Ульи уходят в небо. Почему в Ульяновской области массово гибнут пчелы и ответит ли за это кто-нибудь

На днях пчеловод Сергей Пышагин из села Лава Сурского района обнаружил у себя на пасеке тысячи мертвых пчел. Вместо привычного гула пасеки гробовая тишина, практически полностью вымерли 250 пчелиных семей, а сам Сергей остался  почти без средств к существованию.

Пчелами он занимается уже более 20 лет, однако подобного мора, признается, не было никогда. Увидев случившееся, Сергей попытался «эвакуировать» оставшихся пчел в лес, однако гибнуть они продолжили и там. Останки убирали несколько дней, падеж продолжался и 18-го, и 19-го, и 21 июня…

Мы приехали к Сергею потому, что крик о помощи разместили в социальных сетях его коллеги из других районов области. Они писали, что в селах Мулловка, Ерыклинск, Никольское-на-Черемшане погибли пчелы почти на всех пасеках. Звонок Виктору Петухову (он руководит музеем меда в Ульяновске и знаком со множеством пчеловодов) позволил выяснить, что мор пришел в Павловский, Чердаклинский, Мелекесский, Цильнинский, Сурский районы…

- Они погибли почти одним днем, - рассказывает Сергей, ведя нас к пасеке. - Каждый улей стоит примерно 5 000 рублей, примерные убытки - около миллиона, а у меня дочь учится в Ульяновске, нужно снимать ей квартиру, нужно жить самим…

Другого источника дохода у пчеловода нет. В селах Лава, Белый Ключ, Сара в общей сложности погибли около 750 семей - колоссальные убытки понесли 18 пчеловодов. На юге области ситуация аналогичная. Сергей выглядит опустошенным - он не знает, что делать дальше. Обращения в прокуратуру, полицию, к губернатору и в ЗСО уже написал, остается только ждать.

- Все взрослые пчелы погибли, недавно из ульев начал вылезать молодняк, однако гибнет и он, - добавляет мужчина.

Мы приехали 1 июля - пчелы все еще гибли. Ветконтроль, прибывший сюда в день случившегося, позже констатирует: погибшие пчелы были абсолютно здоровы. В случившемся пасечники винят фермеров - дескать, те использовали новые пестициды, которые и отравили ульи. Называют компанию ООО «Логос». Дескать, их агроном отказывается с пасечниками даже разговаривать. 

- В Мордовии в этом году произошло то же самое, так пасечники вышли почти что с вилами к зданию правительства, и всем выплатили компенсации, - в сердцах рассказывает жена пчеловода.

В нашем регионе о компенсациях пока речь не идет - преждевременно?

Неизвестное вещество

В поселковой администрации признают, что проблема есть, и, как кажется, они сами напуганы. Снова кивают на ООО «Логос» (агроном, дескать, и с администрацией разговаривать не настроен) и подсказывают телефон районного ветконтроля, именно они первыми начали расследовать случившееся. 

Ветконтроль находится в Сурском, по дороге встречаем немолодого мужчину слегка под градусом. В шутку спрашиваем: «Не пасечник случайно?». Он достает трудовую книжку. Да, пасечник. Сергей нам рассказал, что пчеловоды отреагировали на случившееся по-разному. Кто-то поехал в город искать адвоката, кто-то обивает пороги силовых структур, некоторые запили. Новый знакомый проводит нас в ветконтроль. Там нас ждет руководитель организации Виктор Шорин. Сразу объяснил: пчел они проверили в тот же день, ни паразитов, ни инфекций-бактерий у них нет.

- Пчелы не больны, - заверил нас он. - В первые дни падеж составлял 50% от популяции, в дальнейшем дошел до 80 - 90%. Мы подозреваем, что они были отравлены. Однако период распада яда может составлять 24 - 48 часов, так что не исключено, что экспертиза не покажет, от какого вещества они погибли. Опрыскивание полей проводилось 15-16 июня.

Виктор Шорин подтверждает: похожая ситуация произошла сразу в нескольких районах области. Ущерб для хозяйств трудно подсчитать: в одном районе погибло 900 семей, в другом - 750…

- За годы моей работы такого масштабного падежа еще не было, пчелы гибли, но не так массово, - рассказал он.

Две правды?

Агроном компании ООО «Логос» из Белого Ключа Вячеслав Макаров сначала не захотел с нами разговаривать, сказал, что местная газета уже обвинила его в случившемся, так что больше с прессой он разговаривать не намерен.

- Но ведь пчелы погибли не только у Белого Ключа, но и в других районах, очень-очень далеко от ваших полей… 

- Да! А здесь обвиняют нас. Мы сами несем большие убытки, сейчас мы не обрабатываем поля от насекомых, можем потерять часть урожая.

Мужчина смягчается, поговорить все-таки удается.

Агроном уверяет: никаких новых пестицидов они в этом году не применяли. Опрыскивали только ночью, как и положено, давали объявления, когда опрыскивали цветущие культуры. 

- Пчеловоды не реагируют на объявления, сами подставляя своих пчел, они должны закрывать ульи на время опрыскивания или вывозить их…

- Но ведь они и раньше не реагировали, а такой падеж в первый раз… Ведь в первый?

- Каждый год чуть-чуть пчел гибнет, в этом году только более массово.

Работает Вячеслав Макаров уже без малого тридцать лет. Рассказать «свою правду» о случившемся он, похоже, хотел очень-очень давно, да только не слушали.

Разговор подходит к главному - пестицидам. Они, похоже, китайские, а закупаются централизованно. Головной офис компании «Логос» находится в Казани, но, видимо, эти пестициды закупили не только они.

- Пасечники о пчелах говорят, а продавать мед, если он может быть отравлен, не страшно?

- Так нам на ветстанции сказали, что яд распадается за 24 - 48 часов…

- А почему тогда пчелы у них все еще гибнут?..

Виноватые

Мы не можем утверждать наверняка, но похоже, что десятки фермеров по всему региону (и не только по нашему) закупили пестицид, который вопреки ожиданиям начал травить не только паразитов, но и пчел, причем летальность его до 90%. Погибли, по имеющейся информации, несколько тысяч пчелиных семейств и миллионы особей. От случившегося понесли миллионные убытки сами пасечники, которые лишились своего основного дохода; пострадали фермеры, которые пестициды, конечно, не производят, а только закупают и ответственность за их смертоносность нести не должны.

А кто должен ответить? Возможно, это покажут экспертизы, прокуратура и другие компетентные структуры - в будущем. Однако пасечникам и фермерам на селе нужно жить уже сейчас, им нужны компенсации, поддержка, а главное, им нужны гарантии, что ситуация не повторится. 

- Я дам вам номера пострадавших пасечников, - сказал нам Виктор Петухов, когда мы только собирались в путь. - Однако я прошу вас: те, кто пишет про случившееся, занимают чью-то сторону, ищут виноватых, но все забывают про пчелу. Это она погибла, вспомните про нее.

Тысячи погибших пчелиных семей - это катастрофа, которой нет оправдания и которую нельзя списать на ошибки в опрыскивании отдельных агрономов или на ошибки отдельных пасечников, не закрывших ульи. Трагедия произошла в разных районах, в разных хозяйствах, у полей, засеянных разными культурами. 

Ее причина должна быть установлена и озвучена. 

Андрей ТВОРОГОВ

7044 просмотра