Ограничения или свобода? Что дадут нам QR-коды

Как показывает мировая практика, предлагаемый жителям Ульяновской области законопроект о QR-кодах, которые предстоит предъявлять в ж/д и авиатранспорте - не самая жесткая из принятых в других государствах.

Один из вопросов, вокруг которого сейчас ведется активное обсуждение в обществе, - законопроект о введении на период пандемии в масштабах страны системы, позволяющей быстро и эффективно определять ковид-безопасность для окружающих того или иного человека. Традиционно споры разделили россиян на два лагеря: ярых противников QR-кодов и тех, кто принимает необходимость ограничений. Большинство же просто пугают нововведения как вообще все неизвестное, неизведанное. Но в ряде стран ограничения действуют давно и жестко. Сработали ли они? Для понимания интересующихся жителей Ульяновской области рассмотрим те меры, которые введены в некоторых государствах (спойлер: меры принимались куда жестче предлагаемых в России, но оказались эффективными).

В самом упрощенном виде предлагаемая сейчас мера звучит как законопроект о QR-кодах. Следует начать с того, что в центре внимания оказался метод, а не цель законопроекта, что вызвало естественное недопонимание. QR-код – это прежде всего простой и эффективный способ демонстрации информации о том, что его владелец куда более безопасен с точки зрения пандемии коронавируса, чем человек без него. По факту QR-код – эта удобно читаемая ссылка на персональную страницу человека, где хранится информация, касающаяся лишь одной сферы – коронавирусной инфекции. Анализ этой информации позволяет быстро определить потенциальную безопасность конкретного человека для окружающих (вакцинировался ли; недавно переболел и имеет высокое количество антител и т.д.)

Доставляет это неудобства? Да, но небольшие. Ограничивает это права? Тогда встречный вопрос: а когда в клубе или отеле-all-inclusive одевается на запястье браслет – это тоже ограничение прав или того хуже – метка?! Но ведь люди носят их даже с радостью и гордостью.

Надо все же понять, что пандемию можно остановить двумя путями: сделать абсолютное большинство людей невосприимчивыми к болезни – то есть вакцинировать и формировать коллективный иммунитет - или ввести жесткие ограничительные мер для снижения уровня контактов между людьми, пока вирус без новых носителей не погибнет.

В Китае в 2020 году пошли по второму пути. Месяцами жители Уханя и других городов сидели по квартирам, а силы армии следили, чтоб люди не покидали жилища. В отдельных кварталах даже продукты оставляли под дверьми. Как итог, Китай в числе первых в тот период преодолел первую волну.

В Европе и России иная политическая традиция. Существует понятие прав человека, каждая мера должна быть разъяснена обществу и одобрена им.

Но какие меры вводятся для преодоления очередной волны коронавирусной инфекции?

Австралийский город Мельбурн закрылся с марта 2020 года, а потом и весь континент полностью и до апреля 2021 года ни один человек не мог ни приехать, ни уехать. Все штаты были поделены на зоны и также все были закрыты абсолютно. 15 стран Европы приняли ковид-паспорта. Австрия закрыла горнолыжные курорты. Во Франции никуда нельзя зайти без QR-кода. В Греции не только ввели обязательную вакцинацию для всех граждан старше 60 лет, но и за отказ учредили ежемесячный штраф в размере €100. Другой пример: Сингапур с 9 декабря полностью прекращает медобслуживание людей, у которых нет справки о вакцинации. В Индонезии приостанавливаются социальные выплаты жителям страны, которые не прошли вакцинацию. Цель всех этих мер одна – остановить пандемию, пусть и не самыми удобными для людей способами.

У нас же по предлагаемому закону для обеспечения ковид-безопасности будут просить подтверждение о вакцинации или наличии антител после болезни при покупке/посадке в авиа и ж/д транспорт. Для понимания: есть статистика, что по стране с августа 2020 по август 2021 год в России 58 млн человек воспользовалось ж/д и авиатранспортом. Из них 40 млн - непривитых.

Ситуация схожа с пожаром. Чтобы потушить – нужно локализовать пламя и не допускать его перекидывания на новые участки.

По оперативным данным на 30 ноября в Ульяновской области подтверждено 111572 случая заболевания коронавирусом. Умерло 3399 человек. То есть мы потеряли примерно Радищево!

Паспорта ковид-безопасности, как их ни называй, мера пусть и неприятная, но необходимая для преодоления пандемии. России удается избегать самых жестких мер для предотвращения усугубления распространения инфекции, но определенные ограничения, безусловно, необходимы.

3067 просмотров

Читайте также