Мама сбитого 9 мая мальчика: «Мне стыдно жить. Я поменялась бы с сыном местами…»

Сегодня в зале Ленинского районного суда по уголовному делу о смертельной  аварии на Нариманова, 106 в День Победы завершилось следствие. В прениях СМИ было дозволено снимать на видео всех участников процесса. Держали последнее слово все – от гособвинителя до подсудимой. Она, как и мать Айратика, не могла сдержать слез.

Но сначала адвокат подсудимой Олег Головастиков внес смуту в логичный ход дела. Он попросил приобщить к делу видеозапись работы светофора на месте ДТП, снятую им, правда, 21 июня.  Она, на его взгляд, даст более объективную картину ЧП.  На кадрах видно, что за 6 секунд красного сигнала светофора для водителей, загорается красный сигнал для пешеходов. Как известно, Полина говорила о последних трех секундах, горевших для водителей в момент столкновения.  Тем самым адвокат склоняет к тому, что Айрат шел по зебре на запрещающий сигнал светофора.

Судья Сергей Кочетов согласился посмотреть видеозапись, после которой услышал от Ильдара, что вскоре после аварии на месте работали дорожные службы и явно корректировали работу светофора. К тому же в вечернее время объект работает иначе, нежели днем, в частности, в 16.41 когда производил съемку Головастиков.

- Какое это имеет значение? – недоумевал судья.


А гособвинитель Игорь Булгаков и вовсе заверил, что адвокат защиты противоречит показаниям подсудимой, заверявшей на днях, что проехала на красный свет. Видео не приобщили к делу, а после 10-минутного перерыва адвокат Полины  уже о нем не упоминал.

Далее Ильдар просил через суд возместить ему расходы на адвоката, на что подсудимая без промедления ответила: готова возместить все траты.

Таким образом, судебное следствие завершилось и начались прения.

 

Нет алкоголя в крови – нет высшего наказания

Первым держал слово заместитель прокурора Ленинского районного суда. Игорь Булгаков неожиданно сообщил, что отказывается от части 4 статьи 264 (нарушение правил дорожного движения лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека)  и настаивает на более мягкой - части 3 (повлекшее по неосторожности смерть человека). Объяснил он свое решение тем, что согласно букве закона невозможно оспаривать результаты медосвидетельствования, показавшего отсутствие алкоголя в крови подсудимой.

- Показания потерпевших и свидетелей считаю достоверными, и они должны лечь в основу обвинительного заключения, - резюмировал Игорь Булгаков.

Наконец, гособвинитель озвучил наказание, которое должна понести обвиняемая - 3 года лишения свободы с отбыванием срока в колонии-поселении, запрет на управление транспортным средством сроком на три года. Кроме того, попросил включить в три года заключения то время, что Полина Г. провела под домашним арестом.

Адвокат потерпевших Екатерина Смеречинская добавила, что вина подсудимой полностью доказана. Неоспорим тот факт, что мальчик переходил пешеходный переход на зеленый сигнал светофора. К тому же полагает, что на видео с АЗС ни о каком стрессовом состоянии Полины не может быть и речи. Это лишь способ смягчить наказание.

- 1 сентября Айрат пошёл бы в школу. У родителей большое горе. Папа ещё держится, а маме тяжело настолько, что она отказывается от гражданского иска на возмещение морального вреда. Никакие деньги не восполнят ее утрату, - сказала Екатерина Геннадьевна.

 

Отец погибшего мальчика: «Ради чего теперь жить?»

Далее взял слово отец погибшего Айратика, свидетель той жуткой трагедии. Он, как и подобает мужчине, сдерживал эмоции, но слушать его все равно было крайне тяжело.

- Через пару дней мы должны были вести в школу двоих детей, а поведем одного. Что же мы такого натворили, что нас так наказали? – сокрушается Ильдар М. -  Я теперь не вижу смысл ходить на работу, жить. Все мы живём и работаем ради детей, а теперь зачем? Дочь стала другой: у нее появился страх перед машиной, даже когда едет со мной в машине говорит: «Не гони».

Тем временем подсудимая, спрятав лицо в волосах, всхлипывала, впрочем, как и мама погибшего мальчика. Потому несчастной женщине  разрешили сказать последнее слово после 10-минутного перерыва.

 

Мама Айратика: «Я не прощу ее,  и она это знает»

- Я потеряла самого близкого человека. За четыре месяца мне не стало легче, - начала, рыдая, Рамиля. -  После последнего заседания Полина подошла ко мне, просила прощения. Но я знаю, что я ее не прощу, и она это знает.  Возможно, она раскаялась где-то в глубине души.  Моего сына не вернуть. Мне будет мало любого наказания, даже пожизненного. Если будет мягкое наказание, то люди подумают, что беременная может творить за рулем что угодно.

По словам женщины, в шкафу до сих пор лежат вещи сынишки, а в углу стоит его портфель – у матери просто нет сил его убрать.

- Я хочу только одного – чтобы мой сын был жив, но это все не страшный сон. Сколько раз я говорила Айрату - береги себя, я не смогу без тебя. А Бог мне сейчас доказывает, что могу. Мне стыдно жить. Я бы поменялась с ним местами… Даже ей я не желаю испытать то, что испытала я. И ни одной женщине не желаю такого горя.

Потом Рамиля сказала, что многие ульяновцы поддерживают: говорят добрые слова на улице, пишут сообщения в соцсетях, но всем она не в силах ответить. Она благодарна каждому за поддержку.

- Мне сейчас очень не хватает Айрата. Ей с этим жить до конца дней, она это не забудет никогда. Она разрушила счастье двух семей - нашей и своей, - добавила мать погибшего.

 

Олег Головастиков: «От решения суда зависит будущее Полины и ее детей»

Адвокат Полины согласился с позицией гособвинителя  об отказе от части 4 статьи 264 УК РФ. Позиция, по его словам, правильная, т.к. основана на законе.

- Это не снимает ответственности с моей подзащитной, при этом не должно быть завышенного обвинения, - пояснил Олег Головастиков.

По его сведениям, статистика ДТП, в которых гибнут дети, в Ульяновской области плачевная. За последний год ушли из жизни около 2 тысяч детей, а за восемь месяцев этого года количество трагических случаев выросло на 21 процент.

Тем не менее Олег Николаевич просит суд учесть, что изменится жизнь подсудимой после вынесения приговора.

- Полина плохо понимает, с кем останется сын Миша, как и где ей рожать. Дай бог, чтобы она доносила ребенка. Вина уже есть в любом случаев, - считает адвокат. – Не думаю, что лишение свободы облегчит состояние семьи потерпевших, не станет  для них моральным возмещением того, что они утратили.

Он также просил учесть при назначении наказания, что Полина способствовала пояснению картины произошедшего. Нашел он объяснения действиям своей подзащитной в тот роковой вечер, почему скрылась и смывала кровь с капота авто.

- Страх - это серьезный выброс адреналина в кровь. Человек может попасть в ступор, у водителя руки и ноги не работают, он теряет контроль над управлением автомобиля. Это объясняет действия Полины при ДТП.  Через секунду приходит понимание, что на капоте лежит человек. Когда останавливаешься и видишь, что это ребенок, то испуг увеличивается. Дальнейший контроль за ситуацией был утрачен, - говорит Головастиков. – То, что движения во время смывания крови с капота четкие, не говорит о том, что это не состояние шока.

Защитник также добавил, что в деле имеются документы о состоянии беременной подсудимой, а также о заболевании ее сына Миши. Двухлетний ребенок недавно проходил лечение в стационаре.

Наконец, адвокат Головастиков настаивает на наказании, озвученным гособвинителем, но с отсрочкой - до достижения ребенком Полины 14-летнего возраста.

 

Полина: «Я буду жить с этим всю жизнь»

Перед последней речью подсудимая, смахивавшая все это время  слезы, попросила перерыв, чтобы успокоиться.

Рыдая, беременная девушка первым делом попросила прощения у родных Айрата и сказала, что готова им всячески помогать, но при этом не  хочет терять связи со своими детьми.

- С этим я буду жить всю свою оставшуюся жизнь, - сказала девушка. – Прошу отсрочить наказание, пока ребенку не исполнится 14 лет.

Уже завтра судья Сергей Кочетов обещал огласить наказание.

Фото и видео: ulpravda.ru

51651 просмотр

Читайте также