«Я надышался на холме над могучей рекой». История англичанина, попавшего в Ульяновск

В июле в Ульяновске побывали иностранцы из 16 стран Европы и США – все они стали участниками программы публичной дипломатии «Meeting Russia: Reunion». Абсолютно все гости были очарованы Ульяновском, его богатой историей и культурными традициями. А аспирант Школы славянских и восточноевропейских исследований Университетского колледжа Лондона Питер Флю сказал, что буквально влюбился в город на Волге с первого взгляда.

Помимо деловых встреч для приезжих гостей провели обзорную экскурсию по городу, сводили их в единственный в России музей балалайки и заповедник «Родина В.И. Ленина». Но не только экскурсии вспоминает теперь Питер в Лондоне. Эмоции настолько переполнили его, что он написал небольшой рассказ о нашем городе. Прислал его в фонд «Ульяновск - Культурная столица», с сотрудниками которого подружился за время визита.

 

Приводим выдержки рассказа, который Питер самостоятельно писал на русском языке.

«В сентябре 1831 года прибыл в Саров некий помещик Симбирской и Нижегородской губерний, коллежский советник Николай Александрович Мотовилов. Так появляется на страницах Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря Симбирский помещик Мотовилов, одна из главных фигур жития Серафима Саровского. Родился он в 1809 году в Симбирском имении. В юности он поступил в Казанский университет на филологический факультет и затем был совестным судьёй и почётным смотрителем уездных училищ в Карсунском уезде. Однако он больше значителен как близкий соратник Серафима. В известной «Беседе с Серафимом (О цели христианской жизни)» святой преображается перед Мотовиловым. Николай Александрович говорит Серафиму: «лицо Ваше светлее солнца сделалось, и у меня глаза ломит от боли». Именно симбирскому помещику выпала честь стать свидетелем этого знаменитого эпизода жизни старца.

Я думал о Мотовилове, когда гулял по городу рано одним дремлющим утром в Ульяновске. Дремлющим, потому что я чувствовал жару и влажность приволжской степи. Однако близкая река утешала меня и дул лёгкий ветер. Я нашёл себя в городе потому, что пригласила меня Российская НКО «Креативная дипломатия». Как аспирант, который пишет докторскую работу о восприятии личности преподобного Серафима, я часто сталкиваюсь со следами святого в самых удаленных местах от Сарова. Вот и даже во время наших дискуссий про мягкую (а иногда и не мягкую) силу в России я опять нашёл моего святого. Город не был для меня просто местом встреч «молодых иностранных экспертов», а был настоящим открытием.  

От гостиницы я шёл по улице Гончарова и увидел вдали купол Спасского женского монастыря. Решил туда попасть, чтобы погрузиться чуть в себя. Шла ранняя литургия, и приветливая монахиня пригласила меня войти в храм. После службы она помогла мея найти книжечку афоризмов Исаака Сирина в церковной лавке. Она была добрая и, как многие в городе, хотела во всем помогать и всё объяснить. Внутри стен монастыря идет ремонт и строительство. Понятно, что спустя 30 лет после распада коммунизма православие продолжается возрождаться. Новые башни, новые иконы, и там и будет образ Серафима. Существует ли какая-либо связь между городом симбирского помещика Мотовилова 19-го века и современным городом? Сложно сказать англичанину, но показалось мне, что реконструкция церкви свидетельствует о продолжительной прочности православной культуры даже здесь, в городе Ульяновых.

После того, как я вышел из монастыря, я скоро нашёл себя в тишине над Волгой. Одним красивым мгновением открылся передо мной огромный пейзаж. Мелкие волны блестели под сиянием солнца. После стольких месяцев карантина, наконец, я мог здесь дышать на холме над могущественной рекой. Действительно, это город, где можно хорошо гулять и найти столько интересных вещей. Природа здесь сливается с городской атмосферой. 

Как студент литературы я хотел найти следы золотого века. Существует ли нить с дальним (и не дальним), прошлым литературного творчества? Конечно, оно здесь и не забыто. Есть великолепный музей Гончарова. Я читал Обломова в юности, но в музее я узнал больше про его жизнь, другие произведения и путешествие по миру автора. Это здание больше, чем музей писателя – это красный кирпичный ковчег городской жизни. Казалось мне, что каждый кирпич шепчет прохожим истории и слухи прошлого. И не только о литературных трудах, но и о мещанских сделках и нравах. Внутри я видел прекрасный образ местного юродивого Андрея Симбирского, современника Мотовилова, который тоже посетил саровского старца. Сколько нитей между городом и обителью в глуши Саровского леса. Здесь я нашёл для моего исследования новые пути.

Пишу, конечно, о призрачных фигурах города. И действительно, они сопровождают вас по улицам. Но понятно, что город дальше думает о будущем, как и должен. Я родился в городе на юго-западе Великобритании. Бристоль – морской город, о котором говорят как о культурном пункте и источнике современной музыки. Как и в России, у нашего государства есть всего один огромный торговый и культурный мегаполис. Хотя есть Санкт-Петербург (как, может быть, у нас Манчестер или Эдинбург). Однако эти левиафаны, Москва и Лондон, вкушают на пире человеческой изобретательности и творчества. Но есть Бристоль и такие же города, как и Ульяновск, у которых уникальные экосистемы развития. Как в Ульяновске, горожане Бристоля исторично путешествовали и путешествуют в сегодняшнем дне. Количество населения такое, что позволяет ступить через парадную города и испытывать, что есть дальше, вне предела. Но горожане часто возвращаются домой, и в Ульяновске понятно, что в городе сильно стараются выращивать современную местную культуру. Как и в Англии, здесь есть течение людей, которые хотят чего-то новое. Они бросают большой город, чтобы найти место теплее и креативнее. Они ищут место уютное и общественное, где можно найти тишину и вдохновение, жить без сильной суеты Москвы или Лондона.

В Англии мы живем сейчас в интересном моменте после пандемии, который нам позволяет решать, как дальше жить. Может быть, в России ситуация та же самая. Среди ряда деревянных и кирпичных домов летней ночью в Ульяновске мне казалось, что в городе есть культурный фундамент, над которым можно творить. Есть нужные условия мыслить и создавать. Призраки духовного и литературного прошлого вдохновляют, но новый ветер дует и создает новые волны. Пусть жители города найдут силу продолжать, устраивать и укреплять  местную культуру. Пусть всё больше и больше людей найдут там интересную альтернативу Москве и Лондону».

P.S. Чтобы было понятно, почему столько внимания лондонский гость уделил именно этой сфере, уточним: Питер Флю (Peter Flew) – исследователь России из Великобритании. В настоящее время он аспирант Школы славянских и восточноевропейских исследований Университетского колледжа Лондона. Питер пишет докторскую работу о восприятии личности Серафима Саровского в начале 20-го века. Также увлекается творчеством великого русского писателя, автора знаменитых романов «Обломов», «Обрыв» и «Обыкновенная история» Ивана Гончарова.

987 просмотров

Читайте также