Не разбегутся ли старосты? Кто и как поддержит активных пенсионеров в селах

В январе этого года сельских старост пенсионного возраста подстерег неприятный сюрприз. Из-за выплаты в 1 000 рублей, которую они получают за свою деятельность, им перестали индексировать пенсии. Перевели из-за мизерной суммы в категорию работающих пенсионеров.

Не чиновники, но общественники 

В октябре этого года институту сельских старост в Ульяновской области исполнится 10 лет - соответствующий закон принят Заксобранием 29 сентября 2011 года. А уже 18 ноября в селе Подлесное Майнского района выбрали первого в регионе старосту - фермера Николая Волынщикова, который на своем посту и по сей день.

Цель была проста и благородна. Старосты - это люди на земле, к которым селяне должны обращаться со своими проблемами и чаяниями. А уже они доносят их до глав поселений, районов, а то и до областного руководства. И схема реально заработала! Поняв, что теперь к кому-то можно обратиться напрямую, жители сел быстро восприняли старост как представителей власти на местах. Теперь в любой ульяновской деревне, если занесло снегом дорогу, отключился свет, появились проблемы с водопроводом, перестал ходить автобус, местные идут к старосте. 

Естественно, выбирали в старосты не абы кого. Людей авторитетных, пользующихся уважением. И очень часто это были пенсионеры. Во-первых, они люди с опытом. Во-вторых, им не приходится отвлекаться на общественную работу от работы основной. При этом сразу предполагалось, что старост выведут за вертикаль власти. То есть ходить в подчинении у глав муниципальных образований они не будут. Потому что сельские старосты - это не чиновники, а общественники. 

Что же касается каких-то денег, вознаграждения за работу, то в первой редакции закона предусматривалась оплата проездных билетов на общественный транспорт плюс 325 рублей за отопление и электроэнергию. Правда, уже в декабре 2011-го эту норму отменили и вернули только в 2016 году. Сначала они получали 500 рублей, потом - 870, а с прошлого года - 1 000. Сами старосты никогда не воспринимали деньги как зарплату. Потому что из собственного кармана на свои общественные дела тратили нередко больше.

«Меня выбрали старостой в 2017 году. А до этого, с 2014-го, я возглавлял инициативную группу. За это время я на поездки в Майну и Ульяновск, на заправку тракторов, триммеров для косьбы, на переговоры по телефону потратил уже тысяч 80», - рассказал староста села Загоскино Майнского района Николай Игнатьев. 

В руководстве районов и области эти выплаты зарплатой тоже не считали. В редакциях закона и от 2016-го, и от 2018 года они названы стимулирующими. Однако федеральный Минфин счел иначе.

Внезапно трудоустроенные

В январе этого года у всех неработающих пенсионеров пенсия подросла за счет индексации на шесть процентов. Сельских же старост поджидал неприятный сюрприз - их пенсия больше не стала. Удивившись, многие отправились за разъяснениями в отделения Пенсионного фонда России, и там их огорошили - они работающие пенсионеры. 

«Я стала выяснять, как такое возможно. И оказалось, что я числюсь трудоустроенной в какой-то организации «Луч», от которой и получаю эти 1 000 рублей. Хотя никаких трудовых договоров я не заключала, и новых записей в трудовой у меня не появилось», - возмущается староста села Соловчиха Радищевского района Татьяна Базыкина. 

Где-то пошли по другому пути и местом работы старост сделали администрации сельских поселений. Однако почему-то самих старост об этом не оповестили. Ну, или как минимум оповестили не всех. 

«У нас есть общий чат со старостами. Правда, в него входят не все 500 с лишним человек. Но мы передавали информацию о том, что они теперь являются работающими пенсионерами, и в муниципалитеты. Но, наверное, там тоже сообщили не всем», - попытался объяснить ситуацию заместитель начальника управления муниципальной политики администрации губернатора Павел Антонов. 

Естественно, боевой настрой, с которым раньше старосты брались за работу, заметно упал. 

«У нас в районе большинство старост - пенсионеры. Мы с ними недавно этот вопрос обсуждали, и, конечно, настроение у них плохое. Многие говорят, что, наверное, оставят пост, потому что индексация пенсии, естественно, важнее тысячной выплаты», - говорит заместитель главы администрации - начальник управления финансового, экономического развития и сельского хозяйства Радищевского района Раиса Севастьянова. 

Хотя, по словам Павла Антонова, ситуация не такая уж катастрофичная. По его данным, с проблемой столкнулись около 100 старост из более чем 500. Потому что многие из старост-пенсионеров и так работают. Однако даже 100 человек - это много! Это означает, что 100 сел Ульяновской области могут остаться без того самого низшего, но самого важного для жителей звена власти. Много ли новых желающих, соответствующих всем необходимым требованиям, найдется на эту должность?

Нас что, наказывают? 

Почему стимулирующие выплаты старостам превратились в зарплату? Оказывается, совсем не вдруг. Еще 7 октября 2019 года федеральный Минфин разослал письмо по регионам, где старосты получали выплату (кроме Ульяновской области, таких в России еще несколько). Содержание письма сводилось к следующему: староста - это выборное должностное лицо, которое получает оплату. А если есть оплата, значит это трудоустройство со всеми вытекающими последствиями: налогами, страховыми взносами, пенсионными отчислениями. С этим доводом согласился и Пенсионный фонд РФ, где в 2020-м старост-пенсионеров записали в работающие пенсионеры. И вот в январе они столкнулись с последствиями этого решения. 

«У меня индексация должна была быть 850 рублей. Но и пенсия моя 13 850. А у кого-то больше, а значит, и индексация должна была быть больше тысячи. Мы все делаем для наших сел. Я, например, добился, чтобы у нас ФАП обновили. В прошлом году в Загоскине и Новой Калде освещение уличное появилось. Вопрос с плотиной сейчас решаю, чтобы ее отремонтировали. А нас за это все наказывают, что ли?» - возмущается Николай Игнатьев. 

Отметим, что региональные власти пытаются как-то урегулировать ситуацию. 

«Мы уже обращались и в сам Минфин, и в Совет Федерации, и в Государственную думу. Но пока ничего не поменялось - Министерство финансов стоит на своем, считая, что старосты-пенсионеры получают трудовые выплаты», - говорит Павел Антонов. 

В областном агентстве по развитию сельских территорий нам ответили, что они тоже в курсе сложившейся ситуации, и даже для губернатора она секретом не является: «Глава региона Сергей Морозов обратился в Администрацию Президента РФ Владимира Путина с прошением принять меры по урегулированию данного спорного вопроса в пределах предоставленной компетенции». 

Но что же делать в этой ситуации сельским старостам, пока вопрос не решен? В Пенсионном фонде нам ответили, что как минимум выхода два. Первый - согласиться с нынешним положением дел и получать 1 000 рублей вместо индексации. Второй - уйти из старост, так как отказаться от выплат они не имеют права. Есть еще третий, самый длинный путь - идти в суд. В агентстве по развитию сельских территорий ответили, что у нас уже есть прецедент победы в суде первой инстанции. Судилось Кандалинское сельское поселение Старомайнского района и ПФР. Арбитражный суд встал на сторону истца, однако ПФР подал апелляцию. Так что о полной победе пока говорить рано. Да к тому же, пока суд да дело, не разбегутся ли старосты? 

Игорь УЛИТИН

2916 просмотров

Читайте также