Ульяновский фермер Рафис Айнетдинов:«Пока корова тебе на ногу не наступила, жизнь не поймешь»

Наш рассказ – о человеке, который своими руками, своим хребтом делает свою судьбу, одновременно помогая другим находить место в жизни. 
 

Рафис Айнетдинов. Человек-трудяга, это он в далеком 2000 году поднял на ноги когда-то полностью разрушенное хозяйство – АОЗТ «Бирючевское» и дал шанс жителям  Новой Бирючевки, Нового Уреня и Авдотьина Ульяновской области на преодоление многих бытовых трудностей, взяв у них земельные паи в долгосрочную аренду.
 

Если ООО «Агрофирма «Абушаев» в 2000 году имела 1300 гектаров земли, то сегодня у нее обрабатываемой земли свыше 13000 гектаров. Хозяйство уступает по площади только ООО «Агрофирма «Тетюшское». Семейный агробизнес в надежных руках. Сыновья Рафиса Саитгалиевича Ильнур и Илнар - его надежные помощники. Например, Ильнур возглавляет ООО «Айнетдинов», Илнар – специалист по технологии и обработке сельхозпродукции. Оба они входят в районный совет депутатов.
 

25 июня у Рафиса Саитгалиевича был юбилей, ему исполнилось 65 лет. Из них 20 лет он отдал сельскому хозяйству. Трудовые высоты ООО «Агрофирма «Абушаев» подтверждают: за все эти годы по производству товарного зерна, причем качественного, сельхозпредприятие мало кому уступало.
 

Жизнь прожить – не поле перейти. Эту простую народную поговорку Рафис Саитгалиевич с высоты своих лет осмысливает по-новому.

– Когда человеку двадцать или тридцать лет, он еще по-детски смотрит на все, ему не хватает глубины чувств, – рассуждает он. – Не зря еще говорят: «Пока корова тебе на ногу не наступила, жизнь не поймешь». Мой отец Саитгали, когда ему бывало трудно, всегда вспоминал моего деда Айнетдина. Тот перед трудностями никогда не склонял голову. Таким помнили его жители большого села Шыгырдан, в котором я родился. 
 

Дедушка Айнетдин не знал, что такое лень. После революции 1917 года он в селе считался зажиточным человеком и, как у нас в жизни бывает, имел немало завистников среди своих земляков. Всю свою жизнь он посвятил земле и пчеловодству. В 20-е годы прошлого столетия он имел в своем хозяйстве несколько тысяч пчелосемей. У него были три брата и тоже работящие, как он сам. Природа их силушкой не обидела, выглядели, как батыры в татарских народных сказках. 
 

Дедушка Айнетдин не имел достаточно земли, поэтому арендовал ее у своих соседей. Сдавали ему землю те, кто не любил работать. Первый страшный удар получило хозяйство Айнетдина, когда появились агитаторы новой жизни в 1929 году, когда село забурлило, как большой казан. Дедушка Айнетдин понял, что пришел конец установленному укладу жизни. Он один из первых в селе вошел в коллективное хозяйство, привел с собой коров, лошадей, овец на общий двор, отдал сотни пчелосемей на общее пользование. Сегодня можно только представить, какая драма происходила в душе человека. 
 

Завистливые сельчане указали на его большой шатровый дом. Не гоже, мол, жить в отличку от бедных колхозников, у которых дома небольшие, крытые соломой и без надворных построек. Активисты забили окна одной половины дома, сняли железо с крыши для колхозных нужд.
 

Дед Айнетдин, стиснув зубы, выдержал и этот удар. В колхозе трудился на совесть, как для себя. Говорят, дедушка Айнетдин не стал держать зла на тех, кто его когда-то обидел. Уметь прощать – это признак силы духа. Он умер в октябре 1955 года. В памяти сельчан он остался как один из лучших работников колхоза. Благодаря ему Шыгырдан долго еще славился своими племенными рысаками быками.
Отца Рафис Саитгаливич вспоминает как солдата, как человека, навсегда сохранившего в себе суровые черты своего времени.

 

– Мне в память врезался его рассказ, – говорит он, – как он в первый же день войны вступил в бой с немцами. Выжил. Это было на западной границе. Вражеская армада навалилась на воинскую часть и с ходу решила ее раздавить. Но не вышло. И лишь позже под превосходящими силами врага красноармейцы вынуждены были отступить. Отец рассказывал, как они отступали вглубь страны. Дошли до Днепра и многие сослуживцы-украинцы решили не переправляться за Днепр, остаться на своей земле. 
 

Никаких мостов, понтонных переправ, ни даже дырявой лодки не было. Посидели солдаты у реки, подкрепились, чем могли, и решили переплыть реку. Легко сказать – переплыть. Протопав сотни километров, голодные красноармейцы были обессилены.
Аллах велик! Отцу удалось, пусть и с большим трудом, переплыть Днепр. С ним были пятеро бойцов и один офицер.

 

Свой путь на Запад рядовой Саитгали начал под Москвой. С боями шел к Берлину. Два ранения и восемь лет в солдатской шинели – таковой оказалась его военная ноша. Вернулся домой, женился на сельской девушке Минсулу.
 

У них родились пятеро детей. Всех сумели поднять на ноги. У отца хватало сил и на колхоз, и на семью. Двадцатичетырехлетний сын Рафис тоже не жаловался на здоровье. Он так и рвался везде быть первым, брал ли в руки топор, лопату или вилы. Отец однажды предложил сыну пробежать с ним стометровку. К стыду своему, Рафис проиграл спор. Вот такая была закалка солдата, которому тогда было 50. Прожил отец 80 лет.
 

– Отец мой до конца жизни сохранил трезвый взгляд на вещи, – вспоминает Рафис Саигалиевич. – Его внутренний оптимизм, полученные житейские навыки, уважение старших – все это он старался по наследству передавать нам, своим детям. Он жил так, как учил нас. Заветы отца и дедушки помню, стараюсь оправдывать наказы.
 

Олег Прохоров.

3041 просмотр