Сергей Латарцев: Я вернулся домой

18 марта в Ульяновск приехали первые переселенцы с Западной Украины, бежавшие от взявших там власть бандеровцев, - семья Латарцевых. По приезде им была оказана необходимая помощь: временное заселение в гостиницу, помощь в трудо-устройстве и получении жилья, юридическое сопровождение. Подобная щедрость у некоторых начала вызывать неприязнь. Параллельно пошла информация о якобы украденной ими партийной кассе, поскольку глава семьи Сергей Латарцев был руководителем районной ячейки «Партии регионов». Что случилось с «золотом партии», на каких условиях оказывается помощь и как они обживаются, ИА Media73 рассказали сам Сергей Латарцев и его жена Мария.
- Как сейчас обживаетесь? Каковы ваши планы относительно  работы?
 
Сергей: - Все понемногу складывается. На данный момент рассматривается перспектива трудоустройства дочки Мирославы. Она экономист-финансист и, возможно, будет работать в Корпорации развития. Так же и с супругой. Мария - педагог-психолог. В педагогическую сферу входить тяжело, потому что на Украине и в России разные стандарты образования и программы. Нужно будет проходить курсы, подтверждать квалификацию, уходить с высшей категории на низшую - это нецелесообразно. Поэтому сейчас ищем ей работу в сфере второго образования - психологии.
 
У меня уже трудовой договор подписан. С понедельника начинаю официальное оформление. Видите ли, по профессии я авиационный инженер-механик, получил в свое время хорошую подготовку в Ачинском военном авиационно-техническом училище на факультете «Самолеты и авиадвигатели». Продолжал учебу в Военно-воздушной инженерной орденов Ленина и Октябрьской Революции краснознаменной академии имени профессора Н.Е. Жуковского. Правда, вследствие развала Союза закончить ее не удалось. Работал по специальности в морской авиации и в звании капитана попал под сокращение.
 
- Авиационная подготовка у вас была давно. Навыки так и остались?
 
С.: - Я никогда не учился на менеджера и на руководителя высшего звена. До недавних пор вся моя жизнь в той или иной мере была связана с техникой. Последние два года я работал замначальника транспортного обеспечения в «Артеке». Там пришлось столкнуться еще и с менеджментом. Получилось, хотя этому и не обучался.
 
Многие говорят, что я не авиастроитель. Да, я не авиастроитель, но я буду работать в летно-эксплуатационной части согласно полученным знаниям и приобретенным навыкам. За время службы в авиации я успешно обучился обслуживать три типа летательных аппаратов, поэтому, чтобы войти в курс дела, мне понадобится минимум времени. В этом и заключается класс специалиста. Я не буду строить самолеты, я буду эксплуатировать уже построенные: проверка, подготовка - то, чему меня учили. Наконец после долгого перерыва я снова услышу выхлоп авиадвигателя!
 
- На какой стадии получение жилья? Была информация, что вашей дочери хотят дать вторую квартиру?
 
- С.: На «Авиастаре» сейчас работает программа по привлечению специалистов из стран ближнего зарубежья, согласно которой «Авиастар» разработал специальные меры поддержки переселенцев, в том числе и по обеспечению временным жильем. На первом этапе нам предложили квартиру (12 квадратных метров и кухня) в молодежном общежитии, где будем жить все втроем. Знаете, это настоящая детская страна, ведь в доме проживают 98 детей, 48 из которых родились уже в нем! А дальше планируем вступить в жилищную программу «Авиастара» и на льготных условиях приобрести свое собственное жилье. На данный период на «Авиастар» поступило уже больше 300 заявлений из стран зарубежья, и, наверное, больше половины - из Украины.
 
- Сейчас на Украине остались два ваших сына. Они планируют переехать в Россию?
 
С.: - Мы общаемся, созваниваемся. Ехать в Россию или нет - их воля, они взрослые люди. Но они оба под присягой. Я как бывший офицер не хочу, чтобы кто-то из моих сыновей шел по жизни с клеймом дезертира. У них есть контракты, но они не вечные и скоро закончатся. Я лично себя дезертиром не считаю. Я считаю, что я вернулся домой.
 
- О вас сейчас много пишут, говорят. Как вы относитесь к такой славе?
 
С.: - Я переживал, как примут нас в Ульяновске. Я понимаю, что все неоднозначно воспринимается. В основном  люди по-доброму к нам относятся. Я с удовольствием вышел на митинг и смотрел в глаза тем людям. Мы видели в Интернете митинг в поддержку Украины в Ульяновске, на котором люди заявляли: «Своих не бросаем!», и уже убедились, что это правда. Мы с удовольствием вышли на другой митинг.
 
Я хочу поблагодарить жителей Ульяновска за оказанную помощь, за понимание и поддержку и заверить - мы постараемся стать достойными гражданами России и жителями вашего прекрасного города.
 
Мы не собираемся бить баклуши. Мы будем усердно работать, а сейчас самое главное для меня знать, что завтрашний день есть, что завтра я проснусь, пойду на работу, получу зарплату, и следующий месяц будет точно так же. Я не хочу революционных переворотов и войны. Хочу просто жить. Жить мирно…
 
- На каких условиях вам была оказана помощь по приезде?
 
М.: - В настоящее время в России работает Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом. Она была создана в 2013 году, и ее поддержкой воспользовались уже многие соотечественники, в разное время и по разным причинам оказавшиеся за пределами России, в том числе и наша семья. Там подробно прописаны квоты, под которые мы подошли, и помощь, на которую можем рассчитывать.
 
Хочу сказать большое спасибо ульяновцам за теплый прием, за поддержку, ведь только благодаря вашей доброте и отзывчивости мы понимаем, что вернулись домой.
 
- Если ситуация на Украине нормализуется, планируете возвращаться?
 
С.: - Нет. Решение о переезде назревало давно, и, может быть, не хватало только какого-то катализатора, без которого все бы затянулось: сбор документов и всего остального. Мы начали готовиться к отъезду с началом революционных событий.
 
- А почему желание уехать возникало раньше?
 
С.: - Здесь легче дышится. На Украине чувствовалась нездоровая атмосфера. Мы из «Партии регионов». Наши лидеры уже давно перестали поддерживать тех, кто их привел к власти. Это и привело к политическому кризису. Уверен, что Россия никогда не наступит на те же грабли, наблюдая за процессами на Украине. И то, что Западную Украину бросит в сторону открытого фашизма, чувствовалось намного раньше, еще 5-6 лет назад. Чтобы это понять, достаточно просто сложить несколько фактов.
 
М.: - С началом так называемой революции в социальных сетях появились фотографии, на которых показаны летние лагеря по подготовке военизированных отрядов, очень похожих на те, что действовали на Грушевского.
 
- Недавно прошла информация, что когда вы уезжали из Ровно, прихватили с собой партийную кассу. Так ли это?
 
С.: - Все, что появляется в украинской прессе, на совести тех, кому это выгодно, и один Бог им судья, тем более, информация противоречивая и откровенно лживая, как по линии личной, так и по партийной. Почему-то люди забывают, что есть еще и другая сторона медали, правовая, а на руках у нас - документы.
 
Как можно говорить о какой-то похищенной казне, когда мы даже аренду партийного офиса оплачивали за свой счет, ведь на Украине сложилась ситуация, что партии оплачивают работу районных организаций только во время выборов.
 
Районную партийную организацию в Костополе мы организовывали с нуля. Знаем каждого, кто в ней состоял. Ровенская область - это родина УПА, бандеровский край. Тяжело было продвигать «Партию регионов».
 
М.: - Мы всегда работали честно и добросовестно. А то, что говорят - сплошное вранье. Даже собак наших обидели. Говорили, что мы последние годы занимались разведением собак на продажу. При этом одной из них почти два года, второй - год, они еще совсем маленькие. А в последней статье и вообще заявили, что собак нам выдали уже на территории России как реквизит, вместе с одеждой и чемоданами.
 
С.: - О пропаже партийной казны почему-то заявляет депутат от «Свободы», репортер местной газеты Александр Намозов. С ним у нас были определенные трения во время выборных компаний. Газета, где он работал, была подконтрольна «оранжевой» власти, поэтому мы с большим трудом проталкивали в ней свои партийные статьи.
 
М.: - Мы были первые, кто заявил, что на территории Ровенской области действуют бандформирования. Только после смерти Сашко Билого (Александр Музычко. - Прим. ред.) это подтверждено официальным Киевом.
 
С.: - До этого все местные СМИ распинались, что нет бандформирований, нет вооруженных людей, нет притеснений русскоязычных и инакомыслящих, что там все хорошо, что люди бегут только в одном направлении - на Украину. Перед революцией у нас появилось четыре новых телевизионных канала, которые прогоняли эту революционную волну.
 
Мы написали открытое письмо, и сегодня подтверждается все, что мы в нем написали: бандформирования есть, молодчики есть, лагеря по подготовке партизан есть, есть притеснения и непосредственная угроза жизни людей. Но раньше бандитов восхваляли и делали из них национальных героев и кумиров нации. Сейчас же стало известно обо всех правонарушениях Александра Музычко и его сомнительных подвигах, хотя на определенном уровне из него продолжают лепить образ защитника национальных интересов Западной Украины наравне с Бандерой.
 
614 просмотров