Персона дня. Поэт с 70-летним стажем Анатолий Юман

574 просмотра

Анатолий Юман – член Союза писателей СССР и РФ, член Союза журналистов, Заслуженный работник культуры РФ, Чувашский народный академик, член Совета старейшин Чувашского национального конгресса, Почётный гражданин Цильнинского района в прошлом году отметил 85 лет. Но он продолжает радовать своими произведениями. «Пока пишется, надо творить», - говорит поэт.


Анатолий Фёдорович Ермилов – известный чувашский поэт, которого больше знают под псевдонимом Юман, живёт в селе Большое Нагаткино Цильнинского района Ульяновской области. Более 70-ти лет он «служит» поэзии.

Дети его разъехались - и остался он один, наедине с книгами, мыслями и неиссякаемым творчеством.

Анатолий Фёдорович показал нам плоды своих творений. Всего у него вышло 67 книг на чувашском и русском языках. Его произведения переводили ульяновские писатели и поэты.

Анатолий ЕРМИЛОВ (ЮМАН) – ЧУВАШСКИЙ ПОЭТ:

Время. Перевод Николая Евстафьева.

Проходит день, в делах ли ратных

Иль в мирных подвигах труда —

В пучину века безвозвратно

Уходят сутки навсегда.

Жестоко время, бурны годы,

Не раз громады гордых скал,

Дворцов старинных стены, своды

Столетний ветер низвергал.

Но чувства радости и боли,

Труд и дерзание умов

Бессмертны, как мечты о воле,

Как время вечное само.

Листая книги поэта, перед глазами вырастают живые образы его современников, их жизнь, события века. Он посвятил свои стихи прославленным космонавтам, учителям, поэтам, а также своему родному селу и тем, кто в нём живёт.

Анатолий ЕРМИЛОВ (ЮМАН) – ЧУВАШСКИЙ ПОЭТ:

- У нас в деревне жил старик один. Его все «москвичём» звали, он первый посетил Москву, поработал там дворником, потом когда вернулся, его все называли «москвичём».

Москвич.

С кличкой под таким названьем

Жил у нас в селе старик.

Выглядел он с виду славно, -

Хоть был ростом невелик.

А в Москву в былые годы

Он попал лихой судьбой.

Наводил порядок всюду

Наш земляк простой метлой.

То ли в самом деле, верно,

Пошутил ли кто потом:

Говорили, он был первым

Настоящим москвичом.

И прилипла кличка громко

Навсегда к нему, как клей.

Донесли ее потомки

Сквозь года до наших дней.

А сегодня что я вижу –

Жить в Москве большая честь –

Стала нам столица ближе, -

Земляков и там не счесть.

 Сорняками зарастало

Поле хлебное при том.

Неужели село стало

Коллективным москвичом?

В комнате на стене висят пожелтевшие от времени портреты родителей:  Федора Леонтьевича и Степаниды Ильиничны Ермиловых – учителей Среднеалгашинской начальной школы, которую построил чувашский просветитель Иван Яковлевич Яковлев. Здесь же в стенах школы, где не только работала, но и жила семья Ермиловых, родился Анатолий. Спустя некоторое время Фёдор Леонтьевич стал заведующим этим учебным заведением. Но недолго им руководил, в 1937 году, когда Анатолию было всего пять лет, он, серьёзно заболев, умер. Степанида Ильинична осталась вместо мужа заведовать школой, заодно была секретарём первичной партийной организации, позже работала и в Новых, и Средних Алгашах. В первый класс Анатолий пошёл в родных Средних Алгашах. Далеко в школу бегать не надо было: дверь открыл – и ты уже в классе.

После окончания начальной школы, Анатолий поступил в Староалгашинскую семилетнюю школу, которая находилась в пяти километрах от Средних Алгашей.

Анатолий Фёдорович хорошо помнит, как сначала мечтал стать художником: рисовал плакаты, выпускал настенную газету. Однажды написал в «Пионерскую правду» - газету, которую читали все пионеры страны, приложив к письму свой рисунок под названием «Пионеры выпускают настенную газету». Правда, в газете он не был опубликован, но зато ему ответил известный народный художник Дементий Шмаринов, в письме он дал рецензию на рисунок юного художника. Анатолию было приятно узнать, что акварелью он писал правильно.

А потом классная руководительница организовала литературный кружок. Когда-то она училась в Симбирской чувашской школе, где учителем литературы был Константин Иванов – чувашский поэт, автор известной поэмы «Нарспи». Эту поэму в детстве Анатолий Фёдорович знал почти всю наизусть.

На первом занятии литературного кружка учительница открыла томик Пушкина  и экспромтом прочитала поэму «Руслан и Людмила» на чувашском языке. Потом она сказала, что Пушкин тоже знал чувашский язык. Конечно, это была шутка. До этого Анатолий читал пушкинские сказки, которые были в школьной библиотеке, а про «Руслана и Людмилу» узнал впервые.

Анатолий ЕРМИЛОВ (ЮМАН) – ЧУВАШСКИЙ ПОЭТ:

- Я очень внимательно слушал эту сказку и думал: «Так ведь и я смог бы писать на своём языке». Мне показалось, что это очень просто. Попробовал перевести «У Лукоморья дуб зелёный». Когда я вернулся домой, на другой день начал писать стихи. Но, оказывается, писать не так просто. Я целый день возился над одним стихотворением, которое было о том, как кузнецы встречали Октябрьский праздник, с каким-то вдохновением.05:15

С тех пор Анатолий Фёдорович постоянно пишет. После окончания школы из-под его пера вышла поэма «Путёвка», которая родилась по рассказам матери, которая отдыхала по санаторно-курортной путёвке в Крыму на берегах Ялты. А потом он влюбился в свою одноклассницу и тоже посвятил ей стихотворения. Анатолий Фёдорович их опубликовал спустя 45 лет.

Произведение «Коллективный труд», рождённое в это же время, поэт осмелился показать редактору районной газеты Михаилу Ивановичу Нюдееву. Оно было напечатано, правда, сильно отредактированное и под названием «Колхозные частушки». Через некоторое время Михаил Иванович принял 15-летнего мальчишку в редакцию в качестве ученика ответственного секретаря. Но Анатолий проработал там недолго, всего месяц, потом заболел, условия были плохие, помещение практически не отапливалось. Мать, когда узнала об этом, больше не пустила сына в редакцию. Анатолий продолжил образование в Среднетимерсянской средней школе. Но и писать стихи и рассказы он тоже не переставал, которые печатались почти в каждом номере районной газеты.

Тогда, кстати, в районной газете работал будущий именитый чувашский писатель Владимир Леонтьевич Цирюльников (Садай). Он и был наставником Анатолия Фёдоровича: учил, как писать стихи, анализировал его работу. Но после публикации первого романа «Лётчики» в республиканском журнале Цирюльников уехал в Чебоксары.

После окончания средней школы в 1952 году Анатолий Фёдорович вернулся в родную редакцию. Редактором на тот момент была Зинаида Митрофанова.

Спустя некоторое время юного журналиста направили в Казанскую высшую партийную школу на 6-месячные курсы журналистов. По возвращению ему предложили должность редактора газеты, но он отказался: ему ближе было заниматься творчеством, а не редактировать.

На 5-м съезде чувашских писателей народный поэт Чувашии Пётр Хузангай впервые озвучил псевдоним Анатолия Фёдоровича – Юман.

Анатолий ЕРМИЛОВ (ЮМАН) – ЧУВАШСКИЙ ПОЭТ:

- До этого у нас с ним была встреча. Я, говорит, слышал, что твою поэму будут печатать. А какой псевдоним поставишь? Ермилов – не поэтическая фамилия. Надо что-то национальное. Я и говорю, что в районной газете фельетоны подписываю псевдонимом Юман. Так моего отца назвали родители, чтобы долго жил, как дуб.

С тех пор все произведения поэта публиковались под  псевдонимом Юман. На тот момент Анатолий Фёдорович был женат на Ольге Степановне, она работала педагогом в Новых Алгашах. У них родились двое сыновей и две дочери. Первенца Сергея назвали в честь поэта Есенина, дочь Надежду – в честь Крупской, а младшего сына Володю – в честь Ленина.

Анатолий Фёдорович всегда являлся активным общественным деятелем по сохранению и продвижению чувашской культуры. В 1989 году в регионе благодаря его стараниям было организовано просветительское общество имени Ивана Яковлевича Яковлева. Тогда же члены общества открыли чувашскую передачу «Еткер» на местном телевидении и областную чувашскую газету «Канаш». Первый номер пришлось подготовить Анатолию Фёдоровичу, но затем от места редактора отказался и потом четыре года до пенсии был заместителем редактора.

Уже в 2000-е годы Анатолий Юман  неожиданно удивил  всех поклонников таланта своими сонетами. Всему виной его муза, та самая, которой он посвящал стихи в школе. После того, как в его семье случилось горе: одна за другой ушли из жизни старшая дочь Надя и жена, друзья семьи решили помочь Анатолию Фёдоровичу пережить трагедию. Они нашли его первую любовь Марию Уртемееву. На тот момент она тоже была одинока. Спустя 45 лет они встретились. Приятные воспоминания, вдохновение подтолкнули поэта к написанию сонетов.

Сегодня Анатолий Фёдорович продолжает писать. В этом году поэт надеется выпустить отдельной книгой повесть о своём детстве.  Недавно он отдал набирать рукопись в редакцию газеты «Канаш» - своим верным помощникам.

Мы желаем Анатолию Фёдоровичу крепкого здоровья и дальнейших творческих успехов!

 

Ирина Антонова, Константин Никитин