В долгах, как в шелках. Ульяновская семья лишилась квартиры, оплачивая лечение сына

Вот уже три года 6-летний Никита Панин стоически борется с лейкозом. Казалось, что в этом году рак отступил и ушел в ремиссию, но неожиданно снова поднял голову. Эта новость обрушилась на родных малыша как гром среди ясного неба – к тому времени уже не было ни сил, ни денег объявлять бой смертельной болезни.  О том, почему важно вовремя обращаться за помощью и кто эту помощь может оказать, – в материале ulpravda.ru.

В начале ноября крик души папа Никиты разместил в соцсетях. Он просил помощи не у фондов, а напрямую у губернатора Сергея Морозова. Финансовые проблемы и страх потерять жилье (снова!) сподвиг Дениса Панина хвататься за любую соломинку.

- У нас была ипотека, когда Никитка заболел в первый раз. Тогда все силы и средства мы бросили на его лечение, взяли кредит. И началась просрочка по ипотеке. В итоге квартиру у нас отсудили и три месяца назад продали с торгов, мы за нее еще остались должны 170 тысяч рублей. А ведь туда был вложен материнский капитал, там были прописаны наши дети, - рассказал ulpravda.ru Денис Панин. – Сейчас жена вышла на работу воспитателем, и каждый месяц половину ее зарплаты судебные приставы снимают в счет погашения тех долгов.

Еще летом Панины думали, что денежные вопросы утрясут, т.к. младший сын спустя три года наконец победил рак, по крайней мере, добился ремиссии. Но не тут-то было.

- Никита приходил с улицы и сразу просился полежать, говорил, что устал, ходил, как старичок. А потом заболел живот, появились пятнышки – оказалось, что упал уровень тромбоцитов, - вспоминает Никита Панин.

И снова в бой, и снова в больницу. Сегодня Никита проходит четвертый из восьми блок химиотерапии в областной детской больнице.  Рядом с ним круглосуточно бабушка Таня.

- Новые дозы настолько токсичные.  Один блок длился 36 часов, другой – 24 часа. Сил нет – не может ходить и спать, - говорит Татьяна Валентиновна. - После каждого блока у Никиты берут пункцию со спинного мозга и везут в Москву, где контролируют, помогает лечение или нет. После последнего блока скажут, что дальше – ремиссия или трансплантация.

В октябре благотворительный фонд Чулпан Хаматовой перечислил ульяновской семье 200 тысяч рублей, которые покрыли затраты на новую партию лекарств. Сегодня Панины иногда подкупают лишь некоторые медикаменты, например, обезболивающие. Главный финансовый груз – частые поездки в Национальный медицинский исследовательский центр детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева с анализами.

- Раньше анализы возили через фонд «Подари жизнь» (он действует от Рогачевки), а теперь нам, попавшим с рецидивом, в такой помощи отказано. Оттого возим сами за свой счет – влетает в копеечку, - сокрушается Денис Панин.

А впереди помимо курсов химиотерапии и, возможно, трансплантации два года реабилитации с приемом других лекарств. Тем временем Панины крутятся, чтобы погасить ипотечный кредит.

- Бабушка для нас взяла ипотеку – нам же негде жить. Ей дали деньги лишь на пять лет, т.к. возраст немалый. Поэтому платим ежемесячно 27700 рублей, - говорит Денис. - Слышали от других семей, где есть страшные диагнозы у детей, что им оказывают материальную помощь. Очень хочется надеяться, что нам не откажут. Наша ситуация действительно критичная. В этом году мы обращались в соцзащиту за выплатой на детей 3-7 лет, но наши доходы плюс президентские выплаты превысили положенный минимум на 1 человека на 100 рублей, и в выплате нам отказали.

Нет чеков – помощь под вопросом?

После публикации открытого письма губернатору Денис Панин обратился за адресной помощью в органы соцзащиты. Как прокомментировали ulpravda.ru в ведомстве весной 2020 года семья Паниных получила 50 тысяч рублей из средств областного бюджета в связи с задолженностью по ипотечному и потребительскому кредитам и ЖКУ. Но сейчас чеки на покупку лекарств и проезда до Москвы и обратно, Панины не сохраняли.

- Знали бы я, сразу все собирал, но до последнего думали, что справимся сами, да и не до того было, расстроились, что случился рецидив, - объясняет папа Никиты.

Перемотать все назад в случае Паниных невозможно. Хоть и надеемся, что этой семье помогут. Но на всякий случай решили разъяснить, как действовать родителям других больных деток. Прежде всего, следует написать заявление на оказание адресной помощи, обратившись в органы соцзащиты.

- В каждом отделе есть образец, в котором нужно указать доходы семьи, приложить чеки за покупку лекарств или заключение врача о необходимости платного лечения. Это и есть обоснование для предоставления адресной помощи,  – пояснила нам пресс-секретарь министерства семейной, демографической политики и социального благополучия Ульяновской области Валентина Соловьева. –  До вынесения запроса на региональную комиссию во главе с губернатором каждое заявление рассматривают члены комиссии. В нее входят представители минздрава, которые объективно решают, есть ли то или иное лечение / лекарство. Возможно,его можно получить по ОМС в нашей области или на территории России. В условиях пандемии эти варианты гораздо проще реализовать.

К слову, в случае с Паниными в ведомстве нам сообщили, что отрабатывают вопрос, как помочь семье снова по линии адресной помощи.

Сначала проверят, потом помогут

Параллельно родители могут обратиться в благотворительные фонды. И начать лучше с регионального, например, фонда «Доброе дело», объявляющего сбор на лечение больных деток.

- Федеральные фонды, прознав, что сбор уже поддержан или собрана половина сумма, проще принимают решения о помощи конкретному ребенку, - уверяет советник губернатора по вопросам благотворительности в правительстве Ульяновской области Ольга Богородецкая. – Более того, советуем родителям в самом начале сбора не говорить о перечисленных еще небольших суммах («Разве я помогу ребенку своей тысячей?» - подумают некоторые), а просто распространять информацию. После того  как наберется более-менее осязаемая сумма, приступать к отчетам.

Чтобы подключить фонд, родителям нужно позвонить в офис, объяснить проблему, а дальше менеджеры подскажут, как действовать.

- Для начала предложат написать официальное письмо-обращение,  приложить к нему пакет документов: паспорт с ульяновской пропиской, свидетельство о рождении ребенка, заключение врача, реквизиты любой банковской карты, – пояснила Ольга Богородецкая. -  Если заключение предоставил иногородний доктор, то запрашиваются еще и результаты анализов, т.к. во время обязательной консультации с экспертами решается, насколько диагноз верно поставлен, а назначенное лечение ему соответствует.

После одобрения коллегия фонда решает, какую сумму можно выделить из резервных средств. Если же таковых нет, объявляется сбор для конкретного ребенка. Параллельно родители могут инициировать личный сбор – это не возбраняется. Фонд не в силах оказать финансовую помощь сиюминутно – вся процедура занимает три недели, а то и месяц.

- Родителям следует запастись терпением, т.к. у каждого фонда есть финансовый план: другие обязательства, люди, проекты, акции, на которые уже заложены деньги, - говорит наш собеседник.

- Есть такие моменты, когда благотворительный фонд может отказать в помощи?

- Да, когда консилиум врачей выносит решение о том, что данное лечение ребенку не поможет. Второй случай: когда бедным родителям, хватающимся за любую возможность, предлагают сомнительное лечение. Это может быть нетрадиционная медицина, лечение в странах третьего мира, например, в индийских клиниках. Им, естественно, не доверяют, потому что процент излечения мизерный, практически стремится к нулю.

P.S. Для тех, кто хочет помочь Паниным, приводим по их просьбе данные для перечисления с текстом "НА ЛЕЧЕНИЕ"  по номеру 8-902-122-45-68 (Татьяна Валентиновна Панина).

 

Фото: архив семьи Паниных, интернет

8638 просмотров

Читайте также