Бывший главврач ЦК МСЧ Демин: «Я сам догадался, что врачи пытались скрыть ЧП с формалином»

Сегодня в уголовном деле о гибели 28-летней Екатерины Федяевой после плановой операции в медсанчасти прояснились новые подробности. Показания в Засвияжском районном суде давал Владимир Демин, занимавший в марте этого года пост главного врача больницы и лишившийся его после формалинового скандала. Руководитель считает, что персонал скрывал ЧП. Хотя каждый участник операции немедленно должен был доложить о случившемся.

На очередном заседании сложно заметить волнение на лицах подсудимых и потерпевших (в зале присутствовал вдовец Игорь Федяев).  Слегка волновался лишь свидетель Владимир Демин. Ему о ЧП с формалином сообщила оперировавшая пациентку завотделения Валентина Родионова лишь на следующий день в 7.15 утра.

- Она мне рассказала, что после введения формалина состояние пациентки тяжелое. Нужна помощь, - сухо пояснил Владимир Петрович. -  Я, как главный врач, начал предпринимать действия: сообщил министру здравоохранения, заместителю главврача медсанчасти Вере Чивильгиной, пригласил специалистов для консилиума.

В разговоре с главным врачом медучреждения Валентина Родионова пояснила, что медсестра случайно зарядила в лапароскопический аппарат формалин вместо физраствора. Определили подмену во время операции и промыли полость пациентки 10 литрами физраствора. Правда, на уточняющий вопрос адвоката потерпевших Сергея Сучкова про вливаемый раствор свидетель поправился: вливали все же очищенную воду. При этом Владимир Демин не мог объяснить, почему врачи использовали дистиллированную воду, предназначенную для обработки инструментов. Флаконы с физраствором - хлоридом натрия - должны были быть в наличии, уверяет Демин.

Нарушение инструкции налицо

Явное нарушение должностной инструкции операционной медсестрой Ольгой Зубрилиной (Карбышева) узрел и экс-руководитель ЦК МСЧ.

- Медсестра должна была прочитать вслух все, что написано на флаконе, показать флакон и оперирующему врачу – заведующей отделением Валентине Родионовой, и всей бригаде, - уточнил Владимир Петрович.

Даже после того, как произошла трагедия, участники операции не рассказали о случившемся коллегам и руководству. Почему?

- Родионова считала, что никаких пагубных последствий не будет, состояние пациентки на тот момент было не критичное, полагала, что принятых мер достаточно для стабилизации ситуации, - пояснил за подсудимую, пока хранящую молчание, экс-руководитель медсанчасти.

Насколько четко прописано в должностной инструкции обязанность медработников докладывать о чрезвычайных ситуациях главврачу и его заместителю, Демин не знает. Правда, не раз акцентировал внимание на том, что сделать это должен был каждый из очевидцев «просто по-человечески».

Далее адвокаты подсудимых задавали свидетелю нужные вопросы - чтобы увести удар от их подзащитных. Сергей Хутарев (защита реаниматолога Артура Алимова), можно сказать, убеждал суд, что его подопечный – заведующий другим отделением – по субординации не должен был сообщать о случившемся руководству. Об этом спрашивала и Валентина Стулова (защита Гельназ Жалалетдиновой). Юрий Родионов (защита Ольги Зубрилиной) сетовал на то, что его клиентка ознакомилась с должностной инструкцией операционной медсестры до назначения ее на должность. А Нина Костина (защита Валентины Родионовой) и вовсе попросила судью продемонстрировать вещдоки – флаконы с очищенной водой и формалином. Да, внешне они, возможно, похожи, но надпись на них отличается, впрочем, как и их объемы: очищенной воды налито 400 мл, а формалина – 350 мл. Обывателям разница, пожалуй, не заметна, но персонал, который работает с растворами каждый день, должен без труда их отличать, убеждена адвокат Родионовой.

 

Знала, почему состояние ухудшается, но молчала?

Да, беда случилась. И возможно, доктора на самом деле думали, что 10 литров очищенной воды избавят пациентку от пагубного воздействия формалина. Но почему не сказали о ЧП в 10 вечера того же дня, когда Кате Федяевой стало хуже? Следила за состоянием пациентки дежурный врач – гинеколог Гульназ Жалалетдинова, присутствовавшая на роковой операции. Демин говорил, что врачи-реаниматологи, пытавшиеся стабилизировать ситуацию, не понимали, почему терапия не действует. Жалалетдинова, знавшая о введенном формалине, о ЧП в операционной не сказала. Не сообщила об ухудшении здоровья в тот же вечер и вышестоящему руководству, пояснил Демин. А ведь уже в полночь 28-летнюю пациентку перевели в реанимацию.

На прямой вопрос адвоката Алимова Сергея Хутарева, знал ли главврач о договоренности участников операции скрыть происшествие, Владимир Петрович замялся и признался, что вопрос сложный.

- Раз они не сказали об этом, значит, пытались скрыть, – наконец, предположил экс-руководитель Демин. – Конкретно - нет, мне не говорили об этом, но я сам догадался, что пытались скрыть.

Впереди показания экспертов. Возможно, их слова прольют свет на то, можно ли было спасти жизнь Екатерины Федяевой после влитых в нее 10 мл формалина.

Судебные заседания продолжаются…

Фото: ulgov.ru, ВК

6920 просмотров