Бурлак на Волге. Симбирского актера забыли в Ульяновске, но чтят в Саратове

Несправедливо забыт выдающийся актер Василий Николаевич Андреев-Бурлак, чье имя, по словам современников, в 70-80-х годах девятнадцатого века «буквально гремело, несмотря на сравнительно короткую жизнь, и служило синонимом гениальности много лет спустя после его смерти». Архивы Саратова хранят память об Андрееве-Бурлаке.

 Впервые с восьмилетним мальчиком Васей познакомился наш выдающийся земляк Н. Г. Чернышевский, когда в 1851 году после окончания университета он ехал домой вместе с публицистом и поэтом Д. И. Минаевым и Н.А. Гончаровым, братом известного писателя, педагогом симбирской гимназии. На несколько дней он остановился в Симбирске – городе семи ветров. Вместе они жили у друга Минаева Н.Е. Андреева, отца В.Н. Андреева-Бурлака. Чернышевский записывал в своем дневнике: «Вечером долго сидели, слушая рассказы Николая Ефимовича о Симбирске». Николай Гаврилович оставил описание Н.Е. Андреева «человека маленького, худого, истощенного, с петербургским цветом лица».

В подвале дома гимназического общежития, где учился Вася Андреев, когда-то содержался попавший в руки царских чиновников Емельян Пугачев. Среди педагогов гимназии выделялся преподаватель русского языка Н.А. Гончаров.

 После окончания гимназии Василий Николаевич, как и многие из рода Андреевых, поступил в Казанский университет вольнослушателем. Позже он принял неожиданное решение – покинув университет, поступил помощником капитана на один из частных волжских пароходов. А через год становится капитаном. Зорко присматривается молодой капитан к пароходной жизни, к разнообразным волжским типам, запоминает характерные поговорки, прибаутки, прислушивается к различным говорам. Здесь на речных волжских просторах воочию встают резкие контрасты нищеты и богатства. Бывший студент, променявший университетские аудитории на капитанский мостик парохода «Бурлак», стал остроумно поддевать обывателей в живых, дышащих своеобразным юмором рассказах. Позже некоторые из них были опубликованы в сборнике «На Волге». Андреев не придавал большого значения своим рассказам. Литературный труд был для него делом второстепенным, хотя его известность как рассказчика-импровизатора ходила по всей Волге раньше, чем он стал актером.

1896 год. Репин

По версии В.А. Гиляровского, В.Н. Андреев начал свою театральную карьеру в Саратове. Вот как это было по рассказу самого Андреева-Бурлака в интерпретации Гиляровского: «Вез я как-то из Нижнего с ярмарки купцов. Конечно, пили в дороге зло. Один из купцов, самарский богач, мужчина здоровейнейший, начал бить посуду и буянить… Спустился я с мостика, отворил дверь, да как крикну: Пожар! Спасайся, кто может! Скандалист бросился наверх, сокрушая все на своем пути. На другое утро купчина за чаем обратился ко мне: «Ну, Василий Николаевич, отчего это ты зря на пароходе пропадаешь. Ведь какой бы из тебя актер вышел! Я в самом деле думал, что пожар. Как глянул тебе в глаза, так и хмель выскочил». Послушал я пассажира, поехал в Саратов, да на литературном вечере и рассказал этот случай с пожаром. Успех – огромный! Не будь пьяного купца, командовал бы пароходом». Так, шутя, начал свою карьеру Василий Николаевич Андреев-Бурлак», – заключает Гиляровский.

Андреев поступает в труппу симбирского театра, где встречается с юной Пелагеей Стрепетовой, уже одержавшей первые сценические победы в Саратове, и приехавшим из Москвы Модестом Писаревым. «Писарев и Андреев быстро сошлись и стали большими друзьями, - позже вспоминала П.А. Стрепетова, - Андреев, остроумный, веселый, тонкий наблюдатель, интересный собеседник, - стал общим любимцем труппы».

 В Симбирске актер берет сценический псевдоним, Андреев-Бурлак, прибавив к своей фамилии название парохода, на котором служил капитаном, а окружающие стали называть его просто Бурлаком. Так он и подписывался в письмах. И начались скитания по провинциальным театрам. Служивший с ним в Саратове в 1877 году, знаменитый впоследствии В. Н. Давыдов вспоминал: «Андреев-Бурлак в то время серьезных ролей не создавал. Человек в высшей степени одаренный, ролей никогда не знал, и только его громадная находчивость да большой сценический опыт выручали из беды. Но надо отдать справедливость Бурлаку: импровизатор он был замечательный».

Уже зрелым мастером Андреев-Бурлак будет наставлять молодых артистов: «Актер является посредником между толпой и автором. Материалом служит его душа, а средствами – внешние его органы. Он должен отрешиться от самого себя, забыть привычки, изменить манеры, жесты. Он должен в своем голосе найти струны для выражения чужих страстей, чужих страданий». Возможно, Давыдов ошибался, потому что образ Счастливцева в классической комедии А. Н. Островского «Лес» стал впоследствии коронным в репертуаре Бурлака. «Лес» принес ему успех и в Саратове. В саратовском театре спектакль был поставлен 17 апреля 1877 года для прощания местной публики с известным провинциальным трагиком А. К. Любским, исполнявшим роль Несчастливцева. Спектакль был особо отмечен саратовской прессой. Писарев вспоминал: «После спектакля «Лес» Островский, благодаря Бурлака за исполнение, повторял: З-замечательно. Только знаете, что? Я эт-того н-никогда н-не писал… Но з-замечательно!»

Почти десять лет Андреев-Бурлак кочевал по провинции из театра в театр. Известно, что он много пил перед спектаклями – то ли от волнения, то ли от неуверенности в себе. Между тем, в 1880 году открылся первый частный театр в Москве. В труппу вошли Стрепетова, Андреев-Бурлак, Писарев. За ужином жизнерадостный, остроумный Бурлак рассказывал анекдоты, копировал известных литераторов и актеров. Поэт Минаев в газете «Московский телеграф» напечатал экспромт: «Москва славна Тверскою… и нижнею губою актера Бурлака». Современники писали, что он все роли может играть с помощью нижней губы и указательного пальца.

Илья Репин. В роли Поприщина в "Записках сумасшедшего" Андреев-Бурлак

Бурлак получил возможность удовлетворить свое давнишнее стремление к режиссерской работе. Режиссуры в современном понимании тогда не было. Режиссер в основном выполнял организационную и техническую функции. О трактовке ролей и общей идее спектакля актеры договаривались между собой, поэтому режиссерская работа, которой занялся Бурлак, воспринималась окружающими как подлинное новаторство. Актеров вначале знакомили с пьесой в целом. Потом Бурлак проводил беседы, объясняя замысел драматурга, характеры действующих лиц, их взаимоотношения. Раздавались роли, начинались считки за столом. Затем шли репетиции уже на сцене, устанавливались мизансцены. Когда черновой рисунок спектакля начинал ясно проступать, переходили к третьим репетициям, уже не прибегая к помощи тетрадок. Актеры должны были знать текст назубок, не полагаясь на подсказку суфлера. И только достаточно проработав пьесу, выяснив все детали, приступали к генеральным репетициям. Создание художественно цельных спектаклей Андреевым-Бурлаком началось задолго до Ленского, Станиславского и Немировича-Данченко. Вместе с Писемским Бурлак создал «Первое товарищество русских драматических актеров», в которое вошли Горин-Горяинов, Шумилин, Гиляровский, Свободина-Барышева, Глама-Мещерская, Варламов и другие. Маршрут, предложенный Бурлаком – города Поволжья и Дона. Гиляровский, посланный в качестве «передового», законтрактовал на выгодных условиях ряд театров. Декорации и бутафорию специально везли из Москвы, чтобы каждый спектакль показать провинциальному зрителю в наилучшем художественном воплощении.

 Восторженно принимают Андреева-Бурлака на Волге. Горин-Горяинов вспоминал, что ни до Бурлака, ни после него, ни одному артисту не удалось добиться в приволжских городах такой огромной славы и горячего, единодушного признания. Он был своим народным артистом. Самара, Саратов, Астрахань… -  там Товарищество актеров ждал подлинный триумф. «Колыбель истинных дарований – это провинция», - любил повторять Бурлак. «Гордость русского театра, артистический гений, пред которым преклоняется вся Россия», – писали о нем в газетах.

 Но были и другие мнения против необходимости театральной школы и против Андреева-Бурлака как ее проповедника. «Этот дон Сезар де Базан русской сцены, без коньяка никогда не игравший», - писал о нем провинциальный трагик Н. П. Россов. Трагедия Бурлака была в том, что он на исходе своих физических сил не мог воспользоваться собственной строго продуманной системой – он как бы завещал ее другим. Этим другим стал Константин Сергеевич Станиславский. Лев Толстой восхищался Бурлаком: «Ах, как я любил рассказы актера Андреева-Бурлака! Вот истинный талант! Простота-то какая!» И актер отвечал писателю той же любовью: «Дорогой Лев Николаевич, приехал я из Саратова больной. Вас хочется повидать, а профессор Остроумов приказал сидеть дома. Если будете в наших краях заходите, очень утешите больного Бурлака».

Умер актер в мае 1888 года в Казани. Ему едва исполнилось сорок пять лет. Актер, режиссер, импровизатор, писатель, рисовальщик – все соединил в себе Бурлак.

Р. S. Автор известной картины «Бурлаки на Волге» И. Е. Репин запечатлел актера Бурлака в роли Поприщина в «Записках сумасшедшего» Н.В. Гоголя.

Валерий Ганский, поэт, прозаик, краевед,

член Союза журналистов России.

Живет в Саратове

Опубликовано в журнале «Симбирскъ», Ульяновск

715 просмотров