Артем Хаджибеков: «Выигрывать медаль приятно в любом возрасте»

Спортсмен сделал себе имя в пулевой стрельбе, а спустя полтора десятка лет отыскал новый вызов в неолимпийском виде, где продолжает исправно собирать медали.

- В одном из интервью вы сказали, что стрельба из арбалета - ваше хобби. Это обстоятельство позволяет легче подходить к соревнованиям?

 - Наоборот. Уровень в стрельбе из арбалета у меня все равно скорее любительский, навыков не хватает, а требования при этом остаются высокие. Так что настраиваться намного сложнее.

 - Давно ли вы практикуете арбалетный спорт?

 - Точно не помню. Где-то с 2003 или 2004 года. Однажды знакомые позвонили, предложили попробовать, оказалось интересно. Так и пошло.

- Победы и призовые места сейчас воспринимаются уже не так ярко и эмоционально, как в былые времена?

 - На самом деле точно также. Медаль есть медаль. Выиграть ее приятно в любом возрасте. Да и спортивный азарт никуда не делся.

- Известно, что вы - один из разработчиков и действующий инженер стрелкового тренажера «Скат», который вам очень помог выиграть Олимпиаду-1996. Эта технология может использоваться для подготовки стрелка из арбалета?

 - Да, конечно. Раньше производились специальные адаптеры и кто-то из арбалетчиков их покупал. Всем бы рекомендовал использовать эту систему. Потому что она ускоряет приобретение правильных навыков стрельбы и помогает устранять ошибки. Я сам, когда тренируюсь, больше половины времени стреляю с компьютером. Это меня и спасает.

- Китайцы не первое десятилетие доминируют в пулевой стрельбе, но в арбалете их позиции намного слабее. На ваш взгляд, почему так?

- У китайцев, как в среднем и везде, бюджетное финансирование спорта. Деньги там выделяются на массовые и олимпийские виды, а стрельба из арбалета к таковым не относится. К тому же, возможно, в Китае есть определенные ограничения на распространение данного вида оружия.

- Что нужно арбалетному спорту, чтобы стать олимпийским?

 - В первую очередь необходимо сделать его более доступным и зрелищным. Все это должно быть прописано в правилах, которые, с моей точки зрения, надо перестраивать. Вид неплохой. Но чтобы он развивался в олимпийском направлении, нужно проделать еще много работы.

- Вы как-то рассказывали, что во время победной Олимпиады-1996 так настроились на борьбу, что полностью отключились от действительности и еще долго не могли выйти из этого состояния. А на арбалетных турнирах вам приходилось переживать подобный опыт?

 -  В этом виде до такого не доходит. Арбалет не дает настолько уйти в себя. Здесь его нужно постоянно взводить и еще много чего контролировать, так как в плане точного выстрела - это более сложное оружие.

-  Как часто занимаетесь его настройкой?

 - Арбалет, как музыкальный инструмент, очень требователен к себе. Работать с ним нужно постоянно. Как минимум, раз в неделю. Настойки периодически сбиваются, да и эксперимент никто не отменял. Арбалетный ствол «выгорает» примерное через каждые 30 тысяч выстрелов. Отдельные экземпляры живут и до 100 тысяч, но некоторые и после 10 тысяч требуют смены. Под конкретные условия нужно подбирать и «болты». Под ветреную погоду один вариант, под безветренную - другой. Снос по ветру «болты» воспринимают не одинаково. Один при том же самом ветре улетит в восьмерку, а второй - в девятку.

 - В нашей сборной стреляют из российских или иностранных арбалетов?

 -  Арбалет российской сборки для дивизиона «Матч» я пока ни разу не видел. Только швейцарские.

 - Известна история о том, как в Атланте вас наградили «чужой» медалью, вручив «золото» за победу в стрельбе на 10 метров из пневматического пистолета, а не из винтовки. Так и не обменяли награду?

 - Да, она до сих пор у меня. Хожу, хвастаюсь (смеется). Месяца через два-три после Олимпиады изготовили новую медаль, но я не стал ее менять.  Сначала хотел, требовал справедливости, так сказать. Но потом решил, что старая медаль интереснее и уникальнее. И оставил ее.

 - Для наград есть особое место?

 - Олимпийские медали раньше держал в банковской ячейке, а сейчас храню просто дома в сейфе. Остальные на виду.

- Можете себе представить, что будете активно соревноваться в 70 лет, как, например, знаменитый ветеран из сборной Венгрии, который выступает в дивизионе «Филд»?

 - В теории все возможно. В принципе, можно и до 90 лет стрелять (улыбается). Но все равно это достаточно большая физическая и эмоциональная нагрузка. Поэтому в солидном возрасте надо быть поаккуратнее с этим делом.

- Говорят, что вы не любите охоту. Это по каким-то этическим соображениям или не нравится сам процесс?

 - Один раз у меня был такой опыт - работники столовой попросили поохотиться за воробьями, так как сами никак не могли от них избавиться. Процесс увлекательный, но честно говоря, мне он не понравился. Уничтожать зверей и птиц, даже в таких обстоятельствах - это явно не мое.

- В Ульяновске вы уже второй раз. Какое-то впечатление о нем сложили?

 - Хороший, чистенький городочек, которые вызывает приятную советскую ностальгию. Спокойный, где-то немного провинциальный, без пафоса. Мне понравился.

- В одном из старых интервью вы сказали, что стрельба по мишеням не самое главное в жизни. А что же самое главное для вас на данный момент?

 - Жить и наслаждаться (улыбается).

Беседовал Александр АГАПОВ

271 просмотр