Воспитать достойного гражданина - основная задача каждого педагога


 

Ее всегда окружали военные: дед был офицером царской армии, отец - политруком роты, муж дослужился до звания полковника, званием ниже остановился сын…  А она всю жизнь посвятила воспитанию детей. Почти полвека Аэлита Кошелева работала учителем русского языка и литературы в различных школах Ульяновска. 23 марта прославленной учительнице исполнится 80 лет. Юбилей Аэлита Федоровна встретит в кругу учеников, которые решили устроить своей учительнице праздник.
Журналист «Ульяновской правды» встретились с юбиляршей и поговорили с ней о жизни, о советском и современном образовании.

Мечтала стать врачом
- Родом я из бедной сельской семьи, которая на своей хребтине чувствовала, как страна выходит из войны за счет крестьян, - вспоминает Аэлита Федоровна. - Детство мое прошло в небольшом селе Трескино Городищенского района Пензенской области. Я еще очень маленькая была, когда моего отца убили. А тут еще и деда чуть не потеряла. Он был полным Георгиевским кавалером Русско-японской войны, но при советской власти его чуть не расстреляли как бывшего офицера царской армии. Все село вышло на его защиту. Отстояли тогда люди моего деда. Меня и моего младшего брата дед с малых лет приучал к труду. Я в детстве книжки очень любила читать, но это удавалось делать нечасто - надо было работать, помогать по хозяйству старшим.
Учиться я всегда любила. А еще мне нравилось перевязывать собачек и кошек. В детстве всегда мечтала, что, когда вырасту, обязательно стану врачом. Буду лечить людей.
Но когда я окончила школу и пришло время выбирать свой дальнейший жизненный путь, мама мне сказала: «Оставь ты эту свою мечту с медициной. На врача шесть лет надо учиться, а за тобой брат растет. Мне тяжело столько лет тянуть вас. Пусть братишка выучится как следует, ему ведь свою семью создавать надо будет и содержать ее потом. А ты будешь замужем. Поэтому меняй свои интересы, ориентируйся на то, где меньше затрат». Мама предложила идти учиться в техникум. Но окончательный выбор помогла сделать моя школьная учительница - классный руководитель. Она мне и сказала: «Ты по натуре лидер, иди в педагогический институт. Я уверена, что у тебя все получится и в жизни все сложится хорошо». И она оказалась права.


Главная школа, главный вуз
- И тогда вы поступили в Ульяновский педагогический институт. Как вас занесло в наши края из Пензенской области?
- В Ульяновске у меня тогда тетя жила, вот я и приехала в этот город. И он стал для меня родным на всю оставшуюся жизнь. Когда я поступала в Ульяновский педагогический, учиться в нем надо было четыре года. Однако затем ситуация в нашем образовании поменялась. Для получения диплома учителя мне пришлось учиться пять лет.
- С чего началась ваша учительская карьера?
- Работа учителем для меня это не карьера. Это моя жизнь. После института меня направили преподавать в Кузоватовский район, в деревню Лесное Матюнино. В местной школе я проработала год, затем вышла замуж и из-за мужа переехала в Ульяновск. Жила в центральной части города, но в ближайших школах вакантных мест не оказалось. Мне предложили поработать в райкоме, но я отказалась. Я хотела быть учителем, поэтому стала ездить на работу в Заволжский район, в школу № 44. Когда эту школу разделили, меня перевели в 22-ю. А в 1964 году меня пригласили в ульяновскую школу № 1, которая в те годы считалась самой престижной в Ульяновске.
- В этом элитном учебном заведении вы работали 10 лет. Чем вам запомнились те годы?
- Интересной работой. Ведь я, молодой тогда педагог, трудилась бок о бок со многими корифеями учительской профессии. Например, с народным учителем СССР Николаем Васильевичем Семиным. Про него можно с гордостью сказать: Учитель с большой буквы. Семин уделял огромное внимание нравственному воспитанию учеников. Он всегда говорил, что воспитать достойного гражданина своей страны - основная задача каждого педагога. За многие годы учительства через его сердце прошла не одна сотня мальчишек и девчонок, и он стремился к каждому найти подход. В первый год нашего с ним знакомства мне запомнился такой случай: Николай Васильевич купил переплетный станок и стал учить детей работать на нем. Но главная идея была не научить ребят переплетать книги, а привить любовь к труду. В дальнейшем Николай Васильевич стал директором, возглавляя эту школу почти 20 лет. За годы его работы она превратилась в настоящую кузницу передового опыта педагогики региона, который использовали по всей стране. Десятилетиями школа № 1 была визитной карточкой Ульяновска.
Запомнились мне за годы работы и наши ученики. Большинство из них действительно ходили в школу за знаниями. Дети от души любили учиться!
- Однако затем вы пошли на повышение, сменив работу в школе на работу в институте. Причем вновь стали работать в считавшемся тогда главным вузе нашего региона - Ульяновском педагогическом институте…
- Да, случилось это в 1974 году, когда я, защитив диссертацию, стала ассистентом кафед-ры литературы. В Ульяновском государственном педагогическом институте я проработала до 2004 года. То есть ровно 30 лет.


Педагогика сотрудничества
- Аэлита Федоровна, почти полвека вы преподавали своим ученикам русский язык и литературу. Почему выбор был сделан именно в пользу этих предметов?
- Любовь к литературе мне привила моя школьная учительница литературы Клавдия Сергеевна Столярова. У нее не было диплома педагога. Она хотела стать поэтессой. Училась в литературном институте. И тут началась война. У Клавдии Сергеевны на спине был небольшой горбик, поэтому ее никуда не брали - ни на фронт, ни на рытье окопов, даже медицинской сестрой стать не разрешали. Она была вынуждена пойти преподавать в школу. Но как она преподавала! Именно она научила меня двум главным постулатам литературы. Во-первых, сама литература начинается с личности. Личности педагога, личности писателя. Во-вторых, писатель начинается не с произведения. Главное - понять, что он за личность, что его волновало во время написания той или иной вещи. Клавдия Сергеевна учила нас, что на человека надо смотреть не с внешней стороны, а изнутри. Она была не над своими учениками, а рядом с ними. Как нам объясняла Клавдия Сергеевна, это называется педагогикой сотрудничества. И та школьная установка, как надо учителю вести себя со своими учениками, осталась со мной на всю жизнь.
- Эта педагогика сотрудничества помогала вам с трудными учениками?
- Вы знаете, на учеников в жизни мне очень везло. Даже с трудными ребятами у меня никогда не было серьезных проблем. Я всегда шла со своими учениками по жизни. Всегда знала, как и где им хочется пообщаться. Многих своих учеников я до сих пор помню по фамилиям и именам, с некоторыми держала и держу связь на протяжении всей жизни. В число таких входят, к примеру, мои первые в жизни ученики, которых я учила в Лесном Матюнине - Боря Шепелев, Ваня Бунц, Лена Жвибуль, Витя Терехин, Нина Юдина, Зоя Морозова. Всех их память моя сохранила до сих пор. А с другими своими учениками - ребятами, которые окончили 1-ю ульяновскую школу в 1966 году, я и вовсе живу душа в душу уже более полувека! В школе я три года была у них классным руководителем. И мы до сих пор с ними вместе. Душа в душу. Не рядом, а именно вместе. Я знаю все их беды и радости, они знают, что происходит в моей жизни. Эти дети меня поддерживали всегда. Пять лет назад, на мое 75-летие, они подарили мне поездку в Париж!


Современную школу спасает ЕГЭ
- Аэлита Федоровна, как вы оцениваете уровень современного образования в России?
- В советские годы у нас была прекрасная система образования. Но ее, к сожалению, полностью сломали. Все наше образование, можно сказать, разрушили. Капитально.
- А что стало разрушительным «мечом»?
- Все разрушилось после утраты связи вуза с той почвой, в которую потом внедряются ребята. Современные молодые люди, выпускаясь из университетов, просто не знают эту почву. У нас, в советские годы, педагогическая практика начиналась со второго курса. Пусть сначала она была пассивная, когда студенты-второкурсники ходили на уроки в школу, смотрели, как работает учитель, потом принимали участие в обсуждении уроков. На третьем курсе ребята уже работали активно - организовывали культпоходы. А на четвертом курсе они уже пробовали проводить собственные уроки. Как результат - в школу новоиспеченные учителя приходили уже с опытом работы. Сейчас, к сожалению, такого в подготовке педагогов нет.
Сейчас и сами уроки ведутся неправильно. К примеру, учительница задает вопрос, а сама в это время либо в окно смотрит, либо увлечена какими-то посторонними мыслями. А потом этот педагог удивляется, что дети не отвечают. Если учитель мыслями где-то далеко, то и дети, как правило, следуют его примеру.
Я всегда преподавала, глядя в глаза своих учеников. Дети должны видеть и чувствовать, что учитель всегда рядом.
- Каково ваше отношение к ЕГЭ?
- Если бы не было ЕГЭ, то наши школы можно было бы закрывать. ЕГЭ заставляет учителей хоть как-то подготовить учеников. Ведь если те не напишут, к примеру, сочинение, то именно учителю поставят профессиональное несоответствие. Вот и стремятся современные педагоги сделать все возможное, чтобы ученики как можно лучше сдали ЕГЭ.
- Что, на ваш взгляд, может помочь современной российской школе?
- Надо повысить престиж профессии учителя. Я жалею министра образования РФ Ольгу Васильеву. Ведь ее предшественники, подгоняя наше образование под Запад, наворотили дел. Только не под тот Запад подгоняли. Почему-то они не взяли за образец опыт Финляндии и Швеции, где образование действительно на высоком уровне. В Швеции, к примеру, учитель - самая авторитетная профессия в обществе. Она находится на первом месте как по уровню зарплаты, так и по уважению. И отбор учителей там на самом высоком уровне: психически больные люди в школе работать никогда не смогут. И мужчины в Швеции учителями работают с удовольствием.
А у нас, к сожалению, общество феминизируется. Посудите сами: дома маленьких детей у нас растят мамы и бабушки. Идут малыши в детский сад - там опять одни женщины, воспитательницы и нянечки. Подрастает человек, идет в школу, а там одна учительница. Вторая, третья… А ведь у мужчин и у женщин абсолютно разные реакции на то, что мы видим, как мы воспринимаем информацию, как ее перевариваем… А у нас везде подрастающее поколение воспитывают женщины. Как результат - молодежь впитывает эту бабскую психологию. А ведь атмосфера в женском коллективе ужасная. Этот серпентарий хорошо бы разбавлять холодной мужской логикой, которая могла бы разводить эти клубки. Ведь у мужчин все рубится с плеча, а у женщин - плетется и вяжется.
Нужно, чтобы мужчины шли в школы. Но как этого добиться? Надо создать условия. Ведь любой авторитет, и авторитет учителя как профессии, держится на высокой зарплате, на его социальном статусе.

Андрей Корчагин

398 просмотров