Юрий Федоров: «Я твердо следовал девизу: «Выдерживай и воздерживайся»

Сегодняшним героем рубрики «Как живешь, чемпион?» стал заслуженный мастер спорта СССР, двукратный чемпион мира и Европы по хоккею с шайбой, наш земляк - Юрий Федоров. 8 июня он отметил юбилейную дату - 70-летие.

- Юрий Иванович, нашим читателям наверняка интересно узнать, как проходило ваше приобщение к спорту, кто был первым тренером?

- Жизнь каждого человека начинается с детства. Мое детство проходило в Заволжье, на Нижней Террасе, где жили мои бабушка и дедушка, а продолжалось на улице К. Либкнехта, в центре Ульяновска.

На Нижней Террасе самым популярным видом спорта по праву считался хоккей с мячом. Я не пропускал ни одной игры на заволжском стадионе. Ходил на хоккей болеть за «Волгу» вместе с отцом и ватагой ребят. Старожилы, конечно, помнят, сколько любителей хоккея собирал стадион. Для болельщиков на переполненных трибунах игры были настоящим праздником. Я знал по именам и фамилиям всех ульяновских хоккеистов той поры: Владимира Монахова, Юрия Широкова, Леонида Бутузова, Олега Плотникова… А кумирами моими были Юрий Широков и Владимир Монахов. К сожалению, никого из названных мною хоккеистов уже нет с нами. Они дарили болельщикам великолепную игру. Я убежден, что эти яркие хоккеисты, несомненно, повлияли на нас, тогдашних мальчишек. Всем непременно хотелось заниматься хоккеем.

Чуть позже, когда наша семья жила на улице К. Либкнехта, я приобщился к футболу на известном тогда стадионе «Спартак». Теперь этого стадиона нет. На его месте высится торговый центр.

Занимался я у известного тогда ульяновского тренера Георгия Васильевича Моторина. Он учил нас, ребят, азам футбола, прививал нам уважительное отношение к людям, к спорту. На «Спартаке» занимался в то время и ныне знаменитый Николай Афанасенко, чемпион мира по хоккею с мячом, и другие известные спортсмены.

Зимой на «Спартаке» организовывали массовые катания на коньках. Я тоже со знакомыми ребятами старательно осваивал коньки. Потом в моей жизни и в жизни нашей семьи произошла перемена: мы переехали в Засвияжский район. Было мне тогда 14 лет.

Именно в этот период мы жили в одном засвияжском дворе между улицами Автозаводская и Ростовская. Эта, если можно так выразиться, территория, была довольно спортивной. На спортплощадке бывшего строительного училища (ныне его уже нет, как и спортплощадки) футбольные баталии начинались рано, а заканчивались поздно вечером. Впрочем, не только футбольные. Здесь играли в волейбол и баскетбол. Была даже площадка для игры в городки.

В моей памяти то время останется навсегда, хотя после детства и юности прошло много лет. Поистине «дистанция огромного размера». Но разве нам позабыть ребят, с которыми без устали гоняли старый футбольный мяч на нашей спортплощадке. Юра Орлов и Володя Нуйкин, мои ровесники, познакомили меня с ребятами двора.

Помню, как мы изо дня в день отрабатывали технику футбола, удары с разных дистанций. Все старались, как можно лучше исполнить так называемый сухой лист или финты лучших футболистов. У кого-то получалось лучше, у кого-то хуже. А уж в играх выкладывались так, что впору было майки выжимать. Родители звали на обед, но не могли до нас докричаться. Что для нас обед, если мы жили игрой. Играли ребята разных возрастов, но отношения у нас были вполне доброжелательные. Не прощались трусость, боязнь во время игр. Таким образом, у нас воспитывался бойцовский характер.

- Футбол постигали на упомянутой спортплощадке, а вот кататься на коньках начинали поздней осенью на большом, площадью в несколько десятков метров, болоте, которое располагалось сразу за жилыми домами улицы Ростовской рядом с железной дорогой.

- Для меня это особая тема. Конькобежную подготовку я проходил на этом самом замерзшем болоте. Тогда на коньках я стоял не слишком уверенно. Поздновато начал по-настоящему осваивать эту науку, как, впрочем, и хоккей с шайбой. Бывало, выйдешь на неокрепший лед, а он предательски потрескивает. Того и гляди провалишься. Но обходилось. А уж сколько раз падал - не сосчитать. Словом, набивал шишки. Да почти все из нас так начинали. Но верно говорят, что в каждом деле труден первый шаг, потом - чуть легче.

В Засвияжье в то время набирал силу заокеанский хоккей с шайбой. Многие ребята занимались этим видом спорта. Сам я в хоккейную команду попал в 17 лет, когда после окончания школы работал на автозаводе слесарем в одном цехе с отцом.

- В юношеской команде ульяновского автозавода «Торпедо» ты продолжал осваивать заокеанский хоккей.

- Спасибо тренеру Виктору Ларионову. Он поверил в меня. Мне выдали хоккейную форму, в которой играл, что называется, бок о бок с отличными ребятами. Они на первых порах помогали мне словом и делом. Старался перенимать у них лучшие игровые качества. Тренировался, говорю это без всякого ложного пафоса, до изнурения. Многие в команде катались лучше меня. Поэтому решил во что бы то ни стало освоить конькобежную подготовку и технику хоккея с шайбой, чтобы не выглядеть на льду неумелым новичком. Упорно занимался в хоккейной коробке, изучал практически премудрости заокеанской игры. Конечно, помогали и наставники команды. Но многое зависело от меня самого.

- Потом была взрослая команда ульяновского «Торпедо», выступавшая в то время в классе «Б» чемпионата СССР.

- Меня пригласили в «Торпедо» в 1967 году. Прекрасно помню Гену Степанова, Юру Орлова, Гену Грушина, Витю Шарагина, Сашу Билялова, Славу Дубровина, своего тезку Федорова Юрия Викторовича и других ребят. Вместе упорно тренировались, играли, как говорят, не жалея себя. А с Геной Степановым мы отлично дружим по сей день.

Нам, тогда молодым хоккеистам, каждодневно помогали ветераны команды: Леонид Сурков, Юрий Каленов, Анатолий Бажанов, Юрий Миронов, лучший бомбардир «Торпедо», Алексей Дериглазов, Владимир Чечулин, Виктор Новоселов, Владимир Москвитин, Владимир Круглов, Вячеслав Балабанов, Александр Медведев, Геннадий Ожев, Владимир Лифанов, Анатолий Лосев, Владимир Самаркин, Владимир Шачнев. Всем им огромное спасибо за хоккейную науку! Мы были в ульяновском «Торпедо» одной дружной семьей.

К слову, в «Торпедо» я поначалу играл нападающим. Однако в следующем сезоне старший тренер Георгий Леонидович Мордухович предложил мне амплуа защитника. Я согласился. Играл в паре с Алексеем Дериглазовым, отличным хоккеистом и человеком. Потом в «Торпедо» пришло пополнение: из Нижнего Новгорода, тогдашнего Горького, приехали Саша Куликов и Володя Яшин.

В автозаводской команде намечались серьезные перемены. Старший тренер Мордухович взял курс на омоложение состава. На мой взгляд, это было правильное решение с точки зрения стратегии. Да и результат команды порадовал и тренеров, и нас, хоккеистов, и, конечно, болельщиков. Во второй зоне класса «Б» первенства СССР мы в сезоне 1967-68 гг. заняли первое место. Сплав опыта и молодости принес несомненный успех.

Правда, в полуфинальном турнире мы стали только третьими, но, тем не менее, Федерация хоккея СССР включила нас во вторую группу класса «А», в западную зону. Выступили мы в сезоне 1968-69 гг. далеко не блестяще. Заняли десятое место из 11 команд. Однако, несмотря на неудачу, тренеры поставили на следующий сезон главную задачу: закрепиться в классе «А».

Мне нравился стиль работы Мордуховича: он выстраивал ровные отношения с хоккеистами, сдержанно хвалил отличившихся и в то же время строго требовал с тех, кто тренировался и играл не в полную силу.

Перед сезоном 1969-1970 гг. ульяновское «Торпедо» выступало в Кирово-Чепецке в хоккейном турнире. В составе участниц была и молодежная команда ЦСКА. По итогам турнира меня признали лучшим защитником. И уже вскоре я и Саша Куликов были приглашены в ЦСКА. Подходило и время моего призыва в армию.

- Приглашение, конечно, приняли с восторгом: ведь это мечта очень и очень многих хоккеистов.

- Разумеется, радовались, но и волновались. Волнения, пожалуй, было больше. ЦСКА во главе с легендарным Анатолием Владимировичем Тарасовым был в то время сильнейшей командой страны и одной из сильнейших в мире. Про тренировочный процесс в столичном армейском клубе написано немало. Нам пришлось испытать тяжелейшие нагрузки на себе. Ежедневно несколько часов огромного физического напряжения: кроссы, штанга, прыжки, разнообразные кульбиты, отжимания… И все в быстром темпе, ни минуты простоя. Скажу откровенно: далеко не каждый, даже хорошо физически подготовленный молодой человек, выдержит такой тренировочный процесс.

Были минуты скверного настроения, были даже невидимые миру слезы. Но в дальнейшем я твердо следовал девизу стоиков: «Выдерживай и воздерживайся». Таким образом, постепенно втянулся в эту тренировочную круговерть. Играл даже в основном составе, но, конечно, не во всех матчах.

Чуть позже Тарасов отправил меня в Чебаркуль, где выступала армейская команда «Звезда». По сути, это был, выражаясь на западный манер, фарм-клуб ЦСКА. Игрового времени там хватало с избытком. Набирался опыта, мастерства, совершенствовал свою игру. Легендарные хоккеисты Валерий Харламов и Александр Гусев тоже в свое время играли в чебаркульской «Звезде».

- Потом твоя армейская служба подошла к завершению, а в ЦСКА к тому времени появилась большая группа молодых хоккеистов.

- Предсезонную подготовку 1971 - 1972 гг. я проходил в ЦСКА. После Чебаркуля мог конкурировать с игроками основного состава армейского клуба, но в то время в знаменитую команду действительно была приглашена большая группа молодых хоккеистов из других клубов.

Анатолий Владимирович Тарасов решил не оставлять меня и Сашу Куликова в ЦСКА. К тому же у меня заканчивался срок армейской службы. Он вызвал меня на беседу, спросил, где я хочу играть. Мне, конечно, хотелось остаться в ЦСКА, но я почему-то не решился сказать об этом вслух. До сего времени ругаю себя за это. Тарасов предложил мне на выбор три армейских клуба: СКА «Тверь» (бывший Калинин), опять же чебаркульскую «Звезду» и нижегородское (горьковское) «Торпедо».

Я отдал предпочтение «Торпедо». В этом клубе мы играли с Сашей Куликовым. Правда, потом наши пути разошлись. Он перешел в московский «Спартак», где играл очень прилично, выступал и в сборной СССР. А я остался в «Торпедо». И, говоря откровенно, нисколько не жалею. С 1971 по 1985 год играл за этот клуб да еще сезон 1987-88 гг. В нашей команде работали разные наставники. Но чаще всего я вспоминаю ЦСКА, хоккеистов и великого тренера Анатолия Владимировича Тарасова. По сути, он поднял наш советский хоккей на вершину славы. Да что говорить: его методики тренировок изучали и изучают в хоккейных державах. Его учебники - наглядное пособие для всех клубных и сборных команд. Он был профессионалом высочайшего уровня, обладал большим педагогическим даром. Словом, суровая школа Тарасова действительно лучшая в мире. Очень жаль, что с ним так несправедливо поступили, отлучив от хоккея. А ведь хоккей и был его жизнью.

- Тарасовская школа, несомненно, помогла тебе стать игроком сборной Советского Союза.

- Еще как помогла. Первый раз меня пригласили в сборную страны в 1974 году. Мы тогда приняли вызов канадской сборной ВХА (Всемирной хоккейной ассоциации). Играли суперсерию из восьми матчей. Начинали в Канаде. В Квебеке сыграли вничью - 3: 3. В Торонто проиграли - 1:4. Зато в Виннипеге победили - 8:5, а в Ванкувере разошлись миром - 5:5.

А вот в Москве переиграли канадцев по всем статьям: три победы и лишь одна ничья. Знаменитые канадские хоккеисты вместе с Горди Хоу ничего не могли противопоставить нашей остроатакующей игре. Тренером сборной тогда был Борис Кулагин.

- Насколько известно, ты хорошо сыграл и в Канаде, и в Москве, поэтому в составе сборной выступал и на чемпионате мира в 1975 году.

- Тот чемпионат я вспоминаю с удовольствием. Он проходил в ФРГ. Играли с соперниками в два круга. Дважды обыграли сборную Чехословакии. И сложилось так, что выиграли у всех сборных. Я выходил на лед в составе «пятерки»: Анисин, Мальцев, Капустин. Моим напарником в защите был Юра Тюрин, очень надежный человек и хоккеист. Выступал я и в паре с Геннадием Цыганковым, прекрасным защитником и моим другом.

Звание чемпионов мира мы завоевали тогда досрочно, поскольку не потеряли в матчах ни одного очка. Все без исключения пятерки не проиграли ни одного микроматча. Как всегда великолепно играл в воротах Владислав Третьяк. А лучшим нападающим чемпионата мира был признан Александр Якушев.

Никогда не забуду торжественные минуты исполнения Гимна Советского Союза, подъем нашего государственного флага. В такие счастливые мгновения, говорю откровенно, слезы наворачивались на глаза. Это действительно незабываемо.

- Но чемпионат мира 1978 года, на котором ты тоже выступал в составе сборной СССР, сложился прямо-таки драматично.

- Чемпионат проходил в Праге. Тогда впервые сборную возглавил Виктор Тихонов. И поначалу игра, как говорится, у нас не шла. Но в решающем матче и последнем на чемпионате мира со сборной Чехословакии мы должны были выигрывать с перевесом в две шайбы. Эта задача была выполнена. В итоге набрали одинаковое количество очков со сборной Чехословакии. А чемпионами стали по так называемым дополнительным показателям, лучшей разнице забитых и пропущенных шайб.

Все без исключения игры были очень напряженными и нервными. Надо было терпеть, не поддаваться на провокации. По-настоящем сильны были и канадцы, и шведы, и финны…

- У тебя как у хоккеиста интересная судьба: суперсерия матчей с канадцами, два чемпионата мира, потом последовала командировка по линии Спорткомитета страны и Федерации хоккея СССР в Японию.

- В Японии я работал вместе с Хелмутом Балдерисом, известным хоккеистом, игроком сборной СССР. Мы были в должности тренеров-консультантов на острове Хоккайдо, в городе Томакомай. Если говорить в целом, то хоккейных команд в Стране восходящего солнца не очень много. А на Хоккайдо в нашу бытность была, пожалуй, лучшая хоккейная дружина. Называлась команда мудрено -  «Одзи-Сейси». С нашей помощью стала она чемпионом и обладателем Кубка Японии.

С нами работал переводчик, так что особых проблем в общении с хоккеистами не испытывали. А что касается бытовых условий, питания - все было на высшем уровне. На том же высшем уровне было и гостеприимство японской стороны. Непременно должен отметить: японцы очень приветливые люди. Ни косых, ни хмурых взглядов. Только дружелюбие и улыбки.

А еще мне запомнились достопримечательности Страны восходящего солнца. Мы побывали во многих городах Японии, ее удивительных по красоте местах. Культура этой страны поистине многообразна и по-настоящему интересна. Жаль, что у нас не было много времени, чтобы основательно постигать ее.

- Как складывалась твоя спортивная жизнь после Японии?

- Потом еще один сезон играл в «Торпедо». За этот клуб, ставший мне, без преувеличения, родным, отыграл 16 лет. Медали мы не выигрывали, но очки у лидеров отбирали нередко. У нас была крепкая команда. В 1988 году, в возрасте 39 лет, перестал выступать за команду мастеров. Расставаться с хоккеем и с друзьями-хоккеистами было нелегко, но для каждого спортсмена наступает такой момент. Считаю, что надо быть готовым к резкой перемене в жизни.

И все же, перестав играть, я продолжал служить хоккею. Работал главным тренером «Торпедо», затем тренировал юношеские и детские команды.

- Со спортом наверняка и сейчас дружны?

- Спорт вообще и хоккей в частности по-прежнему занимает в моей жизни первое место. Я же не гончаровский Илюша Обломов, чтобы лежать на диване. Выхожу на ледовую арену регулярно. У нас в Нижнем Новгороде постоянно проводятся различные турниры по хоккею с шайбой. Выступаю за ветеранов, своих товарищей по команде «Торпедо». Конечно, скорости у нас уже не те, но желание играть ничуть не угасло. В общем, мои 70 лет - это далеко не старость, а лишь очередной возрастной период.

К тому же подрастает внук Демьян. Ему десять лет. Увлекся футболом. Не пропускает ни одной тренировки. Хожу на стадион вместе с ним. Болею за него во время матчей детских команд.

Пока трудно прогнозировать футбольное будущее Демьяна. Но меня радует его серьезное отношение к тренировкам, к игре, как таковой.

- За последние годы вам довелось несколько раз побывать в Ульяновске по приглашению спортивных руководителей и областной федерации  хоккея с шайбой. Каков, на твой взгляд, уровень развития этого вида спорта в нашем областном центре?

- Мы обсуждали эту тему с министром спорта Ульяновской области Николаем Цукановым и председателем областной федерации по хоккею с шайбой Евгением Давыденко.

В Ульяновске много ребят занимаются хоккеем на базе физкультурно-оздоровительного комплекса «Лидер». Я видел их в игре, старательных, смелых, беседовал с тренерами хоккеистов. Ульяновск богат на спортивные таланты. Здесь много заслуженных мастеров и мастеров спорта по хоккею с мячом, есть замечательные футболисты, конькобежцы, легкоатлеты, биатлонисты… Растет интерес и к заокеанскому хоккею: увеличивается количество команд, прежде всего детских. Создана и активно действует первая детско-юношеская спортивная школа по хоккею с шайбой. Есть две хоккейные лиги: так называемая Ночная и Непрофессиональная. Создана также Студенческая хоккейная лига. В общем, в «Лидере» становится тесно.

Придет время, когда потребуется еще одна арена с искусственным льдом. В то же время необходимо больше и эффективнее рекламировать хоккей с шайбой, нужно как можно больше ребят приобщать к этому замечательному виду спорта, увлекать им и родителей мальчишек. Это тоже путь к массовости.

В то же время создание команды мастеров, какой в свое время была ульяновская автозаводская дружина «Торпедо», требует длительного времени и больших усилий спортивных руководителей города и области, и, кстати, не только спортивных. Нужны солидные спонсоры, нужна очень и очень весомая финансовая поддержка. А еще необходима современная методика подготовки юных хоккейных дарований и, конечно же, никак не обойтись без тренеров высокой квалификации.

Когда все это вместе взятое будет активно действовать и взаимодействовать, можно через определенное количество лет начать разговор о создании команды мастеров по хоккею с шайбой в Ульяновской области.

А сейчас следует упорно работать и работать в этом направлении.

- Юрий Иванович, большое спасибо за интервью! Будем надеяться, что через годы в Ульяновске все-таки появится команда мастеров по хоккею с шайбой. У нас подрастает талантливая молодежь, которая мечтает проявить себя на хоккейном Олимпе. Пусть мечты молодых станут явью.

Беседу вел Вячеслав Ташлинский

На фото: в атаке хоккеист сборной команды СССР Юрий Федоров; моменты встречи команд «Торпедо» Нижний Новгород (Горький) с ЦСКА Москва. В борьбе за шайбу Юрий Федоров (№ 4) и легендарный советский хоккеист ЦСКА Валерий Харламов; Юрий Федоров (в центре) в матче с «армейцами» Москвы.

Фотографии из архива Юрия Федорова и Геннадия Степанова.

 

Из досье «ЧЕМПИОНА»

 

Юрий Федоров

Заслуженный мастер спорта СССР

Родился 8 июня 1949 года в Ульяновске.

Двукратный чемпион мира и Европы по хоккею с шайбой (1975, 1978 гг.).

Чемпион Универсиады (1972 г.)

В составе сборной команды СССР участвовал в суперсерии матчей со сборной командой Всемирной хоккейной ассоциации (Канада) (1974г.)

Участвовал в серии матчей «Кубка Вызова» в составе сборной СССР со сборной НХЛ (Канада) (1979г.) Обладатель «Кубка Вызова».

Выступал в командах мастеров ульяновского «Торпедо», московского ЦСКА, чебаркульской «Звезды», нижегородского (горьковского) «Торпедо».

Два года работал в Японии на острове Хоккайдо в г. Томакомай тренером-консультантом.

Был главным тренером команды мастеров нижегородского (горьковского) «Торпедо».

Тренировал юношеские и детские команды.

За время выступлений в матчах по хоккею с шайбой забросил в ворота соперников 102 шайбы. Является членом клуба известного советского хоккеиста, защитника сборной команды СССР Николая Сологубова.

Живет в Нижнем Новгороде.

311 просмотров