Мое дело. Как Марина Ибрагимова дважды уходила в тень, но вернула к жизни редкую профессию

Очередная героиня авторского проекта ulpravda.ru «Мое дело», окончив школу, отправилась в другой город получать профессию модельера-конструктора. Ведь тогда, в 80-е годы прошлого века, изготавливать модную одежду было модно. Сейчас эта профессия, на ее взгляд, умирающая, но Марина делает все возможное для сохранения ее престижа.

 

- Мне с юных лет нравились вещи, сшитые или связанные собственными руками. Я любила рассматривать зарубежные журналы, в которых были фотографии и рассказы о модных платьях и костюмах, - рассказала нам Марина Ибрагимова. – Поэтому для себя твердо решила: вырасту - стану модельером-конструктором.

 

Но для этого пришлось покинуть родной город.

 

- Школу я окончила в 1986 году, но не стала поступать в Ульяновское профессиональное училище № 5, - пояснила собеседница. – Там обучали профессии «вязальщица», а я хотела быть модельером-конструктором. Сначала пыталась поступить в специнститут в Москве, но не прошла. В итоге поехала учиться в Волгоград, где окончила местный технологический техникум и стала профессиональным модельером-конструктором изделий из трикотажа.

 

 

- Где разрабатывали первые в жизни собственные модели одежды?

- В Ульяновске. Я вернулась домой и по распределению попала на предприятие «Облтрикотажбыт». Работала в трикотажной лаборатории. Здесь разрабатывались макеты трикотажных изделий, которые внедрялись в производство в швейные ателье города. Там я проработала около 10 лет. Со своими моделями ездила по различным городам, участвовала в конкурсах-показах.

- Какие из тех моделей остались в памяти?

- Вы знаете, тогда многие наши модели считались модными. Мне, к примеру, до сих пор вспоминается коллекция «Коррида», в которой я ездила на конкурс-показ в Минск. Но сейчас эти модели уже не встретишь. Пришло новое время, а с ним – новая мода.

- Начало 90-х годов прошлого века привело к многочисленным переменам в жизни. Распался СССР, появилась самостоятельная Россия. Многие соотечественники впервые узнали, что такое бизнес. Как быстро вы стали предпринимателем?

- Да, действительно, тогда многое менялось в нашей жизни. К примеру, в текстильной промышленности – в той сфере, где я работала, одно за другим стали закрываться государственные предприятия. В свободное плавание стали отправляться профессионалы нашего дела - швеи, конструкторы-модельеры, вязальщики… Кто-то уходил в создаваемые частные ателье, кто-то вообще расставался с любимой профессией.

Я поначалу стала работать в частном ателье, но затем решила уйти из найма и открыть свое дело. Так, в 1997 году в Ульяновске на улице Карла Маркса появилось мое частное ателье «Шарм».

- Где деньги брали на создание бизнеса?

- Мне тогда повезло, и свое ателье я открыла практически без стартового капитала. В рассрочку. Дело в том, что одна моя знакомая чуть раньше пыталась открыть свое ателье. Деньги у нее были, она закупила все необходимое оборудование, но у подруги не было профессионального образования. Поэтому как начать работу ателье, она не знала. В итоге новое оборудование просто хранилось на складе.

Узнав про это, я попросила отдать оборудование мне. Расплачивалась я за него в рассрочку.

 

Одна из первых машинок в частном ателье Марины Ибрагимовой

 

И попутно постепенно докупала новые станки.

Но мой бизнес просуществовал чуть более двух лет.

- Не было большого количества заказов?

- Заказов было предостаточно, поэтому бизнес позволял зарабатывать на жизнь. Но он был не настолько прибыльным, чтобы… платить дань рэкетирам. А они в 90-е годы, к сожалению, были в нашей стране. Эти бандиты и вынудили меня закрыть свое ателье. Но в профессии я осталась, на несколько лет вернувшись к работе по найму.

- И когда вы вернулись в частный бизнес?

- Вторую попытку заняться бизнесом я предприняла в 2008-м. Тогда рэкетиров в нашей стране уже практически не осталось.

Но все равно частное ателье я открывала с настороженностью. Поначалу арендовала под производство небольшое помещение в Белом Ключе, где поставила одну швейную машинку. Но так как место там малопроходимое и клиентов найти трудно, заказы собирала, путешествуя по предприятиям Ульяновской области.

Со временем арендовала еще одно помещение в Ульяновске. Оно стало своеобразным пунктом приема заказов и примерочной.

Позже, когда бизнес стал набирать обороты, я пыталась открыть свое второе ателье. Но быстро поняла, что это вредит бизнесу. Лучше сосредоточить силы на одном предприятии.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Справка

Ибрагимова Марина Георгиевна, 52 года

Самозанятая. Хозяйка ателье «Шарм»

Образование среднее специальное: Волгоградский технологический техникум (специальность «модельер-конструктор изделий из трикотажа»)

Увлечения: роспись по дереву, путешествия.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

- С тех пор ваш бизнес все годы процветает и не возникает преград для его развития?

- К сожалению, это не так. В 2020 году я была вынуждена закрыть свое ателье. Во-первых, дала о себе знать пандемия COVID-19. Ульяновцы отправились в режим самоизоляции, были введены ограничительные меры. Хотя была и вторая причина – многое оборудование, используемое в производстве, устарело, сломалось. Ведь на этом виде бизнеса не заработаешь миллионы, а вот новое оборудование как раз и стоит эти самые миллионы. Оно очень дорогое.

В общем, в прошлом году я решила, что раз совпали два фактора, препятствовавшие развитию моего дела, то стоит сделать паузу.

- Но сейчас ваше ателье «Шарм» вновь работает. Видим в нем новое оборудование. Какая волшебная палочка помогла возродить бизнес?

- Эта волшебная палочка называется социальный контракт. Оставшись в прошлом году без работы, я встала на учет в центре занятости. Но найти работу по специальности мне никак не могли. Дело в том, что моя профессия сейчас фактически умирающая. В Ульяновской области, к сожалению, не найти вакансий модельера-конструктора.

В центре занятости мне предложили заключить социальный контракт с региональным министерством семейной, демографической политики и социального благополучия на создание своего предприятия по моей профессии. Мне для создания предприятия не хватало только нового оборудования. В итоге на полученный грант – 250000 рублей – я его и приобрела.

- Что производится в вашем ателье «Шарм»?

- Делаю абсолютно все - от шорт до пальто. При этом продукция не штампуется, а выпускается исключительно по индивидуальным заказам. Согласно пожеланиям клиента я сама разрабатываю модель, конструирую, крою, шью или вяжу.

 

Продукция Марины Ибрагимовой радует глаз и нравится многим

 

- Вы настоящий универсальный солдат. А почему работаете без помощников?

- Не найти их, помощников. Повторюсь: в Ульяновской области моя профессия фактически умерла. Таких специалистов, можно сказать, я одна осталась.

- А как же трикотажные фабрики, функционирующие в Ульяновске? Там же работают такие же специалисты-швейники…

- Возможно, на этих предприятиях и есть такие, как я, специалисты, но работая там, они выпускают продукцию, которая именуется нижний трикотаж. Это майки, трусы, сорочки… А моя продукция – это верхний трикотаж - джемпера, водолазки, брюки, куртки, пальто… Поэтому нас нельзя назвать конкурентами, ведь мы выпускаем разную продукцию.

- Заказов в ваше ателье много поступает?

- Сейчас наступил осенне-летний сезон – это время, когда спрос на верхний трикотаж возрастает. Поэтому количество заказов меня сейчас радует. К примеру, сейчас в разработке несколько крупных заказов и с десяток мелких. Самый крупный из заказов – изготовление пальто. На его изготовление только одной пряжи уйдет более двух килограммов.

- Вы отметили, что миллионы в вашей профессии не заработаешь. Получается, что работаете больше для удовольствия?

- Моя профессия меня и кормит, и удовольствие доставляет. И главное, что это дело всей моей жизни!

 

 

 

Фотографии предоставлены Мариной Ибрагимовой

 

 

3332 просмотра

Читайте также