Описание жизни по Слесарскому


 

В свою мастерскую на 18-й этаж высотки Станислав Петрович Слесарский, заслуженный художник России, приходит каждый день как на работу.

- А по-другому никак, художник должен быть в мастерской, - считает Станислав Петрович. - Бывает, правда, что выезжаем на пленэры. Они дают какое-то обновление в творчестве. Вообще природа учит. Аркадий Пластов (народный художник СССР. - Авт.) говорил, что «надо учиться у природы». На самом деле все многообразие и краски берешь у нее. Это жизнь, а живопись - это описание жизни, я так понимаю. И, наверное, правильно.

В учителях - Пластов
В прошлом году Станислав Петрович стал лауреатом международной премии гениального живописца в номинации «На родине Пластова». По мнению художника, это большая честь стать ее обладателем. Но о своих наградах Станислав Петрович не любит говорить, ему этого делать не позволяет скромность. Его имя как кандидата на премию выдвинуло региональное отделение Союза художников России, членом которого является Слесарский.
Как рассказал художник, первый раз он услышал о Пластове, когда учился в Казанском художественном училище, а потом имя мастера звучало в стенах Ленинградского института имени Репина, где продолжил обучение Станислав Петрович. Среди художников имя Пластова тогда было знаковым. Он являлся одним из величайших живописцев. Некоторые студенты, по рассказам Слесарского, даже сплавлялись по Свияге, чтобы попасть в гости к Пластову. И, конечно, не попадали: все-таки Свияга через Прислониху не протекает, да и вообще от нее далеко находится.
Станислав Петрович может долго говорить о Пластове, которого считает своим учителем, несмотря на то, что никогда его не видел.


Встретил петух
Чтобы лучше понять творчество Слесарского и самого художника, я долгое время напрашивалась в его мастерскую. «Ну зачем обо мне писать? - скромно отказывал художник. - Что во мне такого?». Но потом все-таки пригласил в мастерскую.
Прямо около входа меня встретил нарядный петух в рыже-красных тонах. Его Станислав Петрович написал отнюдь не к Году Петуха, который наступил по китайскому календарю. Картина появилась на свет много лет назад, когда еще была жива бабушка жены Станислав Петровича, к которой они приехали погостить. В композицию вошел пень с топором, тем самым показывая жестокую судьбу деревенских петухов.
- Накаркал я этому петуху судьбу, - сетовал художник. - Пошел он на суп. Практически в тот же день приехали к нам гости, сосед по просьбе бабушки отрезал бедной птице головушку. А петух был хороший...


Арина Родионовна и Саша
На мольберте в центре мастерской возвышалась огромная картина, над которой работал художник. На холсте за столом при свете свечи сидела молодая девушка с прялкой, а ее внимательно слушал кудрявый мальчик.
- Это Арина Родионовна, няня Пушкина, и маленький Саша - будущий поэт, еще до лицея, - пояснил Станислав Петрович. - Обычно няню Пушкина изображают уже старушкой. И я ее тоже первоначально нарисовал пожилой. Потом стал интересоваться, сколько же ей было тогда. Но на самом деле она была молодая, ей было столько же, сколько и матери Пушкина, чуть больше двадцати лет. До девяти лет Александр Сергеевич слушал нянины сказки, что, несомненно, повлияло на его творчество. Собственно, картину я так и назвал - «Нянины сказки».
Как отмечают многие коллеги Станислава Петровича, он - художник, постоянно ищущий. Так, портрет Пушкина - любимого поэта Слесарского - на картине «Пушкин» корректировался несколько раз.
- У меня были поиски чисто колористического плана: менял небо, поэт был немного в другом цвете. Мне кажется, я только улучшил картину, здесь теперь нет ничего лишнего, - говорит художник.
То же самое происходило с русскими мадоннами на двух картинах с одинаковым названием «Кормилица», «Прощание с колодцем» и многими другими.
Стены в мастерской увешаны картинами: на одной - целая галерея портретов родственников: жены Людмилы Юрьевны, дочерей - Сони и Зоси, зятя - священнослужителя, отца Григория, бабушек, крестного. Все лица очень колоритные и интересные.
На другой - много картин в стиле Ван Гога, перед творчеством которого Станислав Петрович преклоняется. Но Станиславу Петровичу также присущ пластовский реализм в пейзажных зарисовках и натюрмортах.


С тоской о прошлом
Сравнивая прошлое и настоящее, художник отзывается о прошлом с тоской. Живопись, по его словам, была более академической, а сегодня уровень ее упал, стал пестрый, потому что нет той школы, которая была. Понизились и требования к художнику. Рядом с работой мастера вешают работы, не стоящие внимания. Раньше такого не было. Нет худсоветов, которые критиковали, жестко отбирали работы на выставки.  Молодые художники не рисуют, а стараются зарабатывать деньги шабашками.
- Да, нет тех закупок картин, которые были в советское время. Но у художника есть кредо, он должен писать, он не может не писать, - считает Станислав Петрович.
А в советское время были серьезные заказы. В здании железнодорожного вокзала в кафе до сих пор сохранилось панно-триптих, посвященное старому Симбирску, которое выполнили на заказ известные ульяновские художники Горшунов, Клевогин и Слесарский. В старом здании Карамзинской библиотеки есть две музы, поэзии и истории, тоже выполненные Станиславом Петровичем.
Сейчас заказы художникам поступают, но меньше. Еще лет семь назад Слесарский сделал портреты председателей Совмина в Казани.


Художниками рождаются
Скорее всего, не случайно этот заказ делал именно Слесарский. Он родом из Казани, жил в центре города. На вопрос, как стал художником, Станислав Петрович поправил:
- Художниками рождаются, а не становятся. Я с детского сада знал, что буду художником. Всегда рисовал. Это было как-то предначертано. Дед был сапожник, а дети, мои дядья, стали художниками. Один из них был известным скульптором - Петр Сажин. Он жил в Свердловске. Там до сих пор стоят памятники, сделанные им. Кстати, когда он лепил Павлика Морозова, я ему позировал.
Однако эстафету он перенимал только косвенно: в потайном чуланчике видел какие-то работы дяди довоенного периода, в основном слепки, и пытался их повторить, а из дедовых сапожных колодок вырезал кораблики. Позже, в школе, любил лепить коней. Но в художественной школе скульптурного отделения не было, только живопись. Так и пришлось Станиславу Петровичу стать живописцем, сейчас у него нет никаких сомнений, что это было так предначертано свыше.
В Ульяновск Станислав Петрович пере-ехал вместе с семьей в 1987 году по приглашению председателя реготделения Союза художников России Юрия Панцырева.
- Сюда мы приехали в первый раз в гости к Горшуновым - нашим давнишним друзьям, когда старшей дочке было где-то 4 года. Город поначалу показался неинтересным, как выразилась моя жена Людмила, у него не было лица: соборы канули в Лету, старые дома старались запрятать. Складывалось такое ощущение, что стерта память города. В Казани тогда таких преобразований еще не было, - вспоминает художник.
Однако Слесарские остались в Ульяновске, и город стал родным. Более того, Станислав Петрович отыскал село Матвеевка в Старомайнском районе, где когда-то жил его дед по линии матери. В 1990 году Слесарские с Горшуновыми купили там дом - так появилась возможность рисовать на природе, а Станислав Петрович таким образом вернулся к себе на родину.
- Небольшой город для меня все-таки лучше: какая здесь неторопливость, спокойствие, нет дерганья, как в Казани. Суета для художника, мне кажется, немножко не та среда, - считает Слесарский.


Деревенские мотивы
Станислав Петрович хоть и был городской, но деревня всегда его манила. Да и среда эта была отнюдь не чужой: в детстве все лето художник проводил в деревне у бабушки. Первые его картины были посвящены красотам деревни. И одни из первых дипломов Станислав Петрович получил за «Утро колхозное», «Хлеборобов». «Дедовы просторы» оказались настолько интересными, что их выкупил Государственный музей изобразительных искусств Республики Татарстан. Но художник повторил эту картину, сделал копию, которая часто вывешивается на различных выставках.
Долгое время семью Слесарских кормила церковь: Станислав Петрович расписывал храмы в разных городах России. В Ульяновске он участвовал в реставрации старинного Воскресенского храма на старом городском кладбище - единственной культовой постройки архитектора Федора Ливчака. Некоторые лица святых на фресках храма были написаны художником фактически заново. Сейчас из-за плохого зрения Станиславу Петровичу пришлось отказаться от росписей храмов.
Но художнику не приходится скучать. Он решил заняться незаконченными работами, которых достаточно много. Среди них картина-фреска, где главный персонаж Андрей Блаженный - покровитель Симбирска. Художник над ней работает уже почти десять лет. По преданию, пока был жив Андрей Блаженный, в городе не было ни одного пожара. Он умел предупреждать об опасности. Станислав Петрович изобразил его как раз в такой момент. На картине, кроме портрета Андрея Блаженного, много лиц симбирян разных сословий. Каждое из них хочется рассмотреть в деталях. Есть и незаконченная картина с Богданом Хитрово - основателем Симбирска, выполненная в лубочном стиле. Боярин скачет на коне по побережью Волги. Вполне возможно, ульяновцы их в скором времени увидят на выставках.

Ирина Антонова
 

442 просмотра