Охота на Непомнящего, или Как ульяновские судебные приставы ищут трудных должников

Корреспондент «Народной» отправился в рейд вместе с судебными приставами.
 
Стук в дверь. Тишина. Звонок не работает. Мы настойчивы - знаем, слышим, что в квартире кто-то есть. Ищем злостного неплательщика алиментов К., который по бумагам должен быть в этой квартире. Спустя несколько минут дверь все-таки открывают. Перед нами дама в годах. Бабушка алиментщика.
 
- Господи, и вы добрались! - вздыхает она. - Почему все ко мне-то? Искали коллекторы, банки, а теперь еще и вы!
 
Вот так ситуация. К., помимо матери своего ребенка, задолжал еще много кому. Вот и штурмуют его бабушку (по ее адресу он прописан) с завидным постоянством. И дверь открывать она не хотела. Потом злость - да, именно злость - взяла верх:
 
- Я не знаю, где он живет! Уехал в Москву, сама покупала билет. Номера телефона у него нет. Свой я вам не дам. Расписываться в объяснениях не буду. Уходите из моей квартиры! 
 
Приставы сохраняют завидное спокойствие (а вы смогли бы в такой ситуации?). Пристав-исполнитель Елена Микка не спеша заполняет документы, мол, по адресу не найден, объяснения взяты. Высокий и крепкий референт по обеспечению безопасности Максим Лачугин закрывает Елену собой от криков и тычков взбешенной пенсионерки. После долгих и вежливых уговоров бабушка алиментщика все-таки ставит свою подпись и выставляет нас за дверь. Ну и работа у людей!
 
- Да, должники попадаются разные. Но мы должны действовать в рамках закона. Может быть, она и врет нам. Ну что же, такая служба. Найдем, непременно найдем! - рассказывает пристав-исполнитель, пока мы спускаемся к машине. 
 
Мытарства на «Газели»
 
Мытарства - почти в прямом смысле. Толкователи Библии, и это интересно, считают, что современный аналог получившего прощение мытаря из Евангелия - это или таможенник, или судебный пристав. Так что службу, с которой мы решили познакомиться, вполне можно назвать одной из древнейших.
 
В нашей «команде» - два судебных пристава-исполнителя, два пристава по обеспечению безопасности, а также «Газель» и ее водитель. Поехали!
 
Отправляемся в Железнодорожный район - искать трудных должников. А по дороге разговариваем. Итак, судебные приставы, в зависимости от подразделения, занимаются взысканиями долгов по кредитам, платежам или алиментам. В первых двух случаях ФССП - это такой последний аргумент, и если дело дошло до них - значит, договориться другим путем уже не получилось. А вот алименты - это поле деятельности исключительно приставов. К тому же наиболее социально значимое направление деятельности.
 
Признайтесь, почти каждый из нас в глубине души сочувствует должникам по кредитам или платежам. Дескать, грабят нас, простых людей, работу потеряли и нет возможности платить. А вот алиментщикам сочувствовать ни один приличный человек не станет. 
 
- Это еще и самое проблемное поле потому, что у неплательщиков по алиментам зачастую нет работы, и поэтому им начисляют долг по средней по стране зарплате. То есть больше 10 000 рублей в месяц от зарплаты в районе 35 - 40 тысяч. Есть работа - платишь процент от зарплаты. Нет работы - платишь фиксированную сумму. Так и растут долги как снежный ком, - поясняет Елена Микка. 
 
Сценарий такой: неплательщик (чаще мужчина) теряет работу, пристращается к алкоголю и пропивает имущество, теряет доход и с ним возможность платить подъемную сумму. Вместо нее горе-отцу назначают неподъемную, которую он тоже не платит. Приставы начинают его искать и арестовывать имущество, а он пускается в бега. Долги так и растут, пока ребенку не исполнится 18 лет. После не списываются, а висят мертвым и зачастую невзыскиваемым грузом. Разговоры разговорами, а мы прибыли на первый адрес.
 
Неуловимый Джо
 
Вообще-то писать полные имена и фамилии должников в газетах не положено, но для господина Непомнящего мы сделаем исключение. Слишком уж чеховская у него фамилия! Об алиментах Непомнящий, собственно, и не помнит, а о нем самом не помнят ни родственники, ни соседи. 
 
Звоним в его квартиру минут пять - ни шороха, ни шага. Пусто! Оставляем письмо счастья и выясняем у соседей, где он, Непомнящий. Приятная пенсионерка рассказывает, что хозяин квартиры, в которую мы пытаемся попасть, в тюрьме уже который год. Вот как! А по нашим бумагам он только в прошлом году с работы уволился…
 
Остальные соседи не знают Непомнящего, ну или делают вид, что не знают. Выручает старшая по дому. Осведомленная женщина сообщает, что в тюрьме сидит отец гражданина, а он сам мотается по съемным квартирам. Обещала позвонить, как только найдет его телефон, и на этом наши поиски алиментщика пока закончились. 
 
Стоп, подождите! А если он действительно в тюрьме, как тогда быть с алиментами? Оказывается, их изымают из лагерной зарплаты осужденного, если тот соглашается трудоустроиться в месте лишения свободы. Ну а если не соглашается - жди «на дембель» сюрприз в виде долга 10 000 рублей за каждый месяц отсидки. 
 
На следующих нескольких адресах мы столкнулись с тем, с чем приставы вообще-то сталкиваются каждый день: квартира должника в спешке продана другим людям или сдана, адреса или телефона прописанного тут алиментщика они не знают. Думаете, таким образом от приставов можно скрываться неопределенно долго? Технически, да. На практике долго прятаться не получится - работодатели, банки сотрудничают с приставами, и как только вы начнете получать зарплату или пенсию, ее мгновенно начнут арестовывать. Всем оставили соответствующие бумаги и отправились дальше.
 
Не очень умный брат
 
Так, а если пристав в XXI веке может попросту изъять деньги через зарплатную карту, зачем искать должника in nature? Проблема в том, что у большей части этих неплательщиков по алиментам попросту нечего арестовывать, им не позвонишь, на письма они не ответят, так что искать, только искать.
 
В следующей по списку квартире дверь нам открыла сестра неплательщика. Вернее, неплательщиком его, с ее слов, называть нельзя: 
 
- Брат честно отдает деньги матери его ребенка, работает он неофициально и сейчас на работе, но платит.
 
Чего же он тогда числится должником у приставов? Да потому что квиточки об оплате не сдает. «Ох, он у меня не очень умный», - вздохнула сестра и пообещала передать непутевому молодому человеку, что из-за своей небрежности он попал в списки должников. 
 
На последнем адресе нас ждала та самая бабушка неплательщика, которая гнала нас чуть ли не метлой из квартиры. На этой позитивной ноте рейд был окончен. Ни одного должника мы не нашли. А вы думали, что в сказку попали? 90% рейдов проходят именно так. А чтобы найти одного должника, нужно пройти 15 - 20 адресов. 
 
- На первый взгляд, результата нет, а все-таки мы нашли родственников неплательщиков, нашли нити, за которые можно потянуть, и составили акты, провели разъяснительную работу. Так что это и есть результат, - подытожила Елена Микка. 
 
Мы почему-то уверены, что эти приставы найдут всех Непомнящих. «Газель» уезжает, неплательщиков мы не поймали, но важный урок получили - не стоит к приставам относиться предвзято. Честные они люди. И это их честная, непростая служба. Служба, на которую вы не пошли, а они пошли. И их служба в тысячу раз честнее, чем жизнь тех, кто «забывает» об алиментах собственным детям. 
 
Андрей ТВОРОГОВ
 
 
402 просмотра