По просьбам населения. Как ульяновцы жили на одни талоны

Все плохое быстро забывается. Таково уж свойство человеческой памяти, от которого никуда не деться.

Подрастающему поколению слово «талоны», наверное, мало что скажет. Разве что кто-то вспомнит посещение банка, где для любой операции нужно сначала подойти к специальному терминалу, получить клочок бумажки и занять место в электронной очереди. Высветится номер на табло - и проходи к оператору. Ну, еще в поликлиниках встречаются талоны…

Однако всего каких-то три десятка лет назад талоны были весьма распространены, и о них знал каждый ребенок. Нынешним детям даже не представить, что что-то нельзя было купить за деньги и в любом количестве.

Раньше, чем за границей

Историки утверждают, что первые талоны существовали еще в Древнем Риме. Они назывались тессерами (у этого термина много значений - от входных билетов в театр до игральных костей) и выдавались магистратами беднейшим гражданам для получения хлеба и денег из казны.

Продовольственные карточки вводились во время Великой Французской революции и в годы Первой мировой войны во многих воюющих странах, включая Германию, Соединенные Штаты и даже нейтральную Швецию.

В 1916 году в ряде российских губерний появилось нормированное распределение сахара, а после революции Временное правительство ввело талоны на хлеб. Так что распространенное мнение, что карточная система - исключительно советское изобретение, мягко говоря, не соответствует действительности. Правда, именно в советское время талоны вводились неоднократно. Надолго они исчезли только в 1947 году. Кстати, раньше, чем во многих других странах мира, чья экономика пострадала во время Второй мировой войны. Например, в Великобритании их отменили только в 1954-м, в Чехословакии - в 1953-м, в Японии - в 1949-м.

При этом бывало, что во многих городах точечно вводилось распределение по карточкам: в 1975 году карточки были введены в Волжске, в 1979-м - в Волгограде, в 1980-м - в Свердловске, в 1981-м - в Казани, Новосибирске и Нижневартовске, в 1982-м - в Челябинске и Вологде, в 1983-м - в Куйбышеве, в 1984-м - в Омске…

 

Товары по записи

Но талоны были далеко не единственным проявлением нормированного снабжения. Существовала выдача товаров по заказу: она не охватывала всего населения от младенцев до стариков, а лишь отдельные категории граждан. Например, для работников отдельного предприятия, заслуженных работников, ветеранов войны и так далее. Разумеется, к ним пристраивались и блатные.

Учитывая многочисленные пожелания граждан, сообщает «Ульяновская правда» в номере от 16 апреля 1988 года, решено организовать продажу сахара во втором квартале года по заказам. «В апреле - по одному килограмму, в мае-июне - по полтора килограмма в расчете на одного жителя. В период массовой заготовки плодов и ягод норма продажи сахара будут рассмотрена дополнительно», - говорится в сообщении.

А в 1990 году ульяновцев будоражили слухи о грядущем распределении по визитным карточкам. «…Четкой ясности - что будет продаваться по визиткам, что без них, пока нет. Списки продаваемых по визитным карточкам товаров уточняются и увеличиваются», - пишет 20 октября 1990 года «Симбирский курьер».

Еще одним способом нормировки было ограничение выдачи товаров в одни руки. «В целях предотвращения вывоза товаров за пределы Ульяновска, (цитируем «Ульяновскую правду» от 27 мая 1990 года. - Прим. авт.) городским Советом народных депутатов временно устанавливаются такие нормы на текстильные, швейные, трикотажные, чулочно-носочные, галантерейные и культурно-бытовые изделия. А также на продукты животноводства, макаронных, крупо-бобовых, ликероводочных, сахаро-бараночных, хлебобулочных изделий, концентраты супов и каш, соли, пиво, рыбные консервы, чай, лавровый лист. Их продажу разрешают производить только по паспортам с городской пропиской».

Сыра нет из-за сырья

В 1987 - 1990 годах карточная система распространилась на всю страну, причем сразу на многие группы товаров. В феврале 1990 года «Ульяновская правда» сообщила, что по просьбам населения с 1 марта вводятся талоны на «сахаристые кондитерские изделия». Карамели и мармелада полагается выдавать по 500 граммов в месяц, шоколадных конфет - до 180 граммов. А в октябре того же года были введены талоны на масло. «В Заволжском районе за день бывало раскуплено по 10 т масла, в городе за сутки способны исчезнуть 40 т макаронных изделий», - констатирует 20 марта «Симбирский курьер».

Всего через год - к марту 1991-го - появились талоны на мясо (1,5 кг на человека в месяц), сахар (1,5 кг), масло животное (0,4 кг) и конфеты шоколадные (0,2 кг). «Один взрослый житель сможет приобрести на талон 2 бутылки водки. Отсутствие в мартовской норме сыра связано с недостатком исходного сырья», - написано в номере «Народной газеты» от 1 марта 1991 года.

Кстати, введение талонов «по просьбам населения» - это не просто чиновничья фраза. К примеру, в номере «Ульяновской правды» от 1 декабря 1990 года опубликовано обращение, принятое на расширенном заседании профкома УЗТС (был тогда в Ульяновске такой завод - единственный в стране - тяжелых и уникальных станков) совместно с председателями цеховых комитетов.

«Немедленно ввести талоны на винно-водочные и табачные изделия, - требуют заводчане. - Часть этой продукции продавать по коммерческим ценам, не выше спекулятивных, в специализированных магазинах без ограничения по времени. Всю дополнительную прибыль направить на борьбу с преступностью».

Объясняется в резолюции и зачем нужно ввести талоны на винно-водочные изделия и товары первой необходимости: «Катастрофически падает авторитет центральной власти, безвластие - на местах, идет целенаправленное расслоение общества на богатых и бедных, размежевание людей по районам и предприятиям».

Чай не водка

Однако даже талон не гарантировал обязательного приобретения прописанной в нем продукции. Его еще нужно было, как тогда говорили, отоварить. «Возьми сто талонов, водичкой залей, слегка подсоли - и вперед!» - советовала в юмористической песне примадонна отечественной эстрады Алла Пугачева.

Правда, многим было не до смеху. Ведь талоны нужно было не только суметь отоварить, но и получить!

«Прошло две недели нового года, но многие жители Ульяновска до сих пор еще не получили продуктовые талоны на январь. Оказывается, в ЖЭУ, где их выдают, за ними нужно выстоять в очереди не один час», - сообщала 17 января 1991 года «Ульяновская правда».

Были попытки и заменить одни прописанные в талонах товары на другие. Например, непьющие высказывали желание поменять водку на чай, кофе и так далее.

«Нет товара, чтобы дать его взамен. Ни хорошего чая, ни кофе, - отвечает на такие пожелания заместитель председателя облисполкома Анастасия Ковалева в интервью «Народной газете» 8 февраля 1991 года. - Один только пример: каждая баночка черной икры, поступающая сейчас в область, имеет конкретный адрес и фамилию: в такую-то больницу, такому-то пациенту».

Талонная система во многих регионах, в том числе и в Ульяновской области, пережила социализм. И не просто пережила, но расширила свои сети. В условиях беспрерывного роста цен и отставания от него заработной платы нормированные цены и талоны представлялись единственным способом обеспечить большую часть населения продуктами. Но талоны таили в себе и весомую угрозу. Они не позволяли сформироваться в регионе полноценной рыночной экономике.

Средняя цена килограмма говядины в мае 1993 года на рынке Ульяновска была в 5,5 раза выше, чем в нормированной продаже, масла животного - в 4,6 раза, яиц - в 1,5 раза.

«Основными причинами столь значительного расхождения между ценами рынка и госторговли являются нормированное распределение основных продовольственных товаров, небольшие объемы продажи на самом рынке», - говорит заместитель начальника областного управления статистики В. Ефремов в статье с характерным названием «Пока здравствуют талоны, дичает рынок» в «Народной газете» от 11 июня 1993 года.

Но в конечном итоге рынок взял свое. Талоны остались в воспоминаниях и покинули нашу жизнь.

Подготовил Данила НОЗДРЯКОВ

1621 просмотр

Читайте также