По следам русских первопроходцев

Наша газета уже писала о начале уникальной экспедиции на яхте «Алеутские острова: под парусами Русской Америки», в которой приняли участие два наших ульяновца Дмитрий Старцев и Руслан Фазлыев. Стартовав 26 июля, путешествие завершилось в конце сентября. Дмитрий Старцев, «отбывший» свой срок на яхте в качества помощника капитана, что называется, от звонка до звонка, рассказывает о чудесах Русской Америки.

Первые за 150 лет
Ныне состоявшаяся экспедиция - пятая, организованная знаменитым путешественником, полярником, председателем Рязанского отделения РГО Михаилом Малаховым - кстати, он первый из двух гражданских лиц в стране получил Звезду Героя России именно за свои «полярные» подвиги. Четыре предыдущие были совершены в 2009-2012 годах на Аляску. Теперь настал черед Алеутских островов. В феврале Михаил Малахов побывал в Ульяновске, выступил на очередном заседании Клуба путешественников, рассказал о планах на следующую экспедицию и… предложил ульяновцам принять в ней участие. Изначально кандидатур было три, но в итоге на Алеуты отправились Дмитрий Старцев и Руслан Фазлыев.
- Основной костяк команды составляли шесть человек, - рассказывает Дмитрий Николаевич. - Но были еще и «приходящие», то есть прилетающие. На Алеутских островах четыре гражданских аэропорта, поэтому люди прилетали, проходили часть маршрута, потом их меняли другие. Таких было еще человек двенадцать. У «основных», у каждого, были свои обязанности. Я, например, в силу того, что много лет хожу под парусом, был назначен на «должность» помощника капитана.
Основная задача экспедиции была все та же - повторить путь русских первопроходцев, осваивавших эти территории в XVIII веке. Как отметил председатель Координационного общественного совета Регионального отделения РГО Игорь Егоров, вроде бы на тему Русской Америки написана масса книг, но на самом деле достоверные сведения о ней минимальны. В основном имеются труды «кабинетных» ученых, созданные на основе сохранившихся записей тех же первопроходцев, карт, отчетов миссионеров. Поэтому в экспедиции к Алеутам приняли участие археологи, этнологи. Более того, нынешняя экспедиция стала первым путешествием представителей России в эти места начиная… с XIX века. Так что его участники побывали там, где не ступала нога русского человека около ста пятидесяти лет!

Под тремя флагами
Участники экспедиции собрались в Анкоридже - самом крупном городе Аляски. А отправной точкой у нас был Кадьяк - это крупный остров у южного берега Аляски, не входящий в состав Алеутов. Там мы и погрузились на нашу яхту «Саваж».
Французская яхта «Саваж», выбранная после долгих и мучительных поисков по всему миру, по словам опытного яхтсмена Дмитрия Сарцева, заслуживает отдельной «песни». Кстати, яхт подобного уровня, предоставляющих чартерные услуги, в мире, без преувеличения, единицы. Она спроектирована и построена по заказу ее владельца, француза Дидье. Он же является капитаном «Саважа».
- Это совершенно уникальное судно. Оно обладает фантастической мореходностью. Шторм в тридцать узлов несколько раз мы выдерживали спокойно, а от более крупных просто убегали. Кстати, путешествовали мы аж под тремя флагами. На корме - флаг Тринидада и Тобаго, поскольку яхта там зарегистрирована, справа - американский, поскольку территория США, а слева - российский. Дидье Ватрекот, капитан «Саважа» - личность не менее уникальная. Ему построили эту яхту в 1995 году, и с этого времени он живет на ней круглосуточно и круглогодично. Я его как-то спросил: сколько времени ты проводишь на суше? А он отвечает: нисколько. И супруга у него под стать: когда нас уже по окончании путешествия высадили, они развернулись и отправились… на Гавайи! Вдвоем! А это, на минуточку, почти четыре тысячи километров, причем суши на этом пути практически нет, причаливать некуда. Так что при таком капитане моя должность помощника была, честно говоря, чисто номинальной. Он же за восемнадцать лет постоянного «стажа»  малейшие изменения в поведении судна или морского течения даже во сне мгновенно чует. Ну, правда, ночные вахты я стоял. Во время одной из них наблюдал совершенно фантастическое зрелище. Там животный мир необыкновенно богатый, особенно водоплавающих. Дельфины, касатки, горбатые киты. Сивучи - морские львы - огромные лежбища на берегах устраивают. Так что дельфины нашу яхту часто сопровождали. Но вот ночью… В воде же планктон, и в темноте видно, как он фосфоресцирует. Дельфины плывут - а за ними такой светящийся след тянется. Из воды выпрыгивают - и во все стороны сверкающие брызги. Феерия!


Там русский дух…
Для того чтобы найти на Алеутах следы русской культуры, по словам Дмитрия Николаевича, и трудиться-то особенно не пришлось. Для начала достаточно было посмотреть на названия островов да прогуляться по его улицам. Например, разве это американское название - остров Булдырь? Или остров Кыска (американцы его, правда, в Киску переделали). А группы островов - Андрияновские, Лисьи, Крысьи? В общем, там, как говорится,  русский дух, там Русью пахнет.
- У всех алеутов русские фамилии, - рассказывает Старцев. - Имя может быть американское, а может и русское. Потом, они все поголовно православные. На каждом острове или при поселке побольше - обязательно церковь. Очень забавно - православные иконы с надписями на английском церковнославянской вязью. Служат тоже на английском, а поют песнопения по-русски. Русского языка при этом не знают, просто заучивают слова. В одной церкви нам показали очаровательный хор - две бабульки и девочка лет двенадцати. Бабушки, кстати, на службу приехали… на квадроциклах. Очень эффектно смотрелось! И еще замечательная встреча была. Пришвартовываемся к острову, смотрим - нас встречает небольшая процессия. Священник в рясе, женщина, двое ребятишек и еще один на руках у женщины, совсем маленький. И девочка нам на полотенце подает хлеб-соль. Мы там чуть не расплакались. Оказывается, этот священник - чистокровный американец, пришел к православию, крестился, окончил семинарию, получил имя отец Андрей и «по направлению» его прислали сюда. А жена его, матушка Александра - белорусских кровей, русский язык знает. И нынешний отец Андрей его тоже выучил. Так они теперь вдвоем в воскресной школе учат местных ребятишек русскому языку.
Алеутов осталось очень мало: на Аляске, Алеутских и соседних с ними островах - около восьми тысяч человек. Как рассказал Дмитрий Николаевич, поселки небольшие, но аккуратные. Финансирует их правительство США. Может быть, поэтому любой алеутский поселок разительно отличается от российской деревеньки такого же размера. При каждом поселении имеется так называемый комьюнити-центр - аналог сельского Дома культуры. Но только аналог. Потому что в каждом таком центре стоит удобная мягкая мебель, работает кофе-машина, висит огромная «плазма», есть компьютеры и постоянный выход в Интернет. Занятия алеутов традиционны для их культуры - рыболовство и краболовство. Часть продукции обрабатывается здесь же, на месте. Путешественники видели несколько небольших фабрик, расположенных прямо на кораблях, а на одном из островов находится крупный рыбообрабатывающий завод, куда их сводили на экскурсию.
- Вроде бы всего этого уже наелись по самое не хочу, но вид красной икры в огромных чанах все равно впечатляет! - смеется Дмитрий Николаевич. - Вообще встречали нас необыкновенно дружелюбно. Рыбу в разных видах и разных размеров, крабов в подарок приносили в таком количестве - впору было магазинчик открывать.

Встречи
Кстати, живущие на островах американцы были не менее дружелюбно настроены к нашим героям - разве что удивлялись больше и говорили, что сколько они здесь живут, русских ни разу в этих краях не было. Несколько раз путешественники удостоились внимания тамошних правоохранительных органов.
- Однажды нас навестил шериф одного из островов - вышел, что называется, на огонек, мы тогда костер жгли, - рассказывает Старцев. - Вы, говорит, кто? Мы отвечаем - русские путешественники. А я, говорит, шериф.  У меня и тюрьма есть, только она все время пустует. Уж не знаю, намекал он на что или просто для поддержания разговора, только беседа получилась вполне мирной. Шериф рассказал, что живет здесь с женой уже около десяти лет, ему здешняя жизнь нравится, а вот супруге - не очень. А сын у него в Кентукки работает. Тут как раз ему сын из Кентукки на сотовый и позвонил. Тот ответил ему, что перезвонит, и еще некоторое время расспрашивал нас о нашей экспедиции. Так и поговорили.
В другой раз несколько человек из группы отправились на поиски петроглифов - высеченных на скале знаков, которым больше тысячи лет. Петроглифов не нашли, зато наткнулись на группу американских отдыхающих.
- На берегу разбиты несколько палаток, их всего человек пятнадцать, детишки разновозрастные бегают - полное ощущение, что это такой пикничок на лужайке рядом с домом. А это скалистый берег со стороны Баренцева моря. Мы, говорят, рыбку сюда половить приехали. Пожаловались им, что никак не можем эти петроглифы найти, и они нас быстренько к ним проводили. Из коллег-яхтсменов встретили только одного, зато какого!  Как-то в соседней бухточке пришвартовалась небольшая яхточка. Мы возвращаемся из поселка, поднимаемся на борт, а Дидье говорит - у нас гости. Оказалось, его соотечественник, француз, тоже яхтсмен, в одиночку путешествует по Северам. Прошел Канаду по озерам, проливам, сейчас идет в сторону Кадьяка. Недели через три, когда сезон закончится, он вернется домой и будет работать лыжным инструктором в Альпах. А летом - снова сюда.

Гербарий и военные базы
Для археологов, бывших в составе экспедиции, работы тоже хватило. Как говорит Старцев, они собрали очень много артефактов. Сейчас весь материал находится в Рязани, исследуется и обобщается.
- Больше всего находили предметов быта - остатки посуды, каких-то инструментов. Встречались и наконечники гарпунов. Вообще очень много экспонатов, оставшихся от русских первопроходцев, собрано уже американцами. У них практически при каждой школе есть небольшой музей. Есть и частные, так сказать, энтузиасты. Один из таких коллекционеров показывал нам железный русский топор и… обожженный кирпич. Оказывается, на одном из островов первопоселенцами был построен небольшой кирпичный заводик - чтобы было из чего дома возводить. Вот один кирпич до наших времен сохранился.
Некоторым участникам экспедиции пришлось в ходе нее выполнять несвойственные им функции. Так, одному бизнесмену, имевшему дело с растениями разве что в букетах, поручили собирать гербарий.
- Ботаника «в штате» не оказалось, а гербарий собрать попросили. А это, оказывается, весьма тонкая наука. Есть специальные папки, под папирусную бумагу нужно, аккуратно расправив, уложить растение, потом, не помяв, его закрыть. В общем, наш ботаник на общественных началах изрядно помучился. Но несколько папок добросовестно собрал.
Еще путешественникам попались на островах несколько заброшенных после Второй мировой войны американских военных баз. Одна из них, самая крупная на острове Адак, была оставлена буквально лет десять назад.
- База там была огромная, тысяч на шестьдесят личного состава. Там при ней поселочек, где живут человек двести, которые занимаются ликвидацией этой базы. Но, что интересно, никакой охраны нет - проходи и рассматривай, что хочешь - вплоть до хранилища ядерных боеголовок. А к затопленному во время войны японскому кораблю я даже нырял - благо гидрокостюм с собой захватил.
На острове Адак и завершился маршрут экспедиции «Алеутские острова: под парусами Русской Америки». Ее участники от острова Кадьяк прошли вдоль всей гряды Алеутских островов до самого западного из них Атту, потом вернулись еще примерно на четыреста километров до острова Адак, где находился аэропорт. И оттуда уже отправились на «большую землю» по воздуху. За это время они прошли 2286 морских миль (что составляет больше четырех тысяч километров), совершили 8 ночных переходов и произвели более 60 высадок в бухтах, действующих и заброшенных поселках.

Фотоотчет экспедиции

Оксана Моисеева
 

818 просмотров