Когда замолчат мёртвые. О чем мог рассказать православный меценат Сергей Кузнецов

Обвиняемый в мошенничестве православный меценат Сергей Кузнецов больше не даст показаний. Тело было обнаружено в воскресенье.

 «Всю свою жизнь я старался поступать правильно, и теперь - что я сделал не так?» - три недели назад на суде в глазах Сергея Кузнецова стояли слезы. 

Он рассказывал о детстве своего старшего сына (тот тоже был в зале суда) и о трех других своих несовершеннолетних детях. Рассказывал, как начал заниматься бизнесом и почему восстанавливал храмы по всей Ульяновской области. Рассказывал, как, по его мнению, оказался втянут в мошенническую схему на 29 миллионов рублей.

 

Следователь тогда настаивал на помещении бизнесмена в СИЗО для обеспечения безопасности свидетелей - адвокат парировала: Кузнецова нужно вернуть к семье. К тому же без него встанет его бизнес, и сотни человек потеряют работу. Суд принял решение отправить мужчину на время следствия под домашний арест.

Кузнецова обвиняли в мошенничестве организованной группой в особо крупном размере; речь шла о выводе памятников культурного наследия общей стоимостью более 29 миллионов рублей в частные руки через их обмен на павильон «Сумки» перед Спасским женским монастырем. 

Павильон на паперти

Восстановим хронологию событий: в 2015 году в Ульяновске начали восстановление колокольни с надвратным храмом Спасского женского монастыря. На пути встал маленький ларек с надписью BAG, закрывавший вид на строящийся храм. Несколько лет церковь пыталась его выкупить, однако владельцы были неприступны. 

В 2018 году митрополит Анастасий обратился к мэру города Сергею Панчину с просьбой о безвозмездной передаче церкви двух зданий религиозного назначения на основании их религиозной принадлежности. Одно - дом купца Акчурина, второе - аварийный дом на ул. 12 Сентября. 

Параллельно бизнесмен и православный меценат Сергей Кузнецов, ранее способствовавший восстановлению церквей в Прислонихе, Карсуне, выкупил павильон перед Спасским монастырем.

Церковь получила два исторических здания, у Кузнецова в собственности (через его сотрудника Х.) оказались «Сумки». Затем при содействии агентства недвижимости под руководством другого бизнесмена, Ольги Колесниковой, произошел обмен объектами.

Таким образом, церковь получила возможность снести павильон (что и было сделано), Кузнецов получил в собственность два здания в центре города стоимостью 29 миллионов, а город Ульяновск те же 29 миллионов потерял.

Незнание - сила

Обменом и передачей в частные руки заинтересовались сначала в УФСБ, а потом в Следственном комитете. Дело вот в чем: дом купца Акчурина на протяжении всей своей истории принадлежал татарским купцам, наследникам князя Адаша, и никоим образом не мог быть связан с Русской православной церковью (аналогично - с домом по ул. 12 Сентября). Между тем ФЗ № 327 от 2010 г. предполагает передачу церкви только того имущества, которое ранее ей принадлежало.

 Но даже если бы передача зданий церкви была бы законной, последующий обмен их на павильон кадастровой стоимостью 1 миллион все равно вызывал бы вопросы.

Итак, следствие установило, что справка о конфессиональной принадлежности зданий была подделана (по их версии - обвиняемой Ольгой Колесниковой, которая действовала от имени Симбирской епархии). 

Допросили бывшего митрополита Анастасия - он заявил, что был обманут группой бизнесменов. 

Затем на основании поддельной справки Ирина Котова, директор музея-заповедника «Родина В.И. Ленина», подготовила документы для мэрии города. Ее тоже допросили - она заявила, что была обманута группой бизнесменов. 

Документы подписал Сергей Панчин - он по делу проходит потерпевшим, а на допросе заявил, что был обманут группой бизнесменов.

Обвинение было предъявлено Ольге Колесниковой (которая готовила подложные документы и сопровождала сделку) и Сергею Кузнецову (на чье имя в итоге было выведено муниципальное имущество). 

Обоих в итоге отправили под домашний арест. Следствие полагало, что в преступную группу входили другие лица и бенефициары - среди них могли быть высокопоставленные лица. 

Следователь (он, кстати, не местный - из Нижнего Новгорода) пытался взять всю группу, а не только двух предпринимателей - исполнителей схемы.

...Сергей Кузнецов мог дать важные показания. На суде он заявлял, что получал приказы из администрации Ульяновска (что не подтверждено ничем, кроме его слов).

Он заявлял, что его тоже обманули. Сергей Кузнецов мог дать показания, но не успел.

Грехи и кающиеся

Сразу после появления сообщений о смерти Сергея Кузнецова прозвучала версия: у мецената остановилось сердце. Ее опровергли два источника «Народной газеты», близких к силовым структурам. 

В соответствии с ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» мы не можем указать, как именно было обнаружено тело мецената, однако последнее указывает на то, что Сергей Кузнецов или покончил с собой, или был убит. 

Смерть не была естественной.

Мог ли он покончить с собой - мы не можем ответить на этот вопрос. Но можем поставить его иначе: мог ли отец четверых детей (трое из которых несовершеннолетние), православный меценат, восстанавливающий монастыри и храмы, с огромным бизнесом, покончить с собой из-за перспективы получить несколько лет условного срока (а именно столько на практике по этой статье и получают бизнесмены)? 

Ответьте на этот вопрос сами.

Были ли у него причины не увидеть, как вырастут его дети? Не увидеть внуков? Бросить свой дом, свой бизнес, жену? Были ли у него, тратившего миллионы на восстановление храмов, причины взять на душу смертный грех, самый тяжкий из возможных (ибо в нем нельзя покаяться)?

Ответьте на этот вопрос сами.

Но были ли причины у «неустановленной группы лиц» сделать так, чтобы молчание Кузнецова зацементировало их «неустановленность»? 

Ответьте сами и на этот вопрос.

Это дело началось с украденного у муниципалитета имущества на 29 миллионов рублей. Украденного из-за павильона, портившего вид на монастырь. Но что еще могло открыться в ходе следствия?

Постскриптум

На прошлой неделе пресс-служба правительства Ульяновской области сообщила: в Ульяновске приступили к благоустройству площади перед надвратным храмом Спасского женского монастыря. В сообщении говорится, что благодаря помощи неравнодушных ульяновцев и благотворителей совсем скоро Спасский женский монастырь станет местом притяжения и духовной силы для жителей и гостей города. Запланированы каменное мощение, дополнительная подсветка и озеленение. 

Площадь перед Спасским женским монастырем - это и есть то самое место, на котором стоял павильон BAG. Тот самый, который выкупил Сергей Кузнецов. Тот самый, который он обменял по мошеннической, по версии следствия, схеме на два исторических здания в центре города.

Сергей Кузнецов был тем самым неравнодушным ульяновцем и благотворителем. 

Который, ко всеобщему счастию, ничего и никому не расскажет.

Редакция выражает соболезнования родным и близким Сергея Кузнецова. Был ли он виновен или нет, был ли он организатором схемы или ее исполнителем, он не должен был умереть так рано.

Он прожил достойную жизнь; запомните его тем, кто восстанавливал храмы в Прислонихе и Карсуне. Запомните его тем, кто очень хотел рассказать нам что-то важное. 

Анатолий МАРИЕНГОФ

4481 просмотр