Псу под хвост, или Что делать с бездомными животными

 Запуск в России с 1 января 2020 года новой схемы обращения с бездомными животными в рамках вступившего в силу закона «Об ответственном обращении с животными» находится под угрозой срыва, заявляют зоозащитники. Умерщвление животных запрещено, вместо этого предстоит проводить их отлов, стерилизацию и вакцинацию. 

Однако практически во всех регионах страны статья расходов по организации системы отлова и деятельности приютов для животных не была учтена при формировании бюджета, поэтому на приюты не хватит средств.

Ранее в законодательстве большинства субъектов РФ не содержалось запрета на умерщвление таких особей, что вызывало возмущение зоозащитников. После принятия закона «Об ответственном обращении с животными» единственным способом регулирования численности бездомных животных стала схема ОСВВ (отлов - стерилизация - вакцинация - выпуск), подразумевающая содержание животных в приютах.

Взаимоисключающие параграфы

В СССР отловом бездомных животных занимались специальные службы городского хозяйства. Животные умертвлялись в герметичном кузове грузовика с помощью газа или инъекции дитилина. Привлекались и охотники.

После распада СССР начался хаос.

В 1987 году была принята Европейская конвенция по защите домашних животных, после этого в российском уже УК появляется статья 245. Теперь убивать животных можно только в целях самозащиты. И нет, регулирование численности не самозащита, а задачу эту, меж тем, никто не снимал.

То есть регулировать нужно, а убивать нельзя. С начала 1990-х. Собственно, в 1994 году в Ульяновске было принято постановление, по которому бездомные кошки и собаки подлежат только отлову (осуществляет муниципальное предприятие).

Уже отлов, не убийство, но куда девать отловленных? Ни один нормативно-правовой акт на протяжении четверти века (!) не давал ответа на этот вопрос. В 2000-е в России попытались впервые принять закон, регулирующий отлов бродячих животных, но на него было наложено вето. К обсуждению не возвращались еще 18 лет.

В регионах за эти годы сложилась своя, лукавая система регулирования численности кошек и собак - муниципалитет размещал закупку на отлов животных, ее выигрывала частная компания, а что догхантеры (само слово появилось неспроста) делали с животными, то муниципалитет уже не интересовало.

Лукавая - потому что животных все равно убивали, но не руками муниципалитета. О том, насколько этично было намеренно закрывать глаза на нарушение ст. 245 УК РФ (даже в целях защиты населения от бродячих стай), сейчас говорить уже нет смысла.

В Ульяновске отловом на протяжении многих лет занимается одна компания - ИП Мадьянкин. О ней мы уже рассказывали (и к деятельности предпринимателя множество вопросов), но повторяться не будем; в конце концов, окажись на его месте любой другой предприниматель, ситуация была бы ровно такой же.

Никогда такого не было, и вот…

Потому что - как снег на голову! - все-таки был принят закон «Об ответственном обращении с животными» (отложенный в начале 2000-х). В прошлом году он вступил в силу. И в нем впервые за четверть века все прописано вполне четко: животных нужно отлавливать под средства видеофиксации, затем помещать в приюты, затем стерилизовать. Закрывать глаза уже не получится.

Понятное дело, что в Москве с приютами все в порядке - их там 13, но ведь законы принимаются не только для Москвы.

А в регионах приютов нет. Власти Краснодара только в декабре озаботились вопросом строительства приюта, а власти Саратова - в ноябре. Нет денег на строительство приюта на Камчатке - а там 28 ноября (в Вилючинске) 11-летнюю девочку едва не разорвала стая бродячих собак. В Приамурье даже подготовили методические рекомендации по созданию приютов - только приютов не создали. Нет ни одного приюта в Новокузнецке. Самара, Красноярск, Магнитогорск - никто не знает, как выполнять новый закон.

Ход конём

Ульяновск, по праву считаясь одним из самых креативных городов страны, и решение проблемы придумал креативное - чтобы не строить приюты, было решено… разрешить охоту на собак и кошек! То есть сделать их охотничьим ресурсом. Без шуток - министр природы и цикличной экономики Дмитрий Федоров тогда говорил, что «…(собаки и кошки) являются вредителями охотничьего хозяйства, наносят вред биоресурсам и представляют опасность для человека…» В областном охотсовете понимающе кивали головами.

Вот и на совещании в Общественной палате Дмитрий Федоров и уже знакомый нашим читателям по фантастической истории с выдачей лицензий на кабанов Евгений Лисов говорили о том, что, дескать, одичавшие животные поменяли свою кормовую базу, начали обладать признаками дикой фауны и конкурировать с лесными зверями. А то, что смена кормовой базы совпала с принятием нового закона, - это, наверное, такие шутки матушки-природы.

Им, конечно, не поверили; слова о «вреде биоресурсам» звучали как попытка обойти новый федеральный закон. Но креатив оценили на федеральном уровне: десятки телеканалов, газет, интернет-СМИ по всей России вдоволь поглумились над новым законом, пока прокуратура наконец не завернула его. Там изобретательность не оценили. Не оценили ее и зоозащитники - уж они-то сразу поняли, откуда уши растут.

А что приюты-то? А ничего.

Шах и мат

Не подумайте, что закон в принципе неработоспособен - он отлично реализуется в Москве, Казани, Санкт-Петербурге... В остальной России по причине более скромных бюджетов с бродячими собаками за десятилетия привыкли бороться «по-сталински», и насильно затащить субъекты в светлое, гуманное будущее можно будет только ценой колоссальных материальных затрат.

А где взять деньги на собак, если их и на людей-то не всегда хватает? В Москве на собаку, как рассказал Сергей Мадьянкин (тот самый ИП Мадьянкин), и мы проверили его слова, выделяют 25 000 рублей. У нас - в 20 раз меньше. Реальные затраты на отлов животных в Ульяновской области - около шести миллионов в год. Это в десять раз меньше, чем стоит строительство одного приюта (по тендерам - от 63 до 130 миллионов в других регионах - можете проверить сами).

Подытожим: на строительство приютов денег нет, закрывать глаза на отстрел и поправку с 1 января не получится, обойти закон «по-сталински», приравняв собак к охотресурсам, не дает прокуратура. Напомнить, как это называется в шахматах?

…А с 1 января закон неизбежно вступит в силу.

Чем это все может закончиться? Можем посмотреть на примере Саратова: там сработали на опережение, 24 апреля внесли изменения в свое положение о порядке отлова и содержания безнадзорных животных. Результат: отлов животных в городе не ведут уже три месяца. Соломоново решение: раз не можем помещать в приюты и стерилизовать, то и отлавливать не будем. Выход ничуть не менее изящный, чем предложение приравнять к охотничьим ресурсам. Тем временем депутаты Нижнего Тагила и вовсе предложили увозить животных после чипирования в Екатеринбург или Москву, раз закон федеральный.

Шутки шутками, а делать-то что? Или немедленно искать около 60 миллионов на создание приютов, или смириться со стаями голодных животных на улицах, которые вполне могут кого-нибудь загрызть. В редакцию регулярно поступают жалобы на стаи бродячих собак, обитающие во дворах и угрожающие безопасности жителей.

Битва мнений: за и против отстрела бездомных собак

Волонтеры приюта «Лапа помощи» из поселка Октябрьского бьют в колокола: их четверолапых друзей отстреливают дротиками с ядом или увозят в неизвестном направлении. В числе последних оказалась Ириска - собственность кафедры микробиологии УлГАУ, утверждает зоозащитница Екатерина Фахертдинова.

О непростой ситуации с отловом собак в поселке Октябрьском прошлым летом узнал даже Владимир Путин. На глазах у 13-летней Вари Бабичевой около магазина постреляли собак, погрузили в машину и увезли. После этого ошеломленная школьница написала обращение президенту с просьбой остановить жестокое обращение с братьями нашими меньшими.

Как стало известно редакции, местные зоозащитники подготовили обращение в администрацию Чердаклинского района с просьбой допустить их к отлову бродячих собак в качестве наблюдателей, чтобы избежать убийств прирученных дворняг впредь.

4024 просмотра

Читайте также