Такое кино. Как красавица из Старой Майны стала любимой субреткой страны

Попасть в кино с улицы – мечта, наверное, каждой девочки. И не только нынешних. В начале 20-го века наша землячка именно по такому сценарию стала звездой немых фильмов. О прекрасной Софье Гославской – наш материал.

Она шла по улице Москвы, он увидел ее и сразу понял: отпускать нельзя. Примерно так вкратце можно рассказать историю рождения звезды. В главных ролях она – Софья Гославская и он – Петр Чардынин. Лишь позже они выяснят, что у них много общего: оба связаны с Симбирском, оба обожают искусство и верят в будущее кинематографа, и оба будут чтиться последователями даже спустя век. Она – как талантливая актриса, он – как первопроходец и режиссер, создавший свою звездную систему актеров гораздо раньше Голливуда.

Но начнем сначала.

Театр - кино - театр

Софья родилась в Москве в 1893 году в семье известного писателя и драматурга Евгения Петровича Гославского. Его  пьесы в те годы с удовольствием ставились во многих столичных театрах. Евгений Петрович был членом Общества любителей российской словесности и Общества русских драматических писателей и оперных композиторов. Одна из пьес Гославского - «Расплата» - отмечена премией имени Грибоедова. Чехов признавал у него «настоящий драматический талант».

В четыре года, впервые посетив с родителями театр, Сонечка была им буквально заворожена. После окончания гимназии Гославская поступила на только что открывшиеся актерские курсы при МХАТе, где училась вместе с Евгением Вахтанговым. А позже - и на актерское отделение филармонического училища.

В кино Софья Евгеньевна попала совершенно случайно. В 1912 году волею случая Гославская познакомилась с Петром Чардыниным, в то время уже известным режиссером.

- Петр Иванович подошел к ней на улице. И после знакомства и непродолжительной беседы пригласил ее сниматься в кино на фабрику Ханжонкова и предложил постоянный контракт с окладом в 175 рублей. Сама Гаславская потом писала, что платили очень большие деньги, - рассказывает методист областного государственного автономного учреждения культуры «УльяновскКинофонд», заслуженный работник культуры Ульяновской области, краевед Олег Розов.

Софья стала популярной сразу. Несмотря на то, что роковой красоткой она не была, скорее – субреткой, но тем ближе оказалась она зрителю. Одна из первых актрис немого кино, Гославская снялась более чем в 20 фильмах. Она играла у Чардынина в «Братьях», «Воцарении дома Романовых», «Обрыве», «Домике в Коломне», «За дверями гостиной», «Ревности», «Руслане и Людмиле» и других.

- Чардынин в свое время уговорил прийти в кино и Веру Холодную. Она поняла, что не хочет быть в театре двадцатой или тридцатой. А хочет быть первой в кино. И стала такой. В отличие от нее, Софье Гославской кино вскоре прискучило, и она вернулась в театр, - продолжает Олег Олегович.

Софья все вспоминала слова своего друга и партнера Ивана Мозжухина, сказанные как-то в перерыве между съемками: «Надо служить в театре, если вы актриса, а то актриса в вас умрет». К тому же весной 1915-го Гославской поступило весьма выгодное предложение поехать на гастроли в далекий Владивосток. Желание вернуться в театр пересилило.

Позже, в годы работы в Передвижном драматическом театре Москвы, Софья Евгеньевна продемонстрировала не только актёрский, но и режиссёрский талант, преподавала сценическое мастерство и стала автором автобиографической книги «Записки киноактрисы».

Умерла в 1979 году в Москве. Похоронена на Востряковском кладбище.

Затопленное поместье

Какое отношение Гославская имеет к Симбирску, спросите вы? Самое что ни на есть прямое.  Да, ее батюшка, Евгений Петрович, всю жизнь, проживая с семьёй в Санкт-Петербурге, Москве и Рязанской губернии, не порывал связи с родными местами на Волге. В Старой Майне располагалось их родовое имение.

Софья вместе с родителями, братьями и сестрами часто бывали в родных местах в Симбирской губернии. Позже Софья Гославская, её сестра Ольга и братья Сергей, Александр, Владимир, Николай, часто посещавшие Старую Майну, всегда тепло и с некоторой горечью потери вспоминали своё родовое гнездо на Волге, где они жили, трудились, отдыхали на рыбалке и охоте.

Так вышло, что последние дни Евгений Гославский жил в родовом имении. Там и похоронен в 1917 году.

Но бурные революционные события вытеснили Гославских из этих мест. А в середине XX века воды их любимой Волги при строительстве Куйбышевского водохранилища навсегда погребли под собой усадьбы Гославских. Об этом писал в своей книге «Взгляд в прошлое» краевед из Ульяновской области Юрий Николаевич Мордвинов:

«У самих дворян Гославских после реформы осталось 688 десятин, впрочем, количество земли у них с годами несколько менялось. Восточнее села, в полторы-две версты, у Гославских был хутор, где у них стоял двухэтажный каменный дом, здесь были парк, сад и пруд, вдоль которого стояли осокоря. Это был чудный, обихоженный уголок дворянской культуры, к сожалению, сегодня нам не суждено любоваться дворянской усадьбой. Революционный клич «Мы старый мир разрушим до основанья…» подверг дворянское гнездо руками крестьянской толпы полному разрушению. Двухэтажный каменный дом был разрушен и растащен до основания, и ныне трудно найти его место расположения. Не осталось ничего от сада и от парка. Ныне это место называют «Барский куст», бывший пруд стал заливом Куйбышевского водохранилища, который знает каждый рыболов-любитель».

Зато благодаря кинематографу нам остались память о Софье и ее картины.

Материал подготовлен при содействии «УльяновскКинофонда» и лично Олега Розова.

1156 просмотров