Вставай, страна огромная. Ульяновский фронт неизвестной войны

Каким был июньский день 1941-го в Ульяновске за несколько часов до известия о начале Великой Отечественной войны? Об этом мы узнаем в новой книге ульяновского журналиста и краеведа Владимира Миронова «Неизвестная война. Ульяновский «фронт». Публикуем его отрывок.
 
Младший лейтенант милиции Федор Васильевич Кузнецов возглавлял отделение уголовного розыска Ульяновского городского отдела НКВД с ноября 1940 года. К этому времени за его плечами был уже богатый опыт оперативной работы: по Ленинскому призыву 16-летним парнишкой он вступил в ВКП(б) и был направлен на работу в бывшую Самарскую Водную Чрезвычайную комиссию, впоследствии переименованную в ОГПУ, где проработал до апреля 1924 года в качестве оперативного работника, а затем коменданта.
 
Служил Кузнецов милиционером первого отделения рабоче-крестьянской милиции в Куйбышеве, старшим милиционером, надзирателем. Потом переехал в Чапаевск, где стал агентом и инспектором уголовного розыска, затем помощником начальника и оперуполномоченного. 15 января 1937 года по семейным обстоятельствам его перевели в Ульяновск. Здесь Федор Васильевич продолжил службу: сначала оперуполномоченным первого отделения милиции, а затем пошел на повышение - стал оперуполномоченным отделения уголовного розыска горотдела НКВД. А 15 ноября 1940 года возглавил подразделение городских сыщиков. На этом посту его и застала война.
 
Впрочем, придя на службу утром 22 июня, Кузнецов о войне еще не знал.
 
- Начальник здесь? - спросил он у дежурного.
 
- Не приехал, - ответил тот. - Звонил, сказал, что с утра заедет в горком.
 
- Как прибудет, позвони, - распорядился Федор Васильевич. - Сводки готовы?
 
- Так точно!
 
В папке, которую подал дежурный, лежали несколько экземпляров суточной сводки происшествий по городу. Быстро пробежав глазами машинописные строчки и убедившись, что ничего серьезного в Ульяновске не произошло, начальник УР подписал каждый экземпляр. Один забрал себе, а остальные вернул дежурному - после того, как их подпишет начальник горотдела, документы лягут на стол первому секретарю горкома и председателю горисполкома.
 
- Газеты есть?
 
Дежурный протянул свежий, еще пахнувший типографской краской номер «Пролетарского пути». Вложив сводку в свернутую газету, как в папку, Федор Васильевич отправился к себе. Войдя в кабинет, он первым делом распахнул окно, впустив в прокуренное помещение прохладный утренний воздух, еще не пропитавшийся густым полуденным зноем и вездесущей городской пылью. За окном рваным зеленым пологом тихо шелестел Карамзинский сад, упиравшийся своей ажурной оградой в восточную стену бывшего губернаторского дома, после революции превратившегося в Дом свободы. И вот теперь здесь размещалось городское управление милиции.
 
Кузнецов сел за стол, взял сводку и принялся читать ее внимательно, не торопясь. Всего за сутки было зарегистрировано шесть преступлений. Среди них три хулиганства. Все - по пьянке. Вот, например: «В 19 ч. от гр-на Носова Бориса Константиновича 1908 г. р., прож. по ул. Л.Толстого в 
д. 55, кв. 23, поступило заявление о том, что он, будучи в ресторане «Бар», где к нему в нетрезвом виде подошел гр-н Кондратьев Вячеслав Николаевич 1910 г. р., прож. в г. Ульяновске, рабочий завода имени Володарского, б.п., не судим, который из хулиганских побуждений нанес один удар кулаком руки в область правого глаза». Все три преступления раскрыты, подозреваемые задержаны и привлекаются к уголовной ответственности.
 
А вот с кражами ситуация немного хуже. Их тоже три: в 13 часов на рынке из сумки похищен бумажник с 41 рублем и документами. В 
17 часов от магазина на Нижней Часовне украли велосипед, пока его хозяин покупал водку, и, наконец, за час до полуночи из кабины грузовика, стоявшего во дворе Дома колхозника, неизвестные забрали комбинезон и фуражку водителя. Воры задержаны. С поличным удалось поймать и карманника на рынке. А вот велосипед, похоже, ушел с концами.
 
В вытрезвитель доставлены 10 человек.
 
Все как обычно. Пять-семь преступлений за сутки - своеобразная норма. Хотя, конечно, бывали дни, когда вместо сводки дежурный составлял справку о том, что преступлений не зафиксировано. Но такое случалось редко.
 
Начальник ОУР отложил документ в сторону и открыл газету. Номер был абсолютно мирный. Уже несколько часов как шла война. Уже отбивала атаки врага Брестская крепость. Но никто в городе пока еще не знал об этом.
 
Люди просыпались, радуясь теплому выходному дню. Многие собирались на стадион «Спартак» (кроме него, было еще два - «Зенит» и «Локомотив»). Здесь 22 июня будут продолжаться городские соревнования по легкой атлетике. В программе: метание диска, гранаты, прыжок в высоту с разбега…
 
Соревнования обещают быть интересными. В них примут участие сильнейшие легкоатлеты спортивных обществ «Динамо», «Спартак», завода им. Володарского, Краснознаменного училища и училища связи.
 
В 13 часов 30 минут начнутся встречи по баскетболу мужских команд, участников городского розыгрыша. Команда Краснознаменного училища играет с командой завода им. Володарского, команда «Спартак» - с командой училища связи.
 
В 18 часов на футбольном поле встретится первая команда «Спартак» с командой тов. Парамонова. Встреча представляет большой спортивный интерес, так как команда «Спартак» потерпела поражение от команды тов. Парамонова в начале летнего сезона».
 
А кто-то занимал очередь в баню (их в городе было 4 на 180 мест), поругивая начальство за тесноту и нерасторопность, хотя оно и старалось: «Банно-прачечный трест сейчас производит заготовку материалов для ремонта и постройки новых бань. Уже приобретены краски, чугунные отливы, починены и покрашены крыши, повешены водосточные трубы и восстановлена аварийная стена. Ремонт бань будет закончен примерно к 15 сентября. Кроме ремонтируемых бань, начата подготовка к строительству новой бани».
 
Газета еще продавалась в киосках и лежала в почтовых ящиках, но все то, о чем сообщалось в ней, было уже неважно. Ровно в полдень по радио со своей знаменитой речью выступил Нарком иностранных дел СССР Вячеслав Михайлович Молотов. А потом в Ульяновске начались митинги. Они прошли на заводе им. Володарского, на железной дороге, на стройках, в кинотеатрах, в городском саду, во Дворце книги, в педучилище, на швейной фабрике № 5, в дважды Краснознаменном бронетанковом училище им. Ленина. На ульяновской пристани митинговали матросы парохода «Джон Рид», газохода № 1, баркаса «Ундоры» и других судов.
 
В тот же день в горвоенкомат пошли первые добровольцы. Газета «Пролетарский путь» сохранила для нас имена этих людей: капитан запаса тов. Уваров, младший командир запаса Лященко Василий Семенович, Семенов Юрий Михайлович, Шляпугин И. П., экономист-плановик спиртокуренного завода Иванов Владимир Николаевич, работник одной из новостроек Шевкун В.И. - участник боев с белофиннами. А также учащиеся сельхозтехникума, комсомольцы Александр Чечевицын, Василий Материкин, Анатолий Кирюшкин, Борис Рогов, Анатолий Занин и Александр Новичков.
 
На следующий день, 23 июня, «Пролетарский путь» опубликовал пространный отклик на речь Молотова. В нем, в частности, говорилось: «Советское правительство приказало выбросить с нашей земли оголтелых фашистских бандитов. Рабоче-крестьянская Красная армия, Военно-морской флот и Соколы Сталинской авиации, безусловно, выполнят приказ своего правительства…
 
История не знает примера, когда бы наш народ оказался побежденным… Советский народ знает, что война, затеянная против СССР кликой обезумевших фашистских правителей во главе с Гитлером, не найдет поддержки среди германского народа. Советский народ знает, что германские рабочие, крестьяне и интеллигенция против этой войны, против фашистского режима и гитлеровской клики…
 
Советский народ клянется любимому Сталину еще теснее сплотиться с партией и работать так, чтобы наша непобедимая Красная Армия имела все ей необходимое в любом количестве…».
 
А город между тем перестраивался на военные рельсы. В первые дни войны здесь по аналогии со столицей были созданы Совет по эвакуации, Городской совет обороны (ГКО), бюро учета и распределения рабочей силы и другие учреждения военного времени.
369 просмотров