«Омолаживающий эффект» для внешней политики

В преддверии нового учебного года в российские вузы обратилось в два раза меньше абитуриентов, чем десять лет назад. Особенно остро последствия демографической ямы ощутили региональные университеты. Сокращение квот, набор студентов с недостаточно высоким уровнем подготовки - в сложившейся ситуации на эти меры вынуждены идти многие вузы. Но существует еще одна стратегия учебных заведений - принимать больше иностранцев. Почему эта стратегия - самая выгодная? Попробуем разобраться.

Симпатичные мигранты
В этом году в Ульяновске зарегистрировано 518 иностранных студентов из 31 государства. Больше всего людей приезжают к нам учиться из Туркмении и Африки. Но есть и студенты из таких крупных стран, как Китай, США, Великобритания.
«Если человек приехал по международному соглашению, то есть если страна направила его учиться в Россию, то он имеет определенные обязательства перед своей страной. Завершив учебу, возвращается туда и работает по полученной специальности. Если же иностранец выбрал наш университет сам, то он, безу-словно, ориентируется на дальнейшую работу с российскими компаниями», - говорит начальник управления международной и инновационной деятельности УлГТУ Павел Пазушкин. В любом из двух вариантов результат неизбежно положительный: если после получения диплома иностранные студенты остаются в России, то вливаются в экономику, если уезжают - потенциально становятся экономическими, политическими и культурными агентами влияния.
Кроме того, по словам Пазушкина, иностранные студенты способствуют развитию самого вуза. Это укрепление международных связей, опыт, приобретаемый в процессе организации пребывания «гостей». Пока Россия занимает только восьмое место в мире по численности иностранных студентов - около 80 тысяч человек. Ульяновская область, как видно из цифр, вносит совсем небольшую лепту в это количество. Но, если усиленно развивать стратегию образовательной миграции, можно будет говорить и о весомом коммерческом плюсе. Так, США зарабатывает на экспорте образования в 15 раз больше, чем тратит на нее правительство. Это пятая по значимости статья экспорта Соединенных Штатов.
Сегодня в России очень по-разному относятся к мигрантам. На фоне призывов к толерантности фразу «Россия для русских» можно услышать даже от политиков. Но именно образовательную миграцию общество принимает достаточно единодушно. Получение знаний расценивается как благая цель, желание студента в процессе обучения понять и принять русский язык, культуру страны тоже вызывает симпатию. Ну и очевидный «бонус» - иностранец несколько лет будет тратить здесь свои деньги.

Российские вузы любят киргизы и недооценивают белорусы
О том, что у российских вузов есть все шансы извлекать больше выгоды от иностранных студентов, свидетельствуют данные опросов. В 2007 году во всех странах СНГ, кроме Туркменистана, в рамках опроса World Poll Gallup выявлено, что российское образование на особом счету в странах центральной Азии и Закавказья. В России образование лучше, чем в их собственной стране — считают больше половины респондентов Кыргызстана (71%), Таджикистана (59%) и почти половина респондентов Азербайджана (49%). Самый желанный для РФ контингент потенциальных абитуриентов из Белоруссии и Украины в отношении российского образования настроен скептично. Доля людей, старше 15 лет, считающих, что в России образование лучше, шесть и четырнадцать процентов соответственно.
Молодой вьетнамец Нгуен Хоан четыре года назад приехал учиться в Ульяновский государственный университет. Из небольшого диалога становится понятно, что он считает наше образование очень престижным: «После школы я поступил в Ханойский государственный университет на факультет журналистики. Об этой профессии мечтал с детства. Через год я получил стипендию на право учиться в Ульяновске. Это право получают у нас самые талантливые. Между Вьетнамом и Россией есть договоренности о сотрудничестве в областях образования, культуры и науки. Ежегодно Россия готовит для республики высококвалифицированные кадры. Многие наши студенты охотно едут учиться в вашу страну. А еще в Америку, Англию, Францию, Японию».
Исследователи фонда «Наследие Евразии» сделали вывод: в то время как в России образовательные когорты сжимаются, в странах центральной Азии и Прикаспия в школьный и вузовский возраст вступает все больше молодежи. Этот баланс между Россией и странами ее южного «подбрюшья» будет сохраняться до середины века. У нашей страны есть шанс построить взаимовыгодное сотрудничество со странами - долгосрочными донорами миграции и сделать миграционный прилив в Россию как можно больше образовательным, а значит молодым, амбициозным и, по результатам обучения, более интеллектуальным.

Двоечников просят покинуть страну
Чтобы обеспечить ежегодный приток иностранных студентов, руководство вузов и региона должно научиться максимально эффективно решать организационные проблемы, связанные с этим. Сотрудничество университетов с миграционной службой и страховыми компаниями - неотъемлемая часть стратегии.
«Российское законодательство гласит, что у иностранного гражданина при въезде на территорию РФ должен быть медицинский полис. Принимающая сторона тоже несет за это ответственность. В договорных отношениях с внебюджетными иностранными студентами у нас прямо прописано: «Должен иметь медицинский полис», - рассказывает Павел Пазушкин. - Наше требование, что страховая сумма должна быть не менее 600 тысяч. Практика показала, что именно в эту сумму спокойно укладывается годовое амбулаторно-поликлиническое обслуживание. Такой полис будет стоить иностранцу 4,5 тысячи рублей».
По закону, иностранные студенты имеют право работать только на университетских кафедрах и во время учебной практики. Если руководство вуза не желает терять студентов, ему желательно следить, чтобы они не превратились в нелегальных гастарбайтеров. Ведь УФМС за это может теперь нарушителей не только оштрафовать, но и выдворить из страны (этим летом вступили в силу законы, ужесточающие наказания в сфере миграционной политики).
«Мы также сокращаем срок пребывания и просим человека покинуть страну в течение трех дней, если получаем от вуза копию приказа о его отчислении», - говорит замначальника отела регистрации иностранных граждан и лиц без гражданства ульяновского УФМС Виктория Тютюнник. За свою успеваемость, конечно, отвечает сам студент. Но вузы сегодня могут устранить часть причин, из-за которых иностранцы не сдают сессии.
Программы довузовской подготовки помогают молодым людям за год освоить русский язык на уровне, достаточном, чтобы понимать лектора, общаться с преподавателем и однокурсниками, выполнять самостоятельные работы. В частности, ульяновский политех помогает абитуриентам-иностранцам освоить российскую программу и по математике, физике, химии и другим предметам. «Например, далеко не каждый приезжий знает историю России, а ведь этот предмет сдают на младших курсах все, - объясняет Пазушкин. - Те, кто прибывает самостоятельно сразу на первый год, чаще не справляются с образовательной программой, и бывают отчисления».
О том, что важно справится с первым годом адаптации, говорит и вьетнамец Нгуен: «Сначала для меня все было трудно. Я не понимал русского языка, еще не привык к новой стране, к новой жизни. В это время очень хотел вернуться домой. Но преподаватели в УлГУ и друзья в общежитии мне во многом могли. Благодаря их помощи я стал намного сильнее и сам научился решать все проблемы в учебе и в быту. Теперь я  хочу  продолжать учиться здесь, в аспирантуре. А потом работать журналистом на центральном телевидении Вьетнама и России».
Исследователи считают, что образовательную миграцию можно считать одной из самых желательных для страны, поскольку она имеет ряд положительных социальных последствий, в том числе несет «омолаживающий» эффект, пополняет численность трудоспособного населения и высококвалифицированных специалистов на рынке труда, стимулирует культурный обмен и развитие национальной системы образования.
Екатерина Нейфельд

559 просмотров