Маленькие эпизоды долгого века. О чем мечтает ульяновский киновед

 Позвонила из Москвы подруга: «Только что вернулась с праздничного вечера. Поздравляю с нашим юбилеем!». После паузы в несколько секунд ахнула. Моему ВГИКу - целый век! Разговор с однокурсницей перешел в переписку по электронке, на которую ушло несколько часов: «А помнишь?..»

…От счастья не хватало воздуха. Казалось, еще один вздох, и взлетишь под облака. Я поступила во Всесоюзный государственный институт кинематографии. То 1 сентября казалось фантастическим фильмом. Первое впечатление: по коридору стремительно шел Евгений Матвеев, мощный, высокий, красивый, с огромным букетом бордовых роз. С ним, приостановившись, здоровались все! Невозможно было просто пройти мимо.

С того дня прошло 37 лет. Но ВГИК был, есть и будет главной удачей моей жизни. Если бы я была режиссером… Кстати, сегодня их так много даже в нашем не совсем кинематографическом Ульяновске, что думаю, и у меня бы получилось. Так вот, если бы я была режиссером, то сняла бы о моем институте многосерийный фильм. 

Один из эпизодов я посвятила бы нашим практикам. Киноведы (а именно эту профессию я получала во ВГИКе) практиковались на каждом курсе в музеях Ленинграда, на Центральном телевидении, в газете «Советская культура», на киностудиях «Мосфильм» и «Ленфильм». До сих пор помню, с какими горящими глазами ходили мы по «ленфильмовскому» музею. Первый павильон - историческое место, где раньше располагался театр «Аквариум», а в 1896 году именно здесь состоялся первый киносеанс в России. Помню, как рассматривали костюмы красноармейца Сухова из фильма «Белое солнце пустыни» и Ихтиандра из «Человека-амфибии», бурку Чапаева, скрипку Холмса, пулемет Верещагина, туфельку Золушки - той самой, что носила героиня Янины Жеймо из фильма 1947 года… 

Во втором эпизоде я пожалела бы, что все-таки не стала режиссером. Это нынче фильм можно снимать «на коленке», то бишь мобильным телефоном. А во времена моего студенчества снимали на кинопленку. И киноведы, изучавшие кинорежиссуру, проводили время в учебной студии за монтажным столом. Поскольку с утра до вечера павильоны студии отдавались на откуп режиссерам-операторам-актерам, то в монтажную можно было попасть лишь ближе к полуночи. Нам с однокурсницей педагог дал задание: из обрывков пленки смонтировать фильм «Пунин и Бабурин» и написать раскадровку. Это была лента 1919 года, снятая по повести Тургенева. Как ее кусочки-фрагменты оказались в учебной студии, мне неведомо. Вещица про двух друзей была, прямо скажем, скучнейшая и, разумеется, немая. Но процесс за монтажным столом увлек чрезвычайно. Получили по пятерке в зачетку. А еще - повод для гордости: написанные нами монтажные листы пополнили вгиковский архив. А имена Пунина и Бабурина запомнила на всю жизнь. 

Обязательно прошла бы по институтским коридорам и аудиториям. Вот иду в студенческую столовую, впереди - Сергей Герасимов, легенда, патриарх, мэтр режиссуры. Смотришь на него и словно прикасаешься к истории кино. А 
Сергей Апполинарьевич, оглянувшись, неожиданно открывает дверь и говорит мне: «Проходите, пожалуйста». Теряю дар речи. 

Год 1985-й. Захожу в институт, а в фойе - фотография Герасимова в траурной  рамке, рядом - заплаканные студенты… С 1986 года ВГИК носит его имя. 

Сидим на экзамене актерского курса Сергея Бондарчука и Ирины Скобцевой. Величественный и высокомерный мэтр так кричит на студентов, что непонятно, как они вообще играют. Лучше пойду на экзамен на курс к Алексею Баталову. Он - олицетворение интеллигентности. Студенты его обожают. Звезда курса - ныне известная актриса Татьяна Лютаева. Ах, какой стройной, нежной красавицей она была - мужская половина вуза просто млела. 

А вот в коридоре шумно обсуждают свои проблемы киномажоры - Федор Бондарчук (еще не лысый), красавчик Тигран Кеосаян и худой, всклокоченный, странный Иван Охлобыстин. Пару кадров делаю из институтской общаги, где до утра и до хрипоты спорили о кино. Регулярно к спорам присоединялся режиссер Саша Баширов (ныне покоривший актерские высоты - 120 фильмов! Ах, каким роскошным котом Бегемотом был он в «Мастере и Маргарите»). Постоянно пребывающий подшофе, он путал этажи и искал в нашей комнате упомянутую Лютаеву… 

А как же обойтись без исторического эпизода? Иначе не прочувствовать и не понять всю степень поразившей меня удачи.

ВГИК - первая в мире киношкола. Другого подобного вуза в практике мирового кино и кинообразования не существует. Он появился на заре кинематографа, когда кино еще никто не считал искусством. Его выпускники работают в 90 странах мира. А в первые годы здесь обучались лишь «кинонатурщики» - так тогда называли киноактеров. Вскоре в берлинской прессе появился восторженный отклик: «Как это в разрушенной и голодной стране рискнули организовать высшую кинематографическую школу, которую даже Голливуд не в силах был учредить?!».

Сняла бы я эпизоды общения с лучшими режиссерами страны - Глебом Панфиловым, Алексеем Германом, Вадимом Абдрашитовым, которых мастер нашего киноведческого курса приглашал на занятия. Они приходили ради 
15 студентов и по три-четыре часа отвечали абсолютно на все вопросы. Сняла бы студенческие будни, когда по разным предметам мы смотрели три-четыре фильма каждый день - всю историю мирового кино…

Сегодня институт стал университетом, хотя коротко по-прежнему пишут и говорят - ВГИК. Сказать ВГУК язык не повернется. Обучение на каждом факультете стоит 
470 400 рублей в год. Даже трудно теперь представить, что я обучалась бесплатно. Хорошо, что моя юность пришлась на восьмидесятые…

Анна ГРИГОРЬЕВА

2745 просмотров

Читайте также