В Вырыпаевке прошел митинг защитников мечети Баракят

Сегодня в Вырыпаевке прошел митинг мусульман с требованием сохранить мечеть Баракят (мечеть №241). Организаторы планировали собрать около тысячи человек. В действительности же на сход пришли около двухсот мусульман с лозунгами «Не дадим снести мечеть».

А грозит ли ей в действительности опасность или снос? В непростой истории разбиралась ulpravda.ru.

- Мы, мусульмане, прихожане мечети Баракят обращаемся к Вам как к гаранту Конституции Российской Федерации. Мы считаем, что наши права ущемляются, мы не можем спокойно справлять свои обряды своей религии, - выступил на сходе имам мечети (обращение записывали на видео для президента). - В начале этого года к нам пришли контролирующие органы и предъявили обвинения: якобы здесь (в мечети) находимся незаконно. Эту мечеть построили наши старейшины в далёком 1991 году после того, как получили разрешение от власти. В течение 8 лет мы здесь совершаем свои обряды, никому не мешаем, соблюдаем все требования закона. Все это время мы пытались несколько раз оформить участок земли под зданием мечети на себя, но сейчас все мусульмане города возмущены и обеспокоены сложившимися событиями. Мы вышли на пикет, чтобы признали наше  право собственности на здание мечети за нами.

Богословие и юриспруденция

Начнем с главного. Сносить мечеть, разумеется, никто не собирается. Проблемы носят исключительно юридический характер: земля, на которой находится мечеть, принадлежит РДУМ (возглавляет главный имам-ахунд Ильдар-хаджи Сафиуллин), сама мечеть - ЦДУМ (возглавляет Мухаммад Байбиков). Как это получилось и в чем суть конфликта?

До 1994 года мусульманская умма (община) Ульяновской области была едина, входила в Центральное духовное управление мусульман России и европейских стран СНГ, возглавлявшееся Талгатом Таджуддином. Духовным лидером мусульман Ульяновской области был муфтий Аюп Дебердеев. Мечеть построена именно тогда.

Потом Отделившаяся в начале 1990-х годов от Центрального духовного управления мусульман России и европейских стран СНГ группа мусульманских богословов, не желавшая признавать Талгата Таджуддина в качестве муфтия, основала Совет муфтиев России, руководителем которого стал Равиль Гайнутдин.

С этого момента начался раскол мусульман России на две организации. В субъектах РФ стали возникать региональные централизованные мусульманские организации, структурно относящиеся к Совету муфтиев России. В Ульяновской области такой организацией стал ЦДУМ, который возглавил муфтий Тахир Шангареев, позже – Фатых Алиуллов. После его смерти руководителем муфтията стал Мухаммад-хазрат Байбиков. Это нынешние владельцы мечети в Вырыпаевке.

Мусульмане, сохранившие свою приверженность Талгату Таджуддину, вошли в религиозные организации, объединившиеся в РДУМ, руководителем которого стал Аюп Дебердеев. Его преемник - Сулейманов и позже – Ильдар-хаджи Сафиуллин. Это владельцы земли под вырыпаевской мечетью.

Так получилось потому, что строительство мечети началось в 1991 году, но ее регистрация не осуществлена до сих пор. То есть формально, по бумагам, мечети даже не существует. В 1999 году мэрия Ульяновска решила ввести сооружение в правовое поле, землю под мечетью передали РДУМ. Формально земля осталась в ведении государства, а РДУМ ее передали в бессрочную аренду. Для последующей регистрации. Почему именно им, а не совету муфтиев?

Возможно потому, что на момент создания мечети и ввода ее в эксплуатацию в Ульяновской области юридически действовал муфтият, правопреемником которого стал именно РДУМ. Но зарегистрировать мечеть не успели.

…В начале 2001 года было проведено собрание прихожан, которые выбрали нового имама и решили перейти под управление ЦДУМа. Тогда же в мечети случился конфликт – на мероприятия инаугурации губернатора Шаманова прибыл сам Талгат Таджуллин (РДУМ), но в мечеть его не пустили, поскольку прихожане перешли в ЦДУМ.  

Дорога к компромиссам

То есть сейчас ситуация такая же, как в начале 2000-х – здание используют мусульмане ЦДУМ, оно все еще не зарегистрировано, земля в бессрочной аренде у РДУМ. ЦДУМ не регистрируют (как самовольную постройку) потому что боятся потерять мечеть (подарить ее РДУМ), РДУМ не регистрируют потому, что не могут – мечеть-то не их. Конфликт тянется несколько десятилетий. То есть происходит непосредственное нарушение закона: без регистрации (особенно после принятия пакета законов, регулирующих миссионерскую деятельность) мечеть функционировать не должна, а зарегистрировать ее официально (как самовольную постройку) означает подарить ее владельцам-арендаторам земли. Что для ЦДУМ, похоже, недопустимо.

Ситуация патовая, но конфликт совсем не богословский – речь все-таки идет о земле. Государство разрешать его не в праве, спор идет между мусульманами разных богословских школ и юрисдикции, а нарушается из-за этого светский закон.

В ситуации, когда незаконной и незарегистрированной постройкой оказывается магазин или клуб, их сносят. Исключений не должно быть, но мусульманам идут на встречу и создают все условия для легализации здания, чтобы не сносить мечеть. Однако здания по бумагам все еще не существует, а верующие выходят на митинг, потому как боятся, что незарегистрированную мечеть уничтожат как незаконную постройку.  

Решать эту проблему, откровенно говоря, должны не правительство, мэрия, СМИ или правоохранительные органы. Решать ее должны сами мусульмане. А лидеры РДУМ и ЦДУМ могли бы, спустя четверть века, договориться.  Готовы ли они к этому?

Конфликт нарастает

Борьба за статус вырыпаевской мечети усилилась в начале 2019 года. Управление минюста выявило нарушения закона о миссионерской деятельности из-за отсутствия у мечети правоустанавливающих документов.  Поэтому и случился митинг – в «подвешенном» состоянии мечеть находиться больше не может (новые законы не позволяют). В апреле 2019 года прихожане вырыпаевской мечети организовали сбор подписей с требованием сохранить их мечеть. Хотя никто и никогда не заявлял о том, что мечеть будет закрыта или перепрофилирована. Меняется только юридический статус, но для некоторых именно это, похоже, важнейший вопрос.

Наш корреспондент побеседовал с руководителями РДУМ и ЦДУМ в регионе. Мы считаем, что мусульмане способны и должны прийти к компромиссу, а потому не занимаем ни одну из сторон, так что выводы делайте сами.

Главный имам-ахунд Ильдар-хаджи Сафиуллин:

- Первое: у нас сейчас идет пост. Поэтому все мусульмане работают над собой и делают много поклонений для Всевышнего. Сегодня пятница, в пятницу такие вопросы (как митинг – прим.авт) не решаются. То есть организаторы  на время митинга отвлекли людей от месяца Рамадан. Люди сейчас должны думать о душе, а не устраивать митинги.

Этот процесс (с определением статуса мечети – прим.авт) длится уже три года. Но я считаю, что мы живем в правовом государстве и в таких сложных вопросах нужно подходить с правовой точки зрения. Земля принадлежит городу, она у нас в бессрочном пользовании. Я напрямую им землю (ЦДУМ – прим.авт) передать не имею права, обязан вернуть в город. Даже если я это сделаю, землю мы должны передать без зданий, потому что они незаконно построены. Поэтому будет принято решение о сносе всех этих зданий. Для нас это недопустимо. Поэтому остается один единственный путь - о нем я говорил еще полгода назад, и ранее:  наше духовное управление оформит все документы и передаст мечеть им в пользование. Это единственный правильный и правовой вариант. Но по неведомым мне причинам руководство (мечети) этот путь не приемлет. Мы не хотим роста напряжения в обществе, поэтому готовы идти на встречу.

Председатель Центрального Духовного Управления мусульман Улья Байбиков Мухаммад-хазрат Ульяновской области Мухаммад-хазрат Байбиков:

- Земля, на которой находятся организация, по факту, по стечению обстоятельств оказалась во владении другого духовного управления. Раньше это не представляло проблемы, но после появления «Пакета Яровой» все совпало, и нам начали приходить штрафы. После того, как мы получили первое предупреждение, мы начали совместно с администрацией города рассматривать решение этой проблемы. Все прихожане категорически против того, чтобы земля куда-либо уходила. Да, в 2000 году мэр передал землю РДУМ. Оттуда и проблема. Это «ящик Пандоры», который был зарыт тогда. И отрыт после изменений законодательства. С одной стороны, мечеть, построенная прихожанами, с другой - владельцы земли, РДУМ. Камень преткновения – сама земля. Митинг – это скорее выражение эмоций, недовольство текущей ситуацией.  Не понятно, что будет дальше. Законодательно решить этот вопрос невозможно.  Передать в собственность религиозной организации не получается по законодательным причинам. А народ этого требует. Попытки переговоров не получились. Требование пикетчиков - аннулировать решение мэра. Одни юристы говорят, что есть такая возможность, другие говорят, что их нет. Администрация, как объясняли мне, действительно может отменить ошибочное решение.

Мы не видим противоречий с РДУМ, они готовы идти нам на встречу, и вместе решать проблемы. Решение проблем мусульман – это первоочередная задача для нас всех – и для них, и для нас. Компромисс должен быть. Варианты были, но с ними оказались не согласны прихожане, они не были согласны с теми решениями, которые нам предлагали. 

 

5186 просмотров