О времена! О… цены! Как в Ульяновске пережили подорожание и распределение товаров

Советские граждане долгие годы были уверены, что завтра будет то же, что сегодня, а сегодня похоже на вчера. Детский сад, школа, институт, работа, пенсия - все было наперед известно. И даже цены не менялись не годами, а целыми десятилетиями.

Поэтому указ президента Бориса Ельцина с прозаическим названием «О мерах по либерализации цен» стал для бывших советских граждан настоящим шоком. Проведенная по нему операция, кстати, так и называлась - «шоковая терапия». На следующий день после наступления нового, 1992 года 90% розничных цен и 80% оптовых цен были освобождены от государственного регулирования. И, естественно, они взлетели до небес.

Изобилие не по карману

Один из авторов реформы Егор Гайдар предполагал, что инфляция по итогам года составит 200 - 300%. Однако только в январе 1992 года, в первый месяц либерализации цен, они выросли на 350%. А по итогам года получилась астрономическая цифра в 2 500 - 2 600%.

Переход к капитализму и свободной торговле совершенно понятно, как говорил один из политиков того времени, был невозможен без отпуска цен. Существовавший тотальный дефицит товаров во времена перестройки только усугубился. Полупустые прилавки стали пустыми. Ликвидация государственного регулирования цен призвана была их наполнить.

«В магазинах появилось-таки изобилие, однако оно оказалось не по карману 99% населения. Уверенно смотрели в будущее немногие счастливчики, которым повезло устроиться в инофирму или СП, где им платили в месяц долларов двести (российские частные фирмы доверием не пользовались)», - вспоминал на страницах журнала «Коммерсантъ-Деньги» в 2011 году известный спортивный журналист Владимир Гендлин.

Но мнения о том, как либерализация была проведена, существуют и по сей день диаметрально противоположные. Одни считают, что реформы были нужны и проведены правильно. Другие полагают, что хоть путь болезненный, но для России другого варианта в то время не существовало. Третьи «шоковую терапию» называют «шоком без терапии» и приводят в пример Китай, где руководство Дэн Сяопина подошло к проблеме ценообразования значительно мягче.

Факторов, усугубивших положение россиян, было много, включая и то обстоятельство, что либерализация цен началась до приватизации, когда народное хозяйство находилось еще в руках государства. Свою роль играли преступные группировки и рэкет - положительного влияния на механизмы ценообразования они явно не оказывали.

С восклицанием - в десять раз дороже

Был и еще один фактор. Реформа затевалась в самом верхнем эшелоне государственной власти, в то время как контролировал цены традиционно местный уровень. И на местах действовали по-разному. 

«Второго января еще никто не сообразил, что произошло. Еще доедаем новогодний салат с талонной колбасой, слушаем по телеку про новые цены в Москве, не осознавая, что мы сами уже в этом же… Еще не можем понять, почему же это в Москве мясо дешевле, чем в Ульяновске… у них - 40, у нас - 60… Не понимаем, почему в той же Риге даже через две недели после отпускания цен сосиски стоили 32 рубля, а у нас даже килограмм говядины уже за 65 рублей», - писал в начале января 1992 года «Симбирский курьер».

Статья Сергея Титова начиналась с перефразированного латинского выражения на новый лад: «О tempora! O mores! О времена! О… цены! О!.. Ох… Теперь ко всем ценам само по себе прилипает восклицание «О!» - и получается в десять раз дороже».

Ответные меры от местной власти на рост цен последовали незамедлительно. Уже 10 января 1992 года, как писала «Ульяновская правда», вышло постановление главы администрации области Юрия Горячева, в котором требовалось в «3-дневный срок внести предложения о снижении цен на сметану, творог, булки и другие основные продовольственные товары».

Регулирование цен и распределение товаров, например с помощью талонов, продолжалось и в дальнейшем. Внедрение руководства области в рынок этими мерами далеко не ограничивалось.

Прилавки ломятся, цены низкие

«С целью стимулирования предприятий агропромышленного комплекса для них сохранены на апрель льготные тарифы на электрическую и тепловую энергию, - писала в апреле 1993 года «Народная газета». - Кроме нормированной продажи, главам администраций городов и районов области рекомендовано организовать торговлю мясом в магазинах горкоопторга, маслом животным и растительным, сахаром, детским питанием без рецепта врача, яйцом по свободным розничным ценам».

В это же время родилась традиция проведения ярмарок. Притом устраивали их даже учебные заведения.

«Прилавки буквально ломились от обилия товаров, а цены были сравнительно низкими. Нарасхват шла рассада, выращенная на пришкольных участках, большим спросом пользовались предметы домашнего обихода, изделия прикладного искусства», - это не потребительский рай, а одна из таких ярмарок, прошедшая в июне 1993 года и описанная в «Народной газете».

Время такое было, что все ринулись в торговлю, и каждый зарабатывал как умел и на чем умел.

Невероятно, но факт

Несмотря на все трудности, начало экономических реформ Ульяновская область переживала менее остро, чем многие другие регионы страны. Возможно, свою роль сыграли меры поддержки, предпринятые на местном уровне.

«По-прежнему наблюдается большая разница в ценах на продовольственные товары в различных регионах России. Наиболее «дорогие» города - Якутск, Петропавловск-Камчатский, Магадан, Южно-Сахалинск, Воркута. Стоимость набора основных продуктов питания здесь колеблется от 374 до 418 рублей. Самые «дешевые» - в Поволжье: Ульяновск, Казань, Набережные Челны, Чистополь. Стоимость набора колеблется от 155 до 180 руб-лей», - сообщал в июле 1992 года «Симбирский курьер» и добавлял, что причина дешевизны связана с дотированием продуктов питания из бюджета.

А «Народная газета» в мае 1992 года удивлялась: «Невероятно, но факт - ульяновцы питались в первом квартале 1992 г. не хуже, чем год назад». Только мясопродуктов и сахара жители области стали потреблять меньше, да и то незначительно. Сокращение произошло меньше чем на 10 процентов. И к тому же по таким позициям, как молоко цельное, масло животное, овощи и бахчевые, потребление возросло на четверть и даже больше. Вот такой парадокс.

Такой дорогой белый хлеб

«На продукты питания приходилась почти половина потребительских расходов россиян, - сообщала в этой статье «Народка». - Результаты обследования бюджетов 350 ульяновских семей показывают, что в нашей области иная картина. В первом квартале на питание приходилось лишь 36 проц. всех денежных расходов ульяновских семей; еще 4,7 проц. - на покупку алкогольных напитков».

Правда, не всем картина казалась такой уж радужной. В феврале 1992 года «Симбирский курьер» писал: «Мертвым грузом легли на полки магазинов пряники, печенье, сушки, шоколадные конфеты, сырки плавленые… Цены на все это кажутся просто абсурдными. Мясо у частника дешевле, чем в госторговле. Белый хлеб оказался у нас чуть ли не самым дорогим в России. Масло сливочное вдвое дороже, чем в Москве. Цены на кур и яйца не уступают таковым в магазинах Норильска».

Либерализация цен стала одной из первых крупных реформ нового российского правительства. За ней последовали другие, в том числе массовая приватизация государственного имущества, подготовка к которой шла параллельно «шоковой терапии».

Анекдот в тему : 

Голос из толпы ульяновцев, встречающих президента:

- Борис Николаевич, как вам наши магазины?

- Прекрасно! А главное, дешевле чем в Москве…

- Где-е-е?

- Да вот в магазине «Север» куры по 27 рублей.

- Правда, что ли? А в овощном лука репчатого не видели?

- Как же, видел.

- Ой, Борис Николаевич, извините, я побежал…

«Симбирский курьер» от 11 января 1992 года.

Данила НОЗДРЯКОВ

962 просмотра

Читайте также