Когда работа калечит

Всю нашу жизнь  сопровождают неожиданности. И приятные, и прямо скажем - не очень.  Недаром говорят, «знал бы где упасть -соломку бы подстелил»… Полной неожиданностью для человека может стать его физическая травма. Кто-то неосмотрительно себя повел, кто-то просто по воле случая  не смог избежать его последствий. Но при этом важно знать, как может помочь выйти из иной нечаянности, связанной с ущербом здоровью, действующий закон.  
 Вернемся к теме производственного травматизма. Всякая  подобная ситуация, доведенная до суда, высвечивает немало моральных  аспектов взаимоотношений работодателя и производственника.
 Впрочем, судите сами. В одном из ЖЭУ Заволжского района Ульяновска пятидесятидевятилетний уборщик мусора, выкатывая поутру  контейнер с отходами из  мусоропровода, серьезно повредил ногу. Человек ушел на длительное лечение. А когда вернулся с больничного с медицинской рекомендацией перейти на легкий труд, то оказался на своем жилищно-коммунальном производстве не нужен - подходящую работу ему не подыскали и предложили уволиться по собственному желанию. Желания у гражданина предпенсионного возраста расставаться с работой, конечно,  не было, но выполнить предложение руководства пришлось.
 Между тем у человека осталось горькое недоумение и, как оказалось, полное основание обратиться в суд. Но в иске к бывшему работодателю  гражданин поставил вопрос, прежде всего, об установлении факта несчастного случая на производстве, признании его травмы ноги производственной; обязании оформить, как положено,  акт о несчастном случае. И, наконец, истец  попросил  назначить компенсацию морального вреда.
Вышла не совсем стандартная правовая коллизия. В большинстве подобных случаев  в суде речь идет о компенсации морального вреда, причиненного в результате трудового увечья,  и возмещении материального ущерба, если, допустим, случились серьезные затраты на лечение. А тут человеку потребовалось, в первую очередь, доказать, что травма была производственной.
 А подоплека спора такова.  Весной 2009 г. уборщик мусора, травмировавший поутру  при утилизации отходов ногу, успел добраться до конторы своего ЖЭКа, проинформировать бригадира, напарника, даже инженера по технике безопасности  и, прежде чем отправиться в больницу, получил здесь первую медицинскую помощь. Между тем быстро сориентировавшись, что придется оформлять положенную документацию о производственной травме, руководство конторы  предложило человеку срочно уйти в отпуск - в тот же день и в тот же час.  Посулили даже материальную помощь. То есть нужно было сделать так, чтобы травма случилась якобы за пределами трудового графика и  превратилась в бытовую. Получилось, что ворочать контейнеры с мусором человек пришел, «забыв», что он уже в отпуске.
 И по простоте душевной  работник подписал заявление об отпуске тем же числом, что и случившаяся травма. Довольно долго пробыл на больничном,  вернулся же в ЖЭУ с медицинской рекомендацией о переводе на легкий труд.  Но такового для него не нашлось, о денежных посулах забыли и предложили, несмотря на  его предпенсионный возраст, «подобру-поздорову» уволиться по собственному желанию. Пострадавший уборщик мусора так и сделал. Только потом понял, что его трудовые и гражданские права работодатель грубо нарушил. И потребовалось судебное вмешательство.  
Проверяя материалы дела, районный суд дважды откладывал заседания, запрашивая дополнительные документы, вызывая свидетелей, вплоть до того, что  к делу приобщили распечатку телефонных звонков по мобильному телефону - когда и кому человек сообщал о случившемся с ним при очистке мусоропровода.
Наконец судебное решение констатировало, что факт несчастного случая с истцом на производстве установлен, а травму, полученную в результате данного происшествия, надлежит считать производственной. По тому же решению суда с ЖЭУ была взыскана компенсация морального вреда в размере пятидесяти тысяч рублей.
Позже истец обжаловал в апелляционном порядке размер этой выплаты. Но областной суд на днях подтвердил: сумма определена, исходя из принципа разумности и справедливости.
Между тем та история нашла отражение еще в одном  судебном документе - частном определении в адрес жилищно-коммунального хозяйства, где трудился истец до травмы. Человек в свое время, конечно, понаивничал,  пошел на поводу у чиновников жилищно-коммунальной конторы. И в ущерб себе помог фактически  сфальсифицировать происхождение травмы.  За что  сам же и пострадал  - и в материальном, и в моральном аспектах.
 Суд же привел все в соответствие с законом. В своем частном определении он указал, что в ходе рассмотрения дела о названом  несчастном случае выявлены  грубые нарушения трудового законодательства. А именно: в силу Трудового кодекса РФ все, что было связано с травмой ноги уборщика мусора, должно было быть расследовано и  зафиксировано соответствующей документацией. Пострадавшему (опять-таки по закону) должна была быть оказана не только первая медицинская помощь, но и задокументирована ситуация, при которой произошло увечье. Действующий порядок предусматривает и  обязанность ответственных за технику безопасности проинформировать о случившемся компетентные ведомства, контролирующие охрану труда на любом производстве.
В данной ситуации невыполнение работодателем требований закона привело рабочего человека в суд.  Чем завершилось рассмотрение его иска - мы уже знаем. Помимо ЖЭУ, ставшего ответчиком по делу, суд тем же частным определением уведомил Государственную  инспекцию труда в Ульяновской области о, прямо скажем, допущенном произволе  в системе жилищно-коммунального хозяйства. Инспекция должна сделать необходимые оргвыводы, чтобы отдельным чиновникам в случае нештатной производственной ситуации было неповадно идти по легкому пути, ущемляя в правах работающего гражданина.

 

472 просмотра