видеокамеры.

Вскоре Полина узнала, что ее родители извинились перед отцом погибшего мальчика за совершенное ею и передали ему 35 тысяч рублей на похороны. Вскоре через дядю Ильдара передали еще 65 тысяч рублей. Как оказалось, мама Айрата Рамиля сначала даже не знала об этих деньгах. Сейчас купюры находятся у Муратовых, но они готовы в любой момент их вернуть.

- Я признаю полностью свою вину по части 3 статьи 264 (повлекшее по неосторожности смерть человека), но часть 4 не может быть (повлекшее в состоянии алкогольного опьянения по неосторожности смерть человека), - говорит Полина. - Я не употребляю спиртное, нахожусь в состоянии беременности, а это для меня сокровенное.

«Мама погибшего ребенка никогда меня не простит, я ее прекрасно понимаю»

Далее участники суда пытались пролить свет на нестыковки в показаниях Полины и других допрашиваемых. В частности, подсудимая удивлена, что экс-свекровь испытывала к ней неприязнь еще до 9 мая. Правда, считает, что показания – не что иное, как оговор.

- Денис мне рассказал о приезде к нему моего отца. Пояснил, что папа задал ему вопрос: ты знаешь, сколько сейчас пособие по потере кормильца? Я же Денису ответила: «Знаешь, что отец вспыльчивый, не обращай внимания, у нас все останется, как прежде: я буду привозить Мишу к бабушке, можешь с ними там видеться».

Объяснила Полина и то, почему она не попросила прощения до начала судебных слушаний у родителей.

- Мне запретили им звонить, писать. Есть письма, которые так и не были отправлены маме погибшего. Она никогда меня не простит, я ее прекрасно понимаю, т.к. я унесла жизнь ее сына, - рыдая, говорит Полина. - Пусть она мне даст какой-нибудь шанс. Я должна хоть как-то загладить свою вину - материально, морально – и я это буду делать.

Не подходила к Рамиле раньше подсудимая, опасаясь, что окружающие расценят поступок как желание смягчить наказание, чего она не добивается.

Рамиля же, напротив, заплакала от обиды, что Полина так и не подошла к ней, ей бы стало намного легче.

- Нет раскаяния, вижу, как она ухмыляется на суде. А еще я все время думаю, если бы она остановилась тихонько, то Айрат бы остался жить, может быть, даже инвалидом, но жив!

- Я не показываю здесь, что у меня внутри, на меня идёт поток грязи. Я действительно очень раскаиваюсь, что я унесла жизнь ни в чем неповинного ребенка, - парировала Полина.

Судья Сергей Кочетов уточнил у подсудимой, мешало ли что-либо не нарушать Правила дорожного движения. На что услышал ответ:

- Если бы я ехала по правилам, то ничего бы не случилось. Я видела сигнал светофора, знак «Стоп-линия», пешеходов.

К слову, Полина в свободном рассказе сообщила, что не лишена водительских прав, но с мая за руль больше не садится.

Под занавес адвокат защиты Олег Головастиков представил медицинские справки о состоянии подсудимой, которые говорят о том, что самочувствие порой тяжелое.

30 августа в зале суда начнутся прения сторон.

9152 просмотра

Читайте также