Отлов от «А» до «Я». Как будет работать схема ОСВВ в Ульяновской области на практике

Вступление в силу отдельных статей закона об ответственном обращении с животными показало: практически ни один регион в России оказался не готов заменить отстрел собак их отловом, стерилизацией, вакцинацией и выпуском (ОСВВ). 

«Народная газета» подробно рассказывала о самом законе, а вот практика его реализации до недавнего времени была тайной за семью печатями. Кратко напомним для тех, кто все пропустил: до 2019 года численность бездомных животных в России по большей части регулировалась через уничтожение поголовья. Работало это плохо: к примеру, в Ульяновской области за 10 лет на это по контрактам потратили 55 миллионов, а собак меньше не стало.

Закон 2019 года запретил эту систему - бороться с бездомными животными теперь можно только через ОСВВ. 

Вопросы возникали к последней букве аббревиатуры, то есть к выпуску. Жители городов и особенно сел возмутились: зачем уже отловленных, стерилизованных собак вообще выпускать обратно туда, откуда их отловили? Тем более что в Германии, части штатов США и куче других стран используют именно безвозвратный отлов.

- Смысл вот в чем: если естественное городское поголовье собак полностью изъять, его место займут собаки из других регионов или дикие животные - например, лисы. В Германии этого не происходит, потому что страна значительно меньше, а плотность населения выше. В тех штатах США, где практикуют безвозвратный отлов, жителей домов атакуют крысы, еноты, лисы... Собаки регулируют их численность, - ответила на вопрос корреспондента «Народной» зооактивист Раиса Мурзина.

Она и ее коллеги-зоозащит-ники (волонтеры, представители НКО) в прошлый четверг приняли участие в дискуссии о новом законе на площадке Общественной палаты. Повод - региональный законопроект о регулировании численности безнадзорных животных. Дискуссия была нужна, чтобы снять наиболее острые вопросы. А их накопилось очень много.

Сколько собак будут отлавливать?

Каждый муниципалитет определит прогнозное количество собак к отлову. Стопроцентной методики, позволяющей посчитать, сколько в муниципалитете живет собак, нет, поэтому прогноз будет корректироваться на практике. В качестве отправной точки, скорее всего, будут взяты старые данные по отстрелу. Скажем, если в муниципалитете N в год отстреливали 100 собак, то заявку на отлов и стерилизацию нужно сделать на 100 голов.

На практике в заявке первое время будут куда меньшие цифры, поскольку стоимость ОСВВ в пересчете на одну собаку в пять - десять раз выше, чем прежняя стоимость отстрела (3 500 - 6 500 рублей против 360 - 980 рублей). Так что если финансирование на регулирование численности в N не изменится, то отловить получится только 10 - 20 собак. Что потом?

- Областное правительство будет отслеживать, как скоро контракты будут полностью освоены, и запускать дополнительные торги в течение года за счет дополнительных средств и корректировки бюджета, - пояснил председатель комиссии Общественной палаты по экологии и охране окружающей среды Владимир Малинин.

Скажем, если контракт на 20 собак будет исполнен уже в марте (за два месяца), тогда в апреле будет контракт еще на 100 собак (на оставшиеся десять месяцев). 

В следующем году будет проще - уже будут данные за этот год, и можно будет сразу, в январе - феврале, просчитать стоимость/объем работ на весь календарный период.

Кто будет отлавливать?

Организации, выигравшие торги (то есть предложившие наименьшую цену за ОСВВ). Это на бумаге. На практике организаций, которые готовы взяться за эту работу, в регионе не то чтобы много. 

Первыми ласточками станут некоммерческие приюты - такие как «Подарок судьбы». 

- Сейчас в нашем приюте содержится 100 собак, этого количества мест должно хватить для Ульяновска (каждую отловленную собаку нужно держать 10 дней, итого лимит приюта - 3 650 собак в год, при старых закупках на отстрел 3 000 собак в год. - Прим. авт.), но мы готовы расширяться, - пояснили представители «Подарка судьбы».

Тем не менее материально-техническая база у некоммерческих приютов скудная - без дополнительной помощи от муниципалитетов (особенно в сельской местности) выполнить необходимый объем работ они не смогут физически. Коммерческих приютов у нас пока нет, создание государственного приюта, как бы ни была хороша эта идея (ведь он сможет работать не по 44-ФЗ, а круглый год), встанет в 50 - 60 миллионов рублей. 

Что после отлова?

Собак будут помещать в приюты на срок до 10 дней, прививать от бешенства, стерилизовать и выпускать обратно ровно в то место, где их поймали. Стерилизованное поголовье будет увеличиваться год от года, пока естественный прирост популяции не станет значительно ниже естественной убыли (расчетный срок - 3 - 5 лет). Полностью собаки с улиц не исчезнут (их число будет пополняться за счет брошенных домашних животных), но в теории их должно стать в 10 - 15 раз меньше. Ровно столько, чтобы нишу «животные города» не заполнили дикие звери, но недостаточно много для того, чтобы они сбивались в стаи и представляли опасность для людей.

Станет ли в городе безопаснее?

Если закон заработает так, как он написан, станет. Однако это потребует значительных финансовых вливаний в отрасль уже в этом году. Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов подтвердил: деньги будут. Хватит ли их, покажет время. Если не хватит, ограниченная стерилизация (скажем, менее чем 30% поголовья) приведет не к снижению численности бездомных собак, а, наоборот, к взрывному росту популяции (кормовая база щенков нестерилизованных собак увеличится). А взрывной рост может привести к росту агрессивности животных. Сама по себе стерилизация не панацея, и репрезентативных данных о влиянии ее на снижение агрессивности нет. То есть полумеры тут недопустимы: либо ОСВВ требует полного выполнения процедуры (с соответствующим финансированием), либо за это вообще не стоило браться. 

Был ли выбор?

Нет, поскольку схема ОСВ (отлов без выпуска) значительно дороже и в сельской местности может привести к неясным результатам (а по правде говоря, мы бы в любом случае не смогли внедрить эту схему без сети государственных приютов, на которые нет денег). В свою очередь, отстрел собак - это коррупционная яма, в которой исчезают миллионы рублей каждый год и которая вообще не оказывает влияния на численность бездомных животных. Опыт Ульяновской области последних десяти лет - отличное тому подтверждение.

 

Андрей ТВОРОГОВ

3714 просмотров

Читайте также