Первый «теракт» в Ульяновске произошел в 1990 году

Июнь 1990 года. В стране уже происходит черт знает что, однако в Ульяновске никаких волнений пока нет. Спецслужбы работают спокойно, и вдруг – взрыв у подъезда дома №70 по улице Пушкарева.

О первом в истории Ульяновска взрыве у жилого дома и первом несостоявшемся теракте «Народной» в преддверие дня работника ФСБ, рассказал ветеран спецслужб и сыска, подполковник в отставке Евгений Анисимов.

- Слово «теракт» тогда было в диковинку, мы его практически не использовали. Терактом в КГБ считались убийства и покушения на убийства партийных работников, значимых руководителей, а подобные взрывы…нет, с таким мы столкнулись первый раз, - рассказал подполковник. – Это уже потом выяснится, что никакого отношения к политике или религии этот «теракт» не имел, обыкновенное бытовое преступление. В начале расследования мы прорабатывали все версии.

Устройство было большой мощности: несколько чугунных осколков отлетели на сто и более метров от места взрыва в окна соседних домов. Чудом никто не погиб.  Взрывное устройство находилось в посылочном ящике. Он превратился в мелкие опилки, уцелела только крышка, на которой печатными буквами было написано «Мельникову С.В., лично». (имена изменены) Расследовать дело поручили Евгению Анисимову.

Инженер меняет профессию

- С КГБ я долгое время никак не был связан, работал инженером на заводе. Потом мне предложили работать на обеспечение безопасности государства, - рассказал ветеран. – Я стал экспертом по почеркам и текстовым сообщениям. Прошел подготовку на курсах в Украинской ССР, и стал заниматься анонимными письмами, устанавливать авторство текстов и донесений. На это дело меня назначили, чтобы разобраться в авторстве надписи на крышке взрывного устройства.

В тот момент, когда Евгений только-только начал изучать остатки ящика, пришел в себя единственный пострадавший – тот самый, кто открыл ящик со взрывным устройством. Он рассказал, что ящик обнаружил под дверью своей квартиры. Любопытство взяло верх – он вынес «подарок» на улицу, и начал вскрывать его отверткой. В ходе бесед с КГБ выяснилось – Сергей Мельников неоднократно получал письма с угрозами, ему звонили и обещали убить его. Обращался по этому поводу в милицию – но безрезультатно. Для Евгения сверить почерк писем и сообщения на взрывном устройстве не составило труда. Почти сразу стало понятно – писал один и тот же человек.

- Преступники любят маскировать свой почерк, пишут печатными буквами, некоторые, как в детективных фильмах, вырезают слова их газет, но находили всех, - поведал подполковник в отставке. – Для профессионала это не проблема. Вырезали из газеты? Найдем по газете! Однажды так и сделали – вычислили по подписке на периодическое издание.

Ну а если почерк один и тот же, значит подрывник – это тот самый автор писем. На него тоже вышли быстро – оцепили все таксофоны в Засвияжском районе. Как только Мельникову поступил очередной звонок («Я тебя добью!») – преступника арестовали. Им оказался директор одного из предприятий города некто Минаев. Работникам КГБ он рассказал, что взрывные устройства научился делать еще в университете. При обыске его квартиры обнаружили порох «Сокол».

- Ну а мотивы совершения взрыва оказались далеки от терроризма, обыкновенная бытовая история! – засмеялся ветеран. – Но уже спустя два года мы столкнулись с настоящим террором.

Взорву детские сады

В 1992 году КГБ практически лихорадило – многие уходили из силовых структур, за несколько лет организация поменяла несколько названий – была и МБ (министерство безопасности) и  МСБ (межреспубликанская служба безопасности) и АФБ (агентство федеральной безопасности). В итоге осталось название ФСБ.

- От названий суть не менялась, мы всегда были на страже государства,  и ЧК, и НКВД, и КГБ, и ФСБ, исторические периоды были разные, и враги разные, но смысл нашей работы один, - прокомментировал этот период подполковник запаса. – И это показал 1992 год.

В милицию позвонил неизвестный, и сообщил, что в одной из камер хранения вокзала заложена бомба.  Территорию немедленно оцепили, и вызвали минеров. Когда камера была вскрыта, вместо бомбы в ней обнаружили письмо с требованиями (приводим в сокращении)

- Мы заминировали один из детских садов, если вы не отпустите двух заключенных (указаны их имена и фамилии) из колонии – взорвем их, - гласил текст, предсказуемо подписанный левой фамилией.

В городе началась паника. Это был уже настоящий терроризм с требованиями и предполагаемыми жертвами. К делу как эксперта в области писем вновь подключили Евгения Анисимова.

- Я понял сразу: теракт готовил сам один из заключенных. Подняли его письма из зоны,  я сравнил их, и мозаика сложилась, - рассказал ветеран. – Вышли на него, а признаваться не хочет!

В итоге силовикам пришлось собирать дополнительные доказательства, но в итоге зэк сознался в содеянном. Более того, раскаялся – а раскаяние его перед горожанами родителями детей и воспитателями было опубликовано в «Ульяновской правде».

От Москвы до Эстонии

Разумеется, такие дела были скорее исключениями. Терактов и взрывов в нашем городе не было. Не было  исламских террористов и во время Чеченской войны, а основная работа велась против иностранных спецслужб.

- Ну и против,  того, что сейчас называют «пятой колонной»,  недругов советской власти, желавших разрушить государство, - признался Евгений Анисимов. – Если главный враг ФСБ это терроризм, то главным врагом КГБ были такие вот оппозиционеры. Тем не менее, не стоит считать нас репрессивным органом. Эти враги сами были по-настоящему жестокими.

Подполковник запаса лично участвовал в расследовании взрывов в Московском метро армянскими террористами в 1977 году. В той серии терактов, погибло 7 человек, для СССР это было совершенно новое явление. Которое, к сожалению, спустя десятилетия прочно войдет в нашу жизнь.

- Меня вызвали в Москву, и я участвовал в расследовании, письменных свидетельств, работы по моей специальности, там не было, но кое в чем расследованию я помог, - поведал Евгений Анисимов. - Не будем вдаваться в детали, но помогло исследование самого взрывного устройства.

А еще ветеран сыска был в командировке в Эстонии, сталкивался с националистами, участвовал в ряде других резонансных дел. К сожалению, говорить о них он пока не может – секретность не снята!

Ложь и домыслы

Своей работой в КГБ  и ФСБ ветеран по-настоящему гордится. Гордятся и его родные, несмотря на то, что даже жена десятилетиями не знала, чем на самом деле занимался Евгений.  Дома о работе не говорили никогда.

- Сейчас, спустя десятилетия, люди пишут о нас разное, и я должен признать, в некоторые периоды, например в 1937 году, действительно были перегибы, но позвольте: большинство работников КГБ и НКВД, как и подавляющее большинство работников ФСБ сейчас, честно стояли на страже государства и закона, - заявил подполковник в отставке. - Это войска НКВД обороняли Москву, и выигрывали десятки сражений Великой Отечественной войны. Это ЧК, чекисты, помогали стране выбраться из сложной послереволюционной эпохи, не дали вновь образованному государству развалиться.

Уже после перестройки к Евгению Анисимову подошел начальник, и попросил поднять историю четырех ульяновских студентов (о них тогда говорили на телевидении), которые в 1941 году распространяли фашистские листовки. Дескать, войска Гитлера – спасение, ну и так далее.  Командир попросил Евгения узнать, как сложилась их судьба после войны, были ли они репрессированы. Живы ли они.

- Удивительно, но я нашел всех четверых, никто не был репрессирован! – рассказал Евгений Анисимов. – Связались с каждым, выезжала пресса, в том числе, «Ульяновская правда». Что они сказали? Что дураками были, им было по 16 лет! Один из них стал профессором, другой крупным директором. Никаких препятствий в их жизни из-за глупости 1941 года не было. Никто их не репрессировал. Вот лучшее свидетельство.

Сейчас Евгений Георгиевич возглавляет совет ветеранов УФСБ, и продолжает наставлять молодых. Наставником он был и для Героя России Дмитрия Разумовского – это подполковник запаса привел его в спецназ ФСБ, дружил с маленьким Димой и его семьей.

«Народная» поздравляет ветерана и всех работников ФСБ с профессиональным праздником и желает им успехов в службе, от которой зависят наши с вами жизни.

20 декабря отмечается день работника органов государственной безопасности РФ (День ФСБ). Часто называют праздник и «Днем чекиста». Евгений Анисимов, как и многие другие работники ФСБ этим словом гордится. Чекист - защитник государства.

Андрей ТВОРОГОВ

Читайте свежий номер "Народной газеты"

619 просмотров