Мама сбитого насмерть 6-летнего мальчика: «Обнимая своих детей, помни, что на твоих руках кровь моего Айрата»

Почти полгода прошло с момента трагедии, случившейся в День Победы на проспекте Нариманова, 106. Родители погибшего Айрата не могут смириться с потерей сына и требуют реального срока для убийцы сына. В жизни Полины за это время произошло немало изменений, побудивших ее бороться за свободу до конца.

Сегодня в ульяновском областном суде рассматривали апелляционные жалобы женщины, признанной виновной в Ленинском районном суде в гибели ребенка. Изменений в ее жизни произошло за это время много. В зал Полина пришла с мамой Натальей Глуховой и неизвестным мужчиной (с ним же по завершении заседания осужденная вышла за ручку). К слову, выяснилось, что обвиняемая в сентябре вернула себе девичью фамилию. Эту же фамилию носят теперь и оба ее сына. По  словам женщины, отец двухлетнего Миши Денис Голубев дал нотариальное согласие на то, чтобы его сын стал Глуховым.

- Ему (Денису – Прим. авт.) все равно, есть у него сын или нет, - вздыхает Полина. – Он не видел сына 7 месяцев, у него новая семья и другой ребенок. Присылает 5 тысяч рублей в месяц и все.

Глуховым записан в свидетельстве о рождении и Гриша, которого Полина родила 18 дней назад в перинатальном центре. В  первом документе малыша в графе «отец» у Григория Александровича стоит прочерк. При том, что Александр Лебедев на одном из августовских судебных заседаний в Ленинском районном суде утверждал, что ребенка, которого тогда носит под сердцем подсудимая, признает и намерен участвовать в его судьбе.

- Это он так утверждал, - заметила подсудимая, давая понять, что отношения с Лебедевым окончательно разладились.

На вынесении приговора в Ленинском районном суде 31 августа  Александр Лебедвв присутотвовал в зале суда (в клетчатой рубашке)

Сегодня Полина живет вместе с сыновьями в одном из сел Карсунского района. Содержат их родители подсудимой. Вот и сейчас мама морально поддерживала дочь в суде, а отец Вадим Глухов в это время ждал их с внуком в машине.

Казалось бы, зачем придавать огласке столь личные детали из жизни Полины? Но каждая из них легла на чашу весов – назначить виновной в майском ДТП реальный срок или отсрочить наказание, а может, и вовсе перевести в ранг условных.

 

«Уже полгода меня поливают грязью»

В открытом заседании фото- и видеосъемку прессе разрешили вести лишь в момент оглашения приговора, хотя подсудимая просила запретить медиа снимать весь процесс.

- Я возражаю против фото- и видеосъёмки на всей стадии процесса. Не хочу никаких камер и фотоаппаратов. Уже полгода меня поливают грязью. Думаю, достаточно, - пояснила Полина.

Два часа обе стороны старались доказать судье Евгению Губину, что их доводы наиболее справедливые. Так, мать погибшего мальчика Рамиля Муратова просила приобщить к делу петицию, которую подписали ульяновцы в поддержку решения Ленинского районного суда – никакой отсрочки и условного наказания, преступник должен сидеть в тюрьме. Адвокат защиты Олег Головастиков и сама подсудимая возражали против приобщения десятка листов с подписями тысячи людей, не имеющих никакого отношения к делу и не являющихся свидетелями ДТП. Они полагают, что Муратовы намерены влиять на суд документами, не содержащими доказательств вины подсудимой и паспортных данных подписантов.

- Люди боятся таких людей, как она, боятся за жизнь своих детей. Некоторые сами распечатывали петицию из соцсетей, распечатывали и приносили мне, поддерживали даже жители других городов, - объяснила Рамиля Муратова. - Как хотел мой сын стать известным, чтобы его полюбили. Так и случилось… Только он мечтал стать известным футболистом.

В итоге судья Евгений Губин отказал в приобщении петиции к материалам дела, т.к. подписанты не являются участниками судебного процесса. Вмешательство общественности в свершение правосудия запрещено законом.

«Научите меня, как жить с этим горем»

В стадии прений первой слово держала молодая мать Полина Глухова. Ее голос с каждым словом креп, тем самым она давала понять, что за шанс растить своих сыновей здесь и сейчас она готова биться до последнего.

- Я искренне раскаиваюсь и извиняюсь в совершенном преступлении, – говорила подсудимая. - Я себя не оправдываю, но появились такие обстоятельства – родился ребенок, поэтому я прошу дать мне возможность воспитать детей на свободе.  Я переживаю за них и за мальчика, которого я по своей неосторожности лишила жизни. Прошу отсрочки или  условного наказания.

Ее защитник начал  свою речь с того, что дело является  сложным с точки зрения морального восприятия, и горе родителей Айрата никуда не деть.

- Что бы ни сделала сейчас Полина, эту боль она заглушить не может, - уверяет Олег Головастиков. - На скамье подсудимых молодая мать, такая же мать, как Рамиля, и она бьется не за себя, а за возможность воспитывать малолетних детей. Ребенку нужна мать. Конечно, можно взять малыша в колонию, но старший сын Михаил доставляет сложности и постоянно спрашивает, где мама, если ее нет долго рядом. Я не вижу столь крайней необходимости в назначении наказания в виде лишения свободы. Прошу применить статью 73 (условное наказание), которая, я думаю, будет иметь не менее воспитательное воздействие на подсудимую, ведь она будет постоянно находиться под наблюдением правоохранительных органов. Или же применить статью 83 УК РФ (отсрочка наказания). Полина должна воспитывать детей на свободе, так не будет нарушен баланс социальной справедливости. Со временем она докажет правильность этого решения.

Велосипед Айрата, отлетевший от удара на обочину.

Муратовы же остались непреклонны и настаивали на реальном лишении свободы для виновной в гибели их сына.

- Послезавтра будет полгода, как нет моего сына. Мой сын лежит в могиле, через день хожу к нему на свидания, но обнимаю не его, а его могилу, каждый день вспоминаю его тело, лежащее на холодном асфальте, - утирая слезы, говорит Рамиля Муратова.

- Почему ты не сбавила скорость и не затормозила сразу? – снова вопрошает несчастная мать. – Я считаю, если ты осознаешь свою вину, то не надо прикрываться своими детьми, нужно сказать:  лучше я сяду, чтоб не жить с этим грузом…

- Да жаль ее детей, но кто меня пожалеет?  - продолжает Рамиля - Я не могу смириться, пока убийца не понесет наказание. Я считаю, что в тот день она была пьяна. А если трезва, то можно ли ее назвать человеком, если она такое совершила? Как она будет воспитывать своих детей? Что она будет рассказывать им 9 мая и при переходе на зелёный свет? Она не заслуживает статуса мамы, со мной многие согласятся. Но если вы дадите ей отсрочку, скажите, что мне сказать моей дочери? Что убийцу снова не посадили? Тогда научите меня жить с этим. Если же будет мягкое наказание, то такие Полины будут убивать наших детей и дальше.

Свою речь убитая горем мать обратила лично к Полине, которую с ней на скамье разделяло расстояние вытянутой руки.

- Когда будешь обнимать своих детей, знай, что на твоих руках кровь моего Айрата. Никогда это не забывай, никогда.

Все это время Рамиля неустанно вытирала слезы, льющиеся из глаз. Полина же осталась непреклонной, не проронив ни слезинки.

Гособвинитель Руслан Идиотуллов добавил, что при назначении реального наказания дети подсудимой останутся без матери, но это временная и вынужденная мера. К тому же есть родные, которые смогут позаботиться о детях.

Гособвинитель Руслан Идиотуллов настаивал на приговоре Ленинского районного суда Ульяновска от 31 августа этого года.

За решетку и точка

По закону последнее слово предоставлено стороне защиты. Олег Головастиков, повышая голос, рьяно доказывал, что его подзащитная действовала 9 мая в состоянии ступора.

- Она увидела, что на лобовом стекле что-то есть, но не смогла сразу затормозить, - говорил адвокат. – К тому же она была беременная. И вообще,  почему не идёт речи о снижении наказания при наличии теперь двоих детей? Да, она может выйти из тюрьмы через 9 месяцев по УДО. Но мало ли что будет за это время? Как бабушка и дедушка будут воспитывать внуков в ее отсутствие?

- Я никогда не хотела забрать чью-то жизнь, тем более ребенка. Это мое наказание, я буду жить с этим, - сказала напоследок Полина Глухова. –  Я никогда не верну вам сына и время. Но разлучиться с сыном и повести его в колонию не могу. Прошу дать мне возможность воспитать детей, переосмыслить все, что я сделала.

В итоге суд огласил приговор. Полина Глухова признана судом виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ (нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека). Она приговорена к двум с половиной годам колонии-поселения с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на срок три года.

Решение судьи женщина вынесла стоически, не проронив ни слова, ни слезинки. В то время, как мама погибшего Айрата вытирала слезы, не веря, что Фемида встала на ее сторону.

 

4462 просмотра