Горячее вино для господ, или Почему симбирян не пускали в кабаки

До 1917 года виноделие оставалось важнейшей по значимости отраслью промышленности Симбирской губернии после суконного производства. 
 

На винокуренных заводах трудились в несколько раз меньше человек, чем на суконных фабриках. Выдавали винзаводы «на гора» 952582 ведра водки в год, 11716758,6 литра водки, если считать по-нашему! С винокурением связаны были известные, уважаемые дворянские и купеческие фамилии в Симбирском крае: Сусоколовы, Дурасовы, Сачковы. Друг поэта Михаила Лермонтова, владелец имения Акшуат в Карсунском уезде, Николай Иванович Поливанов специально выправлял себе купеческое свидетельство, чтобы «покурить» и поторговать «горячим вином» собственного изготовления. Управляющим винокуренным заводом № 60 в Ишеевке в 1913 году был Федор Иванович Арацков, его заместитель – Николай Семенович Цветков.
 

На предприятии непрерывно работал перегонный аппарат системы Савалля. Заводская перегонная посуда состояла из посредствующего резервуара; медной, непрерывно действующей колонны с барденным регулятором; медного дефлегматора, заключенного в железный цилиндр; медного холодильника в железном цилиндре; медного отводного чана; железного спиртового чана – сливного мерника. Посредствующий бражный резервуар располагался в заторно-перегонном отделении.
 

Брагоперегонная колонна помещалась на кирпичном постаменте в главном центральном отделении завода и проходила через площадку, устроенную для доступа к верху колонны, через сделанный для этого люк с просветами по сторонам. Дефлегматор находился под крышей главного отделения предприятия, под дном дефлегматора, в полу, имелось отверстие для доступа к штуцерам погонной, бражной и водяной трубе. Холодильник стоял на фундаменте в главном отделении завода.
 

Спиртоприемный чан был вделан в выложенное кирпичом углубление, вырытое в полу главного аппаратно-заторного отделения. Отводной чанок располагался на полу между холодильником и постаментом контрольного снаряда. Медная бражная труба, служащая для передачи бражки из посредствующего резервуара в перегонный аппарат, шла от насоса, помещенного в центральном отделении предприятия. Барденный регулятор медный, внутри имел поплавок, служащий для регулирования стока из аппарата барды. Медная, непрерывно действующая брагоперегонная колонна имела вид стеклянного цилиндра, диаметром в бражной части 26 дюймов и в ректификационной части 18 дюймов. Эта колонна состояла из четырех частей, соединяющихся между собою флянцами, стянутыми железными болтами. В дефлегматор входили наружный цилиндр, имеющий съемную крышку и дно, прикрепленное глухими клепками к стенкам цилиндра, и внутренний медный двустенный цилиндр со змеевиком для пропуска браги.
 

Труба для промывки ректификационной колонны на пути своем от водяной трубы до соединения на флянце со штуцером в крышке колонны имела четыре флянцевые соединения, кран и контрклапан. Холодильник представлял из себя правильный железный цилиндр диаметром в 24 дюйма, установлен на четырех чугунных ножках на круглом каменном цементном фундаменте. Спиртопаропроводящая труба проводила спиртовые пары из колонны в дефлегматор на своем протяжении, от соединения со штуцером колонны и до соединения с внутренним цилиндром дефлегматора.
 

На обоих концах труба снабжена напаянными бортиками для соединения с флянцами спиртовых труб холодильника и фильтра. Спиртовой чан – сливной мерник, железная емкость на 100 ведер – имел форму правильного цилиндра и установлен в углублении, сделанном в полу аппаратно-заторного отделения. Отводной чанок цилиндрической формы сделан из медных листов и на медном припое находился на полу между контрольным снарядом и холодильником. На винокуренном заводе все машины и механизмы ограждались деревом или железом. Аппараты Генца снабжались верными манометрами. Раз в три года испытывалась прочность аппаратов гидравлическим давлением.
 

Винокурение способствовало развитию сельского хозяйства, так как в производстве использовалась местная пшеница. Колоссальный объем не означал, что все сделанное раскупалось и употреблялось населением. Миф о многовековом беспробудном пьянстве русского народа далек от истины. До 70-х годов 19-го века вход крестьянам в питейные заведения был закрыт. Крестьяне могли от души «гульнуть» один раз в год, на престольный праздник церкви, которая находилась у них в селе.
 

В.А. Грачев, по материалам Государственного архива Ульяновской области.

1835 просмотров