«Алиса» - Юлия - 0:0

Поединок рока и попсы в Ульяновске закончился вничью.

В среду, седьмого октября, в Ульяновске «схлестнулись» ортодоксальные рокеры и махровая попса. Правда, «схлестнулись» на разных площадках.

Ульяновским рокерам было хорошо на презентации относительно новой программы «Цирк» группы «Алиса». А поп-меломаны города «зажигали» под песни Юлии Савичевой из свежего альбома «Сердцебиение». Наша газета успела побывать и там, и там.

Самый красивый рокер Отечества

Константин Панфилов, больше известный «алисоманам» по фамилии своего деда - Кинчев, за все время концерта в Ульяновске между песнями произнес от силы три слова. По-прежнему закрыт он и для общения вне сценической площадки. У самого Константина Евгеньевича есть, на первый взгляд, тому вполне логичное объяснение: «Интервью и участие в рекламных кампаниях обычно связаны с интересами шоу-бизнеса. В результате - однотипные, безликие вопросы и столь же формальные ответы. Если же вопросы не формальные - то обычно злые. Меня стараются поддеть, а я пытаюсь противостоять этому, оставаясь при этом корректным. К сожалению, иногда все-таки срываюсь... Критику воспринимаю как данность, но еще и специально давать для нее поводы своими интервью - избавьте. Когда я осознанно встал на путь православия, то поменял приоритеты в своем творчестве. Был готов к тому, что мир начнет навешивать на меня ярлыки «нациста», «фашиста», «маразматика», заранее знал, какие камни полетят в мою сторону».

О влиянии православия на творчество Кинчева чуть позже. Пока - о кажущихся подлинных причинах «обета молчания» бывшего панк-рок-бунтаря.

Когда-то песни Кинчева балансировали на грани анархизма, чем и подкупали. Есть легенда, что «Алиса» однажды не прекратила выступление в Питере даже несмотря на то, что прямо во время концерта на глазах у музыкантов скинхеды зарезали панка. Сегодня другая крайность - несмотря на метания по сцене, ставший внутренне респектабельным Кинчев, кажется, огламурился и обуржуазился настолько, что смог бы остановить концерт, даже если бы кто-то из ульяновских зрителей бросил на сцену пустую пластиковую бутылку. Но нынешние фанаты некогда одной из самых беспокойных рок-групп неусидчивы в меру. На ульяновском примере: к авансцене хоть и прорвались, но вяло колыхались там на радость фронтмену, новые песни которого полны сумбура из патетичного пафоса и философских мантр. Если и в мыслях такая же чехарда, то понятно, почему Константин Евгеньевич настолько необщителен. Вдруг лишнее скажешь, а ему по статусу не положено. Завязав однажды с наркотиками, Кинчев крепко подсел на «опиум для народа». Сохранил себя, но в результате как будто потерял некую самобытность. Он признается: «Для меня нет более серьезной темы для переживаний, чем борьба со своими грехами. Став верующим, я не замкнулся, не закрылся от мира, остался в своей профессии. Я выхожу на сцену не для того, чтобы кривляться, потакая вкусам толпы. Моя задача - посредством своих песен делиться с окружающими своим мировоззрением, которое помогло мне стать более цельным, нежели я был до прихода к православию. Мой духовник не очень рад тому, какую профессию я избрал. Естественно, он за меня переживает. Понимает, насколько много искушений и соблазнов в страстном образе жизни, которым является рок-н-ролл. Молится за меня, чтобы я не сломался и не упал. А я всегда знаю, что его плечо поддержит меня, если упаду, и всеми силами стараюсь не допустить падения. Большинство воцерковленных людей настроены против моих концертов, потому что там громкая музыка, толпа. Но мое место - там. Христос вообще общался с падшими людьми. Почему мне, убогому, в этом отказано?». Вот такие нынче метафоры и ассоциативные ряды у Кинчева.

Ульяновский концерт показал, что в профессионализме Кинчеву по-прежнему не откажешь: свет и звук - виртуозны. Сам рокер еще способен завести и себя, и толпу. Но вместе с тем это выступление оставило двойственные чувства от нелепых попыток «усидеть на двух стульях». Он - как мышь из старой притчи, просившая Всевышнего о крыльях и в итоге оказавшаяся не нужной ни птицам, ни летучим мышам, ни своим бегающим по земле сородичам. Его рассуждения о Путине, Украине и политике, логичные в устах какого-нибудь среднестатистического представителя middle-class, не вызывают ничего, кроме уважения к былым заслугам и понимания с точки зрения профессионала конъюнктуры. Он и не скрывает: «Я, как ни крути, и так втянут в политику. Как любой человек с мало-мальски сформированным мировоззрением. Другое дело, что отстаивать интересы той или иной группировки я бы поостерегся. Если кому-то из политических деятелей близка позиция, которую отстаиваем мы, - пожалуйста, вот они, мои песни, пользуйтесь».

Вот в этом, наверное, и есть главный парадокс возмужавшего и заматеревшего Кости Кинчева. Он искренен как-то уж слишком продуманно. И панкует, скорее, в силу профессии, а не по зову души, как раньше. Двигаясь по уютной колее без всяких там виражей и кюветов. Лишь иногда прищурится и сыронизирует по-кинчевски, как раньше, в адрес своих ровесников по русскому року (Шахрина, Сукачева, Бутусова): «Стареют, брюзжат, толстеют, чего не могу сказать о себе - самом красивом рокере Отечества». Но и это уже самоирония, в которой все устраивает и самого Кинчева, и сегодняшних (и отчасти бывших) «алисоманов».

Первый ульяновский «сольник» Савичевой

Впрочем, все познается в сравнении. И одновременный ульяновский концерт Юли Савичевой в этом смысле весьма показателен. Было ощущение, что «Алиса» в этот вечер «оттянула» на себя весь лучший ульяновский свет и звук. В результате поп-звезде пришлось работать на аппаратуре похуже (и это мягко сказано). К тому же, надо отдать этой отважной девушке должное, живым звуком. Это первый самостоятельный «сольник» Савичевой в нашем городе. Предыдущие гастроли в туре «Фабрики звезд» и выступление в сборной «солянке» перед выпускниками ульяновских школ не в счет. Позавчерашний концерт был бы безупречен, если бы молодая поп-звезда была поуверенней и чуть избирательней в концепции. Удачные, хотя и нелепые попытки поднять зал и заставить танцевать стоя на месте. «Подсадной», как показалось, «коверный» в скучноватой репризе про незадачливого поклонника. В странного ульяновского поэта Олега, с которым звезда спела дуэтом, можно было бы поверить, если бы накануне на концерте в Самаре на сцену не вышел бы по тому же сценарию некто Алексей. Впрочем, тусовка поп-кумиров не взыскательна. Да и демонстрация приятного вокала на фоне «колхозного» звука в случае с ульяновским концертом Савичевой своеобразный подвиг.

Это блиц-противопос-тавление к тому, что в попсе самоуспокаиваться принято быстрее, чем в рок-музыке. Но когда эти два течения ассимилируются, странным образом перестаешь понимать кто лучше: «ветеран» Костя или «зажигалка» Юля. Или лучше дома посидеть. И послушать Guns N’Roses с Led Zeppelin. Или на худой конец Шакиру с Бейонсе.

Александр Кныш

458 просмотров