Подсобная история. Как застройщик продал техпомещения и венткамеры в жилом доме

В отличие от обманутых дольщиков здешним жильцам повезло гораздо больше: их дома сданы в эксплуатацию, документы на свои квартиры они получили - как и возможность вселиться. Но гладко, как это часто бывает, оказалось только на бумаге.

Дом № 15 по улице Жигулевской в Ульяновске - это одна из многих «свечек», построенных в 1980 - 90-х. Когда-то по плану у него должно было быть 11 этажей жилых плюс один технический. На последнем должны были находиться подсобные помещения и вентиляционные камеры. Однако когда в 1997 году дом сдали в эксплуатацию, технических этажей на нем не оказалось. На последнем тоже оборудовали несколько квартир. И в двух из них оказались «мины замедленного действия». 

Реальность и бумага

Сергей Щелыкалин получил свою квартиру в доме 
№ 15 по Жигулевской в том же 1997 году. По его словам, ему вручили документы, и они въехали в четырехкомнатную квартиру. Его, конечно, смутило, что по экспликации, то есть описанию жилья, квартира была трехкомнатной. Четвертая же комната значилась как подсобное помещение. Но тогда, 24 года назад, его семья особо над этим не задумывалась. 

- У нас в доме все квартиры стандартные. Но только до 11-го этажа. И экспликация тоже была стандартная. Составлявшее ее БТИ не учло, что это технический этаж и помещения здесь размещены иначе. У нас на руках даже есть документ, подтверждающий, что БТИ в свое время допустило ошибку, забыв написать одну из комнат. Хотя коммунальщики об этом не забывали и плату с нас брали как за четырехкомнатную квартиру, - утверждает Сергей Щелыкалин. 

Как за трехкомнатную, платила и Анна Антонова - соседка Сергея Щелыкалина. Хотя одна из комнат ее квартиры по документам значится венткамерой. Когда она в 2016 году с бывшим мужем покупала это жилье, ее тоже немного смутил этот факт. Но не закладывать же кирпичами было вход в комнату? Поэтому приобрели ее такой, какой была. Потом в жизни Анны начались семейные перипетии, и вопрос с комнатой-венткамерой она откладывала. Однако теперь действительно может статься, что вход в нее придется 
замуровывать. 

Общественные места

Дело вот в чем. И подсобное помещение в квартире Щелыкалиных, и венткамера в квартире Анны Антоновой по документам все эти годы числились общедомовой собственностью. Обслуживающее дом ТСЖ «Альтаир» долгое время интереса к этим помещениям не проявляло. До тех пор, пока один из членов правления не задался вопросом: отчего вдруг одна из венткамер оказалась комнатой? Это стало поводом для того, чтобы осенью 2019 года Щелыкалины решили-таки обратиться в суд, чтобы узаконить владение «подсобным помещением», пока кто-то тоже не задал им неудобный вопрос. Они рассчитывали воспользоваться правом приобретательной давности, согласно которому можно получить в собственность помещения, в которых люди живут дольше 15 лет. Чаще всего этим правом пользуются те, кто получил жилье в советское время по соцнайму. 

Но в случае с Щелыкалиными сработал эффект «не буди лихо, пока оно тихо». ТСЖ подало встречный иск в Засвияжский районный суд и выиграло тяжбу. А потом еще и апелляционный процесс, и кассацию в Самаре. Все три суда постановили, что Щелыкалины должны комнату освободить. Что они формально и сделали. «Подсобное помещение» сейчас пустует. А коммуналку они теперь платят за три комнаты. Вот только попасть в подсобку можно только через коридор, который уже частная собственность. Но председатель ТСЖ «Альтаир» Евгений Завырылин уверен, что это дело решаемое. 

- Через стенку от этой квартиры находится настоящая венткамера. Нагнетатели, находящиеся в ней, можно перенести на крышу, а из этих двух помещений сделать однокомнатную квартиру, которую можно продать, а деньги пустить на пользу всех жильцов дома. И это не я придумал. В соседнем, 17-м доме так уже сделали, - говорит председатель ТСЖ. - Либо другой вариант. Владельцы квартир могут выкупить эти помещения или взять их в аренду. Но я знаю, что они на это не соглашаются. 

Когда в товарищах согласья нет

Суда с Анной Антоновой пока не было. Но даже если он состоится и Анна проиграет, то попасть в венткамеру будет сложнее, потому что других технических помещений рядом нет. Хотя Евгений Завырылин и здесь предлагает в прямом смысле выход - сделать люк через крышу. Звучит немного абсурдно, но по закону ТСЖ, как собственник, может с этой комнатой сделать все что 
захочет. 

Однако есть и еще один вариант разрешения этого вопроса - получить согласие других жильцов на безвозмездную передачу помещений. Сергей Щелыкалин и Анна Антонова собираются поставить этот вопрос на ближайшем заседании правления дома. Однако, судя по нормам законодательства, решить проблему таким образом тоже непросто. 

- Согласно части 3 статьи 36 Жилищного кодекса РФ, уменьшение размера общего имущества в многоквартирном доме возможно только с согласия всех собственников помещений в данном доме путем его реконструкции. При этом у собственника квартиры должны быть в наличии все документы, подтверждающие законность осуществления перепланировки или реконструкции до вступления в силу ЖК РФ, - рассказала начальник управления Росреестра по Ульяновской области Ольга Петухова. 

Если же таких документов не найдется, то в Россреестре предлагают решать вопрос в судебном порядке. Сергей Щелыкалин, кстати, собирается дойти до Верховного 
суда РФ и надеется там доказать свою правоту. Евгений Завырылин уверен, что и высшая инстанция встанет на сторону ТСЖ. Правда, сколько воды в прямом и переносном смысле может утечь за это время - бог весть…

А мы тем временем предлагаем нашим читателям заглянуть в свои жилищные документы и посмотреть, нет ли у вас в квартире венткамеры, щитовой, бойлерной или чего еще находящегося в общедомовой собственности. Вдруг вы тоже не придали этому значения?

Игорь УЛИТИН

746 просмотров

Читайте также