Решение против жизни

3824 просмотра

Проблема подростковых суицидов в России набирает обороты: за минувший год с собой покончили более 700 ребят. Они могли стать учителями или врачами, примерными родителями или художниками…но вместо этого свели счеты с жизнью. О том, что ими двигало и о том,  как можно предотвратить выбор самоубийства – в специальном репортаже «Ульяновской правды».

Пятого марта в рабочем поселке Карсун произошла трагедия. Молодая и красивая 16-летняя Аня из благополучной и обеспеченной семьи внезапно для всех совершила самоубийство. Девушку спасти не удалось. Почти сразу в средствах массовой информации всплыла фраза «Синий кит». Игра, которая, как оказалось, хорошо знакома студентам и школьникам.

Дарья ШАБАЕВА – СТУДЕНТКА УЛГПУ

 «Синий кит» - это игра смерти, где детям и подросткам дают задания, и последнее задание – совершить самоубийство».

Данила КРАСНОВ - СТУДЕНТ КЭИ ПРИ УЛГТУ

 «Я слышал, что «Синий кит» - это игра смерти, игра для тех, кто хочет покончить жизнь самоубийством. Я не знаю, зачем они это делают. Уходить из жизни из-за проблем…глупо».

Екатерина СКОРОХОДЕНКО - СТУДЕНТКА УЛГПУ

«Конечно, слышала, кстати, слышала еще года три назад, когда это не было массовым. Ребята…они отчаявшиеся и ищут какой-то поддержки, а потом заканчивают жизнь самоубийством. Кончать жизнь самоубийством – это плохо».

Екатерина знает о «Синем ките» больше, чем другие – однажды довелось спасти от самоубийства свою школьную подругу. Тревожным звоночком стал напульсник, скрывавший порезанные вены

Екатерина СКОРОХОДЕНКО - СТУДЕНТКА УЛГПУ

«Благо дело, что мы этого человека, можно сказать, спасли, мы нашли ему поддержку. Это было года два назад. Мы стали замечать за ней странные вещи, странное поведение, закрываться в себе…»

Это история со счастливым концом – девочку приняли в компанию ее новые друзья. С играми было покончено. Другим повезло меньше.

Для того чтобы узнать, почему подростков, идущих на этот шаг, стало ощутимо больше, мы обратились к экспертам-психологам, ученым и духовным лицам.

Дарья СОЛОГУБ – КАНДИДАТ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ НАУК, НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ЦЕНТРА КОРРЕЦИОННОЙ И СЕМЕЙНОЙ ПСИХОЛОГИИ

 «С одной стороны да, есть некая социальная тенденция, с возникновением групп смерти. Но на самом деле здесь играет роль группа факторов. Если исходить из традиционной системной семейной психотерапии, то один научных взглядов состоит в том, что суицидальные тенденции кодируются в трех поколениях. Что это значит? Есть такое понятие как «психогенетика». Это психологические особенности, передающиеся из поколения в поколение. На сегодняшний день, не все подростки, даже из тех, кто попал в «группы смерти» идут на этот шаг.  Любые суициды делятся на группы – есть демонстративные варианты, есть варианты, когда ребенок вообще не собирался идти на этот шаг. Желание «вляпаться» в самоубийства кодируется из поколения в поколения. Это не значит, что все предыдущие поколения хотели совершить самоубийство. Все происходит по-другому. Есть такой классический постулат – «Решение против жизни». «Глаза бы мои тебя не видели», «Чем так жить, лучше умереть» - это случайные фразы, которые кодируют дальнейшее поведение человека. Поколение в поколение это растет как снежный ком, и у четвертого поколения не возникает тормозного эффекта, стирается грань между «можно» и «нельзя». Это глобальная проблема, в том числе и внутрисемейная. Если мы говорим про появление групп смерти – за ними однозначно стоят психически нездоровые люди».

Значит ли это, что авторы групп смерти, намеренно находят подростков, запрограммированных с детства на уход из жизни, и подталкивают их к этому решению? Или незримые конструкторы сами – жертвы суицидальных настроений, больные, несчастные люди? Кто стоит за «Синим китом»?

Василий ДРОНОВ – ЗАМПРЕД МИССИОНЕРСКОГО ОТДЕЛА СИМБИРСКОЙ И НОВОСПАССКОЙ ЕПАРХИИ, ПРЕПОДАВАТЕЛЬ УЛГПУ

 «Это очень страшный человек. Скорее всего, по психологическому портрету, это человек очень тщеславный, с патологической жаждой известности. Это человек неглупый, и прекрасно понимающий последствия своих действий. Поэтому свое взаимодействие с интернет-сообществом он строит так, чтобы его минимально можно было зацепить на нарушение закона. Этот человек или группа людей, которым очень нравится делать то, что они делают. И скорее всего эти люди обладают абсолютным гипертрофированным безразличием к другим, им наплевать на последствия своих действий. Тщеславие, эгоизм, внутренние комплексы затмевают все, что они делают».

Удивительно, но люди, которые описывают кураторов «Синего кита» в социальных сетях, говорят о том, что они – тонкие психологи, которые вроде бы пытаются помочь. Но под «помощью» попавшим в трудную жизненную ситуацию скрывается оружие массового поражения, направленное на самые незащищенные души. И законодательно привлечь их к ответственности пока нельзя. Или все-таки можно?

Сергей МОРОЗОВ – ГУБЕРНАТОР УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ

«Хочу отметить, что есть законодательная инициатива, которая расширит область применения статьи доведение до самоубийства. Особенно в части противодействия пропаганды суицидального поведения. Суицид – страшная проблема общества, и президент Владимир Путин указывал на нее еще в 2016, до начала всей этой истории. Вице-спикер Ирина Яровая уже внесла законопроект об уголовной ответственности за доведение до суицида. Но и нам необходимо заниматься созданием мер, которые будут способствовать борьбе с самоубийствами у детей».

Работа по противодействию деятельности групп смерти ведется уже сейчас. Официальные представители УМВД России по Ульяновской области отметили, что по каждому поступившему сообщению в дежурные части органов внутренних дел области об участии несовершеннолетнего в играх суицидальной направленности уже сейчас выезжает следственно-оперативная группа, собирает проверочный материал, который затем направляется в следственное управление с целью правовой оценки.

Но для родителей это слабое утешение. Многие из них узнают о решении ребенка уйти из жизни уже после того, как он сделал роковой шаг. Так как распознать надвигающуюся катастрофу?

Дарья СОЛОГУБ – КАНДИДАТ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ НАУК, НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ЦЕНТРА КОРРЕЦИОННОЙ И СЕМЕЙНОЙ ПСИХОЛОГИИ

«Внезапно не появляется ничего, часто в суете мы просто не замечаем предвестников беды. «Ну подташнивает и подташнивает», а там может быть язва желудка, а тошнота ее предвестница. Есть предвестники и суицидального поведения. Родитель совершенно точно не может заметить, когда у него пропал контакт с ребенком. Тот не делится своими событиями, происшествиями. По мере тех событий, которые происходят в жизни, ребенок что-то постоянно проговаривает родителями. Если этого нет – возможна беда. Есть вариант, когда контакт только «театральный». Детьми проговаривается только то, что хочет слышать родитель. Я демонстрирую желаемое поведение, чтобы получить одобрение, а все негативные элементы умалчиваю. Если твой ребенок рассказывает тебе только то, что хорошо – это повод задуматься. Особенно в группу риска попадают детки, у которых сложности с осознанием своих эмоций. К 10 годам у ребенка вполне сформирован эмоциональный интеллект. Его что-то злит, что-то бесит. Если это не так - уже подозрительно! Или если ребенок рассказывает все только на событийном уровне. Не поделили тетрадку, пирожок. Что почувствовал? Ничего. Все тяжелые воспоминания со временем будут вытесняться. Чем больше ребенок этого всего, тем выше вероятность успеха групп смерти».

Получается, ключевая проблема - это взаимоотношения между отцами и детьми. Отсутствие диалога приводит к накапливанию проблем, затем появляется вот такой вот куратор «Синего кита», и ребенок оказывается в суицидальных сетях. Очевидный способ защитить ребенка – начать его слушать и прислушиваться к его трудностям. Воспитывать, в самом высоком смысле этого слова. А если с этим не справляются родители, на помощь может придти…вера.

МУХАММАД-ХАЗРАТ БАЙБИКОВ - МУФТИЙ

«Когда появляются подобные вещи, они обнажают наши проблеме, которые существуют в молодом поколении, в нашем обществе. Видно, что духовное положение наше очень бедно. У человека совершенно потерялись те ценности, на которые должен обращать внимание нормальный человек. Если смотреть с духовной стороны – это духовная беднота. Необходимо чтобы духовенство начало играть определенную роль в нашей жизни для воспитания подрастающего поколения».

Василий ДРОНОВ – ЗАМПРЕД МИССИОНЕРСКОГО ОТДЕЛА СИМБИРСКОЙ И НОВОСПАССКОЙ ЕПАРХИИ, ПРЕПОДАВАТЕЛЬ УЛГПУ

«С точки зрения православного нравоучения – это один из самых страшных грехов ввиду того что человек сам себя лишает возможности покаяния. Если ты сам отказался от божественной вечности, то кто и как может тебя спасти? Человек настолько пленяется своими проблемами, что отказывается от жизни. До сих пор нет четкой методики профилактики и предотвращения самоубийства – никаких четких методов нет. Но кое-что мы сказать можем. Люди пытавшиеся покончить с собой все как один говорят: «Мы пожалели». Когда летели с крыши и раскаивались в содеянном…»

Раскаяние приходит слишком поздно, и приятого решения уже не отменить. Выживают единицы, и последние минуты тех, кого не удается спастись, омрачаются щемящей болью от трагической ошибки. Человек может пройти через любые трудности, и остаться счастливым. Но смерть перечеркивает все.