Симбирская кругосветка. О чем кричал Стенька Разин и где мужики дерутся по правилам

1703 просмотра

Очередную поездку из-за погодных условий мы решили сделать самой приближенной к трассе Ульяновск – Карсун. И нам удалось запечатлеть много интересного и красивого.


Рядом с трассой проходит, пожалуй, старейший в области регионообразующий исторический объект. Это так называемая Симбирско-Карсунская засечная черта, часть Засеки, ставшей в свое время опорной линией Российского государства. 7 января 1648 года вышел царский указ, в котором говорится: «Лета 7156 генваря 7 дня государь великий князь Алексей Михайлович всея Руси ... указал окольничему и воеводе Богдану Матвеевичу Хитрово быть на своей государевой службе для строения новых городов и засечных крепостей от реки Барыша до реки Волги».

Главными форпостами этого участка стали Симбирск, Тагай и Карсун. Между ними почти сразу стали возникать селения, появилась дорога для подвоза необходимого из центра.

Чуть позже по этой дороге стали гонять к месту отбытия наказания каторжан. В селах через определенное расстояние возникли пересыльные тюрьмы. Одна из таких располагалась в селе Тагай Майнского района.

Советские литературоведы считали, что именно в этом здании по дороге на каторгу ночевал украинский поэт-патриот Тарас Шевченко. Старожилы уверяют, что здесь останавливалась клетка с плененным Пугачевым. Имена Стеньки Разина, Емельяна Пугачева, Пушкина для местных жителей не отвлеченно-исторические, а близкие, почти родственные имена. 90-летняя Елизавета Салмина вспоминает об этом так:

- Дед моего деда рассказывал еще. Когда везли здесь Емельку в клетке из Симбирска, тут вот остановились. Солдаты согнали народ. Мужики все тогда к нему в войско ушли, в селе только бабы, дети и старики остались. Согнали нас, - говорит, - и велели плевать в него и камнями кидать. А мы робеем. И тут Емельян вскинул голову, челку назад откинул и говорит: «Люди! Леса-то у вас какие! Вас больше, чем их! Освободите меня и все наше будет!» Солдаты давай вверх стрелять и плетками нас разгонять! А четверка лошадей в сторону Москвы галопом пошла.

Почему-то современные власти от «тюремного прошлого» нынешней участковой больницы пытаются откреститься. Поэтому и табличка говорит о том, что тут располагалась Земская больница и не упоминает о знаменитых заключенных, которым она некогда давала ночлег. Территория современной Тагайской больницы – исторический комплекс. Здание земской больницы расположено здесь же. Оно было построено по специальному проекту архитектора Шоде. К сожалению, сейчас эти здания невостребованы, отключены от отопления, приходят в упадок и понемногу разваливаются.

А вот и родина знаменитого советского художника Аркадия Пластова. С его именем здесь связано практически все, даже храм. Сейчас в нем проходит выставка Симбирских икон. Представлены работы Григория Гавриловича Пластова.

Первый храм на месте этой церкви построен в 19 веке, потом разрушился от времени и был построен еще один, который простоял до 2016 года. Восстанавливать церковь в разные годы помогал сын Аркадия Пластова, Николай. Поэтому фамилия Пластовых навсегда сроднилась с церковью.

В бывшей церковной сторожке Илья Николаевич Ульянов открыл народную школу, первым преподавателем которой стала женщина-сторож. Здесь получил начальное образование Аркадий Пластов. Школа воссоздана в том виде, в каком принимала маленького Аркашу.

Буквально в нескольких километрах от Прислонихи расположен музейный комплекс, связанный уже с поэзией и музыкой. Рабочий поселок Языково когда-то был вотчиной знаменитых поэтов, вольнодумцев и декабристов - братьев Языковых. Кроме того, эта земля помнит Пушкина, который дважды бывал в гостях у братьев. Есть и другие знаковые имена.

- В 1853 году Языковы построили здесь фабрику. Чтобы выпускать шинельное сукно для российской армии. Потом они продали ее купцу Степанову. Этот Степанов сделал огромный вклад в историю нашего поселка. Он создал здесь Духовой оркестр, открыл музыкальное училище и выписал сюда Зельдина – капельмейстера Московской консерватории, - рассказывает Татьяна УРЕНЦОВА, ЗАВЕДУЮЩАЯ СЕКТОРОМ ХРАНЕНИЯ МУЗЕЙНЫХ ПРЕДМЕТОВ музея «Усадьба Языковых»

Известного актера Владимира Михайловича Зельдина знают многие, однако мало кому известно, что его отец вместе с симбирским купцом основал один из самых прославленных оркестров России, не раз выезжавший на зарубежные гастроли. Степанов был меценатом. Кроме оркестра он строил школы и больницы, занимался организацией духовного воспитания сельчан. Кстати, оркестр в Языково существует по сей день, и в этом году ему исполняется 120 лет.

Парк при музее, в свою очередь, хранит следы рачительного хозяйствования Языковых. Здесь находилась барская усадьба, здесь, на южном склоне горы, была оранжерея, снабжавшая дворян лимонами и помидорами. Здесь же покоится часть дворянской семьи.

К сожалению, в годы революции крестьяне сожгли усадьбу, остался только фундамент. Теперь он – часть музейного комплекса и, одновременно, сцена, на которой проходят все летние мероприятия, проводимые музеем, в частности, Пушкинский праздник.

Сегодня власти Ульяновской области всячески поддерживают музейный комплекс. Здесь часто бывает губернатор Сергей Морозов. Помогают и меценаты.

Расставаться с таким красивым местом, буквально пропитанным Российской историей не хотелось. Мороз и солнце делали контрастно-красивым каждый предмет и куст, на который падал взгляд.

Однако нас ждало село Урено-Карлинское, тоже уникальное. Причем, уже во всероссийском, если не мировом масштабе. Традиции этого села до сих пор толком не исследованы. Начать стоит с того, что здесь до 1984 года сохранялся обычай старинного кулачного стеношного боя. До сих пор живы мужики, которые были участниками этого исконно русского состязания.

ЖИТЕЛЬ СЕЛА УРЕНО-КАРЛИНСКОЕ Николай СУТЫРКИН рассказывает об этом так:

- Мы еще учились в школе. У нас ребятишки ходили. У нас Чайка вот тут была, магазин. Вот собирались у Чайки. Было разделено: Холмогоры, Теньковка, Малый Урень и Копышовка. А у нас – Белозерье, большая дорога и самый Урень. Дрались куча на кучу. Просто по-дружески. Заходили отсюда гурьбой и оттуда гурьбой. Просто. Сначала разнимали, а потом уже вылетали большие. Взрослые мужики! И человек по 30, по 40 даже в толпе было.

Драка велась по правилам: лежачего не били, палок, свинчаток, кастетов в руку не брали. Ногами бить было нельзя. Если кто-то нарушал правила, его били в наказание свои же. Были тут «записные» силачи, которых специально приглашали. В основном в стеношном бою использовались прямые удары, которые старики определяют, как «удар на шаг», «удар на расшаг», «стой там иди сюда». Последний – особенно страшен. Одной рукой противника хватали за ворот и дергали на себя, другой одновременно били, как бы отталкивая. Это увеличивало силу удара вдвое.

До сих пор мужики из этого села славятся умением драться. Техника боевого искусства Симбирского села еще ждет своих спортивных исследователей.

Есть в селе и другая, не менее интересная традиция. Некогда здесь практически в каждом доме валяли валенки. Промысел окончательно исчез совсем недавно. Однако еще живы мастера и их потомки-подмастерья:

- Самый главный промысел у нас в селе был – это валяние валенков. Свое детство я провела вместе с отцом и всегда видела, как он этим занимался. Конечно, это трудная работа, но это был доход для семьи. Он валял в своем селе, потом уезжали куда-то далеко, там валяли, продавали эти валенки, уезжали надолго, а приезжали с гостинцами, мы его встречали, радовались! -поведала нам Лидия ЛЕБЕДЕВА, ДИРЕКТОР УРЕНО-КАРЛИНСКОГО ДОМА КУЛЬТУРЫ.

Те, кто уходил на отхожий промысел, знали тайный язык. Этот язык в местных в Урено-Карлинском называют «пантюх». На нем можно было договориться обо всем и точно знать, что тебя не поймет никто. Нужно это было, чтобы в чужом селе, на заработках, договариваться о чем-то тайно. Например, плохо платит хозяин за валенки, нужно его наказать за это. Вот мастер и говорил подмастерью: «Поклюшь, шиварки-ти, в скребы! Люкшее выхлют, жулы-ти!» И парень в заготовку для валенка добавлял картошки. Из-за крахмала валенок очень быстро валялся, выглядел крепким и красивым, однако, стоило ему намокнуть, он расползался прямо на ноге.

Урено-Карлинское – это поле для исследователей традиционной культуры, антропологов, краеведов и культурологов. Пока ульяновскими учеными Михаилом Матлиным и Павлом Сакирко снят лишь мизерный пласт огромного богатого пласта традиций села.

Перед тем, как вернуться в Ульяновск, мы решили доехать до одного из самых удивительных мест Майнского района — «урочища Еделево». В 1653 году здесь, на берегу речки с библейским названием Иерусалимка, были пожалованы земли семи мордовским мурзам, принятым «на государеву службу». Вскоре большая часть земель осталась за одним из них — князем Еделевым, основавшим здесь деревушку. Сейчас от деревни осталась только церковь, построенная в 1895 году. Проектировал ее симбирский архитектор Виктор Людвигович Ивановский. Она не действует со времен советской власти. Странно видеть храм посреди почти безжизненного поля. Тем не менее, в церкви стоят иконы и зажигают свечи...

Подробнее смотрите в видео

Читайте также