«Мы как могли выполняли свой долг…» Со дня вывода войск из Афганистана минуло 30 лет

Люди, которые прошли через ад под палящим солнцем войны, уже прожили целую жизнь, выросли их дети. Кто-то вышел на пенсию, кто-то преподает. А ведь они ничего не забыли. Забудешь ли?

Это они вместе с редакционной коллегией памятной книги «Солдаты Отчизны» и Ленинским мемориалом готовили выставку «Имя подвига - Афганистан». Они несли это в себе все тридцать лет - об этом думаешь, когда видишь аккуратно уложенный парашют Д-10, выглаженную «афганскую» форму, когда идешь вдоль стены из сотен фотографий. Они не пытаются ответить на тот самый проклятый вопрос: нужна ли была эта война? Другие - политики, историки, депутаты - пытаются. Для тех, кто там был, ответ не имеет смысла. Война была, и точка. Там люди погибали.

«Народная» беседовала с ульяновцами, кто выполнял в ДРА боевые задачи, - с десантниками и пехотинцами, разведчиками и пограничниками, но их истории - это только часть афганской правды. Там были советские трубопроводчики, дорожники, милиционеры, комсомольцы - сотнями их посылали учить афганский народ, как они сами вспоминают, социалистическому образу жизни, восстанавливать инфраструктуру прямо в ходе боевых действий. Умирали они тоже сотнями.

Единственная «дырка» - дорога

Василий Гончаров руководил в Афганистане дорожно-комендантской бригадой. Его голос дрожит, когда он делится сокровенными воспоминаниями, и как будто впервые за много-много лет он говорит о том, что наболело.

- Да, мы считаем 15 февраля, окончание Афганской войны, праздником. Но мы бы хотели, чтобы такого не было никогда. Чтобы поменьше участвовать в войнах, - тихо говорит ветеран. - Весь Афганистан - это дороги, дороги, перевалы… Наши колонны гибли на них, между точками могла быть единственная «дырка» - дорога в тоннеле. Одна машина заглохла - все встали. Погибли 180 человек.

СССР принял решение создать дорожно-комендантскую бригаду, чтобы восстановить порядок на дорогах. Василий Гончаров тогда уже готовился отправляться домой - он пробыл в Афганистане две зимы.

- Я готовился отправляться домой. Но… «приказ министра обороны» - сказали мне. Создают бригаду. Дорожники приедут со всего Союза, а я буду начальником бригады. Дескать, искали человека «отсюда», который знает, что тут происходит.

Дорожно-комендантская бригада устанавливала посты на афганских дорогах, как и трубопроводчики, а посты их часто совпадали. Одни чинят трубы (топливные), другие латают саму дорогу. Вдоль нее - кладбище подбитой техники, ее оттаскивают с дороги, чтобы не мешала проезду. Мрачное, тяжелое зрелище. Работа этих, как будто не боевых, частей была связана с постоянным риском, а еще они были как раз теми, кто восстанавливал (или создавал с нуля) инфраструктуру этой страны.

- Там много было ульяновских выпускников - технического училища, училища связи. Мы как могли - так выполняли свой долг, - рассказывает ветеран и замолкает.

«Володя, мы вас стрелять будем»

Владимир Николаевич Мельников в Афганистане был представителем МВД. Его командировали для создания народной милиции.

- Да, наша Советская армия достойно отстояла там и восстанавливала экономику, на моей памяти больших провокаций и терактов не было, - говорит он, потом сквозь грустный смех продолжает. - Наша задача была - воспитать социалистический образ жизни у наших афганских товарищей. Как мы мечтали. Ничего, конечно, не получилось.

В ситуации приходилось попадать действительно страшные, бойцов похищали, угрожали казнить и казнили. Приходилось заключать с бандформированиями тайные договоры.

- Помню случай: одному главарю банды поступил приказ обстрелять нас. Он позвонил и сказал: «Володя, сегодня в три часа ночи мы вас стрелять будем. Вы там спрячьтесь, пожалуйста». И мы прятались. Потом он снова звонил: «Володя, вы как? Хорошо? Ну мы доложим, что обстреляли», - вспоминает офицер. - Приходилось встречаться на нейтральной полосе - обменивать людей. Одного советского солдата на пятерых афганских меняли. Ну как афганских - то бандиты были. Настоящие афганские солдаты были с нами на одной стороне - и у меня в подразделении. Все, чего мы хотели, - справиться без кровопролития. Чтобы поменьше было пролито крови.

«Мягкая сила»

Леонид Ванягин попал в Афганистан по линии МИДа. Тогда, вспоминает он, правительством страны было принято решение направить комсомольских работников для организации молодежного движения. А поручили это Центральному комитету комсомола.

- Я попал, наверное, единственный из Ульяновска. В первую очередь искали офицеров запаса с большим опытом организаторской и комсомольской работы, с крепким здоровьем, - вспоминает он. - Готовили нас долго - сначала прошли собеседования в Москве, в МИДе, потом нас только зачислили в кандидаты. Было неизвестно, кто в итоге поедет в Афганистан.

Вели с комсомольцами и специальную подготовку - военную, антитеррористическую. Они изучали нравы, быт, язык…

- Конечно, фарси за два с половиной месяца не выучишь, - признается Леонид. - Но мы делали все, что могли. После подготовки мне сказали: через полтора месяца будь готов к отъезду. В 1983 году я попал в Афганистан. Боевой дух афганской армии был слабым, два батальона ушли в Пакистан. Нам приходилось там работать, восстанавливать боевой дух. А там, куда меня отправили потом, вообще советских войск не было.

Леонид Ванягин останавливает свой рассказ. История «мушаверов», то есть комсомольцев, в Афганистане замалчивалась долгие годы, и теперь об этом говорят неохотно. Они пытались помочь афганцам объединиться, «сделать как в СССР». Комитеты были везде - даже в кишлаках.

Да только не получилось. Развалился и сам СССР. А социализм в Афганистане так и не был построен. Леонид и другие тоже были солдатами. Все они - дорожники, милиционеры, комсомольцы, трубопроводчики - на чужой земле рисковали жизнью, чтобы построить там лучший мир. Они сделали все, что смогли. И они - герои. Остановимся на этом, а еще один проклятый вопрос: почему не получилось? - оставим политикам и историкам.

Есть мнение

Валерий Перфилов, кандидат исторических наук:

- Сразу после того, как было принято решение о выводе войск из Афганистана, просоветская власть в Афганистане пала, продержалась всего три года. Это та картина, которая сегодня происходит с руководителями целого ряда государств на Ближнем Востоке. Отвечать на вопрос: а нужно ли было туда входить? - сейчас необходимо. Нужно ответить и на вопрос: а было ли поражение? Потому что, как отметил Громов, это была не победа и не поражение. Когда в Афганистане оказались США, они застряли там на 17 лет. Мы пытаемся ответить на сложные вопросы, но несомненно одно: это была одна из героических страниц истории нашей армии. Да, в 1991 году мы отказались от помощи Афганистану, хотя изначально шел разговор о том, чтобы «уйти, чтобы остаться». Возможно, поэтому произошло то, что произошло.

И действительно, усилия Советской армии в годы афганской кампании были направлены на то, чтобы строить, а не ломать. СССР оставил многое из того, чем сегодня пользуются афганцы. И сегодня их отношение к шурави является скорее позитивным. Проводные системы, которые создавались там выпускниками нашего технического училища (ульяновского), до сих пор работают!

 

Андрей ТВОРОГОВ

756 просмотров