В 75 у школьной доски. Заслуженный учитель России Сергей Ставский отмечает юбилей

Десять лет назад он установил уникальный рекорд – стал первым в истории директором, который на протяжении 20 лет руководил самой известной ульяновской гимназией. В эти дни он творит новое достижение – на восьмом десятке лет продолжает работать, отдавая свои силы, энергию, способности, мысли, всего самого себя школе и детям. В день 75-летия Сергей Александрович рассказал читателям ulpravda.ru не только о жизни и любимой профессии, но и открыл несколько тайн: почему считает свое детство безрадостным, почему более 20 лет не мог работать в школе и какую мечту хочет реализовать.

 

«По моему мнению, на призвание быть учителем следует смотреть как на Божий дар, главным признаком которого служит искренняя любовь к детям, - считает Сергей Александрович. - Учитель как миссионер, он не принадлежит себе, он не только отдает свое личное время, но и все свои силы, энергию, способности, мысли, всего себя школе и детям.

Мое призвание – это необходимость и потребность быть учителем, которую я стал осознавать еще в детстве. Учительское призвание стало смыслом и делом моей жизни, это вся моя жизнь».

 

- Сергей Александрович, а почему вы выбрали профессию педагога?

- Родился я в многодетной семье, был в ней десятым ребенком. Никогда об этом раньше не рассказывал, а читателям ulpravda.ru признаюсь: детство мое было безрадостным, в нашем доме регулярно случались семейные неурядицы. Единственное, за что я благодарен своим родителям, это за то, что они подарили мне жизнь.

Но зато мне повезло с учителями: школа дала мне то, что не смогли дать родители. В школу я пошел в 1954 году, и то наше поколение учили, по моему мнению, лучшие в мире педагоги! Они работали по призванию. Под их влиянием я и выбрал свою будущую профессию: уже в шестом классе сказал себе, что обязательно стану учителем. Буду учить и воспитывать детей.

- Как осуществилась ваша детская мечта?

- В 1969 году я окончил Ульяновский государственный педагогический институт имени И.Н. Ульянова. Как дипломированный специалист, я был направлен работать учителем физики и математики в Дмитриево-Помряскинскую восьмилетнюю школу. Через два месяца был призван в ряды Советской армии. После окончания службы преподавал физику в средней школе № 55 города Ульяновска. Но, проработав по специальности два года, забыл о педагогике на… 20 лет.

- Разочаровались в работе учителем?

- Педагогику я считал своим призванием, но тогда мне пришлось уйти из профессии. Дело в том, что тогда я был рекомендован на комсомольскую работу. В советские годы такая работа считалась для многих первоочередной профессией. Меня избрали вторым секретарем Засвияжского райкома комсомола. Как молодого комсомольского работника, меня рекомендовали для поступления в Высшую комсомольскую школу при ЦК ВЛКСМ в Москве. Я успешно сдал экзамены и стал слушателем факультета комсомольской работы. После окончания ВКШ меня направили на работу в Ульяновский обком комсомола, утвердили в должности заведующего отделом студенческой, школьной молодежи и пионеров.

За пять лет работы в комсомоле я реализовал свои планы в деятельности школьных комсомольских организаций. В 1980 году я снова возвратился в Москву, стал аспирантом ВКШ при ЦК ВЛКСМ и через три года успешно защитил кандидатскую диссертацию с присвоением ученой степени кандидата педагогических наук. После окончания аспирантуры меня рекомендовали на работу в Ульяновский областной комитет КПСС, в отдел пропаганды и агитации. Имея ученую степень, я быстро продвигался по служебной лестнице…

- Когда же вы вернулись к любимой педагогике?

- В 1990 году, когда я перешел на преподавательскую работу в Ульяновский государственный педагогический институт имени И.Н. Ульянова. Стал работать старшим преподавателем, потом доцентом кафедры педагогики. Преподавал историю педагогики. Преподавательская работа в вузе мне очень нравилась, но, к сожалению, она меня не удовлетворяла. Мне казалось, что я не работаю на будущее, а учу студентов вхолостую. Я считал, что передаю свои знания и опыт молодым людям, большинство из которых никогда не придут работать в школу. В лучшем случае из моих лекций и семинаров они возьмут что-то для себя как будущие родители. В то время мне казалось, что, работая в школе, я буду нужнее.

И в 1993 году я ушел из педагогического института, став директором ульяновской гимназии № 1.

 

 

- Директором стали по назначению сверху?

- В те годы первая ульяновская гимназия переживала непростые времена. В педагогическом коллективе были постоянные конфликты, учебное заведение пытались присоединить к разным университетам. Как гимназия школа не сформировалась, сменилось лишь одно название, а содержание работы оставалось прежним. За 7 лет в школе сменилось три директора. После очередной проверки последний директор был уволен с работы за несоответствие занимаемой должности.

Когда мне предложили возглавить школу № 1, я работал доцентом кафедры педагогики педагогического института и по совместительству был заведующим кафедрой воспитательных проблем образования Ульяновского института усовершенствования учителей. На предложение не сразу дал согласие, представляя высокий уровень ответственности перед педагогическим коллективом, перед родителями и детьми. К тому же я никогда не занимал руководящей должности в школе, да и учителем уже не работал около 20 лет. И тогда я поставил условие: пусть решает педагогический коллектив школы путем тайного голосования. Впервые в истории школы № 1, да и в истории образования Ульяновска, я был избранным директором. Сначала за меня было отдано 100% голосов на совете школы, затем - 80% - на заседании педагогического совета.

Коллективное избрание директором престижного учебного заведения всегда было для меня самым надежным щитом, за которым я никогда не прятался, всегда имел свою точку зрения, умел отстоять и защитить интересы школы и педагогического коллектива.

 

 

- В итоге вы руководили первой ульяновской школой 20 лет. Чем запомнились эти годы работы?

- Первая школа стала главной в моей жизни и в работе. Первая школа - это моя судьба. Школа как ребенок, которого нужно опекать, оберегать, отслеживать, что болит, решать, что требует немедленного вмешательства, а с чем можно и подождать.

Чтобы превратить планы в реальность, мне была очень нужна команда единомышленников, способная управлять сложным школьным организмом. Конечно, за годы работы случались ошибки, но я всегда чувствовал поддержку учителей и родителей. Чтобы меньше допускать ошибок, я окончил краткосрочные курсы повышения квалификации в Москве и Санкт-Петербурге. Мне это помогло, потому что я должен был не только отвечать на любые вопросы, но и быстро реагировать на возникшие проблемные ситуации и принимать верные решения.

Мой рабочий день длился по 12-13 часов в сутки. Обычно он начинался в дни учебных занятий в 7 часов 15 минут утра (уроки в школе начинались в 8.30). А когда я узнал, что одна старейшая учительница приходит на работу в 7.00, то не мог допустить, чтобы в школу, кто-то приходил раньше меня. Я стал приходить в 6.45, а уходил позже всех. Даже в дни своего отпуска я часто прерывал его. За 20 лет я бы накопил два года законного отдыха.

В начале моей работы корреспондент одной из городских газет спросил меня: «Какой бы вопрос вы задали своему ученику?». Тогда я ответил, что спросил бы у него, какой вопрос он мог бы мне задать, чтобы я ему мог помочь. Это стало моим педагогическим кредо. Независимо от возраста, начиная от ученика первого класса и до старшеклассника и выпускника гимназии, я старался защитить каждого из них при условии, если ребенок был прав. Защищал от его сверстника, от педагога, занимающего неправильную позицию, от родителя, который незаслуженно обижает его.

Двадцать лет директорства промчались как один миг. Я всегда рассматривал свою работу в школе не столько с позиции директора, сколько с позиции отца. Прежде чем что-то предпринимать в решении возникающих воспитательных проблем или когда нужно было защищать ребенка, который попадал в трудную жизненную ситуацию, я задавал себе вопрос: а если это мой сын? Школа и прежде всего дети вовлекали меня в водоворот событий и открытий, отнимали силы и открывали второе, третье дыхание, давали новые идеи и всегда вдохновляли меня на новые дела и свершения.

Наибольшее удовлетворение я получал от общения с людьми. Двери моего кабинета для детей были всегда открыты, для них всегда горел только «зеленый свет». Дверь была нараспашку и для учителей, и для родителей, каждый из них мог зайти с любым вопросом или с просьбой, криком души. Я старался отложить свои личные дела, выслушать до конца и вместе с человеком найти ответ или решение проблемы.

По-моему, директорами школ не рождаются, ими становятся. Только лет через пять работы я стал понимать, что начинаю быть директором гимназии.

Я всегда чувствовал поддержку и своих учеников. Дети понимали меня, верили и дарили мне вдохновение для работы, давали мне самое ценное – возможность правильно думать и поступать. Мне особо было приятно, когда выпускники моей гимназии высоко оценивали меня: «настоящий глава школьного мини-государства», определяющий будущее гимназии; дух школы; честь и авторитет гимназии; уважаемый человек, с которого нужно брать пример; герой». От поддержки своих учеников я постепенно влюблялся в свою работу и получал от нее глубокое удовлетворение.

Многое для меня значила и поддержка педагогического коллектива, который избрал меня на должность директора и дал путевку в эту доселе неизвестную, сложную, трудную, неблагодарную, но очень прекрасную и незабываемую школьную жизнь. Это было чудное время, которое я буду всегда хранить в своём сердце. Слова глубокой признательности за нашу совместную работу я получил от своих коллег, когда уходил из первой школы навсегда.

 

 

- История вашего ухода из гимназии № 1 имеет несколько версий. Одна из них – увольнение из-за скандала со сбором денег на ремонт школы. Расскажите вашу версию: почему в 2013 году вы покинули это образовательное учреждение?

- Хочу заметить, что по директорскому стажу работы я занимаю первое место среди всех директоров, работавших в первой школе начиная с 1918 года. По-моему, никто из директоров добровольно не уходил с работы. Так случилось и со мной.

Кого-то из представителей региональной власти я не устраивал за то, что имел собственную принципиальную позицию, не соглашался с необдуманными предложениями, мог открыто сказать правду в глаза, ни от кого не зависел. Мне открыто предлагали подать заявление по собственному желанию, обещали помпезно проводить на заслуженный отдых, предлагали переход на работу в администрацию города помощником главы по вопросам образования. Я не соглашался. В итоге меня довели до сердечного приступа, я был госпитализирован, перенес операцию на сердце.

А после больницы я решил, что здоровье мне важнее, чем борьба с недоброжелателями. В итоге стал работать заместителем начальника управления образования города Ульяновска. Но здоровье пошаливало. И через год я решил перевести дух. Мне тогда действительно нужно было время на заботу о здоровье. Кроме того, был нужен перерыв в работе для того, чтобы привести в порядок мысли, оценить сделанное, простроить планы на будущее. Я тогда много работал над собой, читал классическую художественную литературу, ту, которую не дочитал в детские и юношеские годы. Думал о будущей работе, потому что считал, что еще не полностью реализовал себя.

- В итоге к активной профессиональной деятельности вы вернулись в начале 2016-го, когда возглавили частную школу «Источник». Почему пошли работать не в госучреждение, а в частную школу?

- В государственные учреждения никто из директоров школ и гимназий меня не принимал. Можно сказать, что работа в частной школе подвернулась мне совершенно случайно.

- Сравните работу в государственной и частной школе.

- Не вижу разницы в содержании образования между государственной и частной школами. При этом, я убежден, что все школы должны находиться в ведении государства, а все дети должны получать бесплатное образование.

- После «Источника» вы решили вернуться в государственную школу и сейчас - один из руководителей ульяновской школы № 2. Чем вызван переход?

- Как мне показалось, в «Источнике» я был нужен для того, чтобы подготовить документы для получения статуса средней общеобразовательной школы.

Но после ухода из «Источника, как и в 90-е, судьба вновь вернула меня в государственную школу. Директор ульяновской гимназии № 2 Марина Олеговна Мельникова смогла понять меня и предоставить мне работу.

- По профессии вы учитель физики и математики. Сколько лет за годы профессиональной деятельности преподавали эти предметы, стоя у школьной доски?

- Физику я преподавал, работая у школьной доски, два года. Было это на заре моей профессиональной карьеры. Когда я возглавил ульяновскую гимназию № 1, то сразу встал вопрос, что я буду преподавать. Физиков и математиков в школе тогда хватало, поэтому мой выбор пал на предмет «Этика и психология семейной жизни». Преподавая этот учебный предмет ученикам 10-11-х классов, я преследовал две цели: во-первых, знакомился с каждым выпускником гимназии, всесторонне изучал его, чтобы в нужный момент оказать ему помощь в решении возникших проблем; во-вторых, приучал выпускников к искусству в будущем стать хорошим отцом (матерью), чтобы уберечь будущих воспитателей от тех ошибок, которые в воспитании детей допускали их родители. За 20 лет через мои уроки прошло свыше двух тысяч выпускников – будущих семьянинов.

- За годы педагогической деятельности вы были свидетелем различных методик образовательного процесса. Какая из них, на ваш взгляд, лучшая, а какая – худшая? Почему?

- Действительно, за эти годы мы пережили два федеральных государственных стандарта в образовании, приступили к внедрению третьего ФГОС. Ковид внес коррективы в процесс дистанционного обучения. Стала вестись речь о замене учителя компьютером. По этому поводу скажу однозначно, что никакая, даже самая совершенная техника не может заменить живого собеседника. Компьютер всего лишь вспомогательное техническое средство обучения и помощник педагога. Живое, эмоциональное учительское слово никогда и ничем не удастся заменить. Даже самая умная машина не может заниматься духовно-нравственным воспитанием учащихся или пробуждать в них желание творить самим.

Также считаю, что во всех школах должна быть новая единая программа, новые единые учебники. А преподавание должно строиться с учетом индивидуального подхода к каждому ученику, построением его индивидуальной траектории обучения и воспитания.

И вообще давно надо провести республиканскую учительскую конференцию, на которой обобщить лучший передовой опыт по совершенствованию содержания образования и воспитания. Не навязывать указаниями сверху, а внедрять в образовательную деятельность школ самое передовое снизу.

- Тяжело ли работать в 75? Где берете силы?

- Действительно, мне уже много лет. Но я чувствую себя легко и свободно, потому что мой возраст не определяется количеством лет, он определяется состоянием души. Конечно, я изменился, но, как мне кажется, только внешне, а внутренне я стал богаче и мудрее.

Раньше мне очень часто снилось, что я летаю во сне, как птица. Я всегда просыпался с сожалением от осознания того, что не могу этого сделать в жизни. А сегодня я снова «летаю» наяву. Это придает мне много сил и энергии, я могу творить во имя маленького человечка, его светлого будущего. По-моему, у меня открылось третье дыхание. Эта работа в школе как будто ждала меня, а я ждал её, и теперь мы снова встретились. Я снова стою перед учениками, учу их жизни и расту вместе с детьми.

Работа в школе - это особая миссия учителя, ответственное дело, выполнение которого является для учителя долгом перед Родиной, это своего рода подвиг.

- Есть ли в 75 лет нереализованная мечта?

- За всю свою школьную деятельность я никогда не издавал свои педагогические труды. Не было времени.

Сейчас понимаю, что достаточно обогатил память научной педагогической теорией, овладел огромным практическим опытом, на основе которого могла бы быть написана не одна докторская диссертация.

Свои первые книги я мечтаю посвятить великим педагогам, которым обязан своему предназначению быть учителем. Они так и будут называться: «Мой Коменский», «Мой Ушинский», «Мой Сухомлинский». Может быть, они будут полезны тем людям, которые непосредственно связаны с детьми и школой.

Готов также написать свои детские рассказы и сказки, которые когда-то рассказывал своим детям, а сегодня рассказываю внукам.

- С днем рождения, Сергей Александрович! Здоровья, долгих лет жизни и реализации мечты!

 

Фотографии предоставлены Сергеем Ставским

 

Читайте наши новости на «Ulpravda.ru. Новости Ульяновска» в Телеграм, Одноклассниках, Вконтакте и Дзен.

1357 просмотров

Читайте также