Ешь, молись, люби. Как Сербия встречает русских


Хотите отдохнуть так, чтобы душа пела, вкусовые сосочки радовались, глаза наслаждались, легкие раздувались, ноги неслись все дальше и выше? Тогда вам следует отправиться в эту маленькую, но гордую, гостеприимную и щедрую на эмоции европейскую страну. Я попала туда неожиданно для себя самой. Личный опыт, нюансы, лайфхаки, туристические возможности изложила подробно.

Черепичные красные крыши обязательны даже в новостройках Сербии

Формальности

Изначально в майскую часть отпуска ехать собиралась в Стамбул. Уже были куплены билеты, забронирован отель. После объявления о закрытии границ этот план накрылся медным тазом. Но! Даже несмотря на то, что куплены были безвозвратные билеты, буквально через день авиакомпания «Победа» вернула деньги. Ибо рейс отменился не по вине пассажиров. Ну а бронь в отеле снять вообще не составило труда – она была без оплаты. Так что я в очередной раз убедилась, что самостоятельные путешествия сберегут нервы (не придется винить в чем бы то ни было туроператора и т.д. и т.п.) и средства (они возвращаются оперативно, если покупки делаются напрямую, без посредников типа скидочных сайтов и т.п.).

Очень хотелось увидеть эту красоту

Но не откладывать же отпуск из-за мелочей в виде отмены рейса, решила я и пошла мониторить интернет. Так и возникла Сербия – страна, открытая для россиян, не требующая визы. Чтобы попасть в это европейское государство, требовалось всего лишь: ПЦР-тест, элементарная страховка путешественника и огромная жажда путешествий.

На улицах Белграда встречаются неожиданные персонажи

ПЦР-тест проверили дважды в Шереметьеве, ни разу – в Сербии. Страховка вообще осталась девственной, но, даже лежа нетронутой, придавала уверенности. По приезде за пять минут и ноль динаров меня зарегистрировали в полиции по месту жительства друзей, у которых я остановилась. Если бронируете отель, вас там зарегистрируют автоматически.

Уличный фастфуд - недорого, но очень вкусно

Общая ковид-обстановка в Сербии вполне здоровая. Во всех смыслах. И число заболевших не зашкаливает, и масочно-перчаточный режим соблюдается адекватно: на улице мало кто носит СИЗы, а при входе в магазины, музеи, автобусы и прочие места массового скопления народа надевают. Наше здоровье – в наших руках, говорят.

Русский и сербский языки во многом похожи, особенно если вдуматься. Например, народный фронт - это место выписки женщин из роддома

Ешь

Только ради того, чтобы разбудить вкусовые сосочки, уже стоит отправиться в Сербию. Первой здесь меня встретила сарма – сестра-близнец наших голубцов. Отличие лишь в обертке – мясной фарш заворачивается в листья квашеной капусты. Готовят ее по такому рецепту: из кочана вырезают кочерыжку, образовавшуюся воронку засыпают солью и опускают в бочку с водой на месяц. Листья становятся почти прозрачными, легко отделяются, заворачивать начинку в них ой как удобно. А в готовом виде фарш приобретает очень интересный кисловато-острый оттенок. Подавать со сметаной.

Природа щедро одарила эту небольшую страну. Коровы, козы, овцы здесь явно счастливы - они пасутся на зеленых лугах в предгорье, пьют из чистых ручьев, на десерт у них - наполненный озоном воздух. Поэтому сыры, каймак (нечто среднее между сметаной, сыром и сливочным маслом одновременно, представляющее собой снятые с охлаждённого после варки молока очень густые сливки), йогурты, мясо, колбасы безупречно вкуснейшие. И все свежайшее продается и покупается на рынках и в магазинах, поставляется в кафе и рестораны.

К слову, когда ездили по Сербии, заметила на обочинах трасс огромные баннеры с надписями» «Природа – живе, руда – нет!». Местные жители объяснили, что на этих территориях обнаружена руда, которая используется при изготовлении батареек. Земли хотели выкупить под рудники, обещали рабочие места и хорошие зарплаты. Но народ взбунтовался, понимая, что после горнодобывающих работ природа здесь погибнет на века. И отвоевали поля и горы, коровки и овечки продолжают пастись на зеленых лугах, а люди продолжают есть экологически чистые продукты.

Рай для вегетарианцев - полки магазинов завалены свежей зеленью

Но вернемся к еде. Национальных блюд, которые непременно надо попробовать, в Сербии великое множество. Но я рассажу лишь про те, что успела отведать сама. За остальными придется еще вернуться.

Сладкая и мясистая, ароматная паприка всегда на столах

Надолго заставили меня замолчать, а лишь причмокивать и вздыхать чевапчичи - колбаски из рубленого мяса со специями, приготовленные на углях. Фарш делается вручную из трех видов мяса: 50% говядины, по 25% - свинины и баранины. Сочные и ароматные – ум отъешь.

Айвар – это просто блаженство какое-то. Паста готовится из печеной на огне паприки - красного сладкого перца. После такой термической обработки с него легко снимается кожа. Мясистая часть (а она у сербских перцев ну очень мясистая!) перемалывается, сдабривается солью-перцем-специями-чесноком-оливковым маслом по вкусу. Есть надо много в любых вариантах: накладывая с горкой на хлеб или в качестве гарнира к мясным блюдам, как закуску холодную или горячую. Одно условие – есть надо много. Да вы и не сможете съесть мало – не остановиться, поверьте.  

Как и мы, сербы делают заготовки

Бурек – печеные слоеные пироги, или пирожки, или витушки с различной начинкой: мясной, сырной, овощной, фруктовой. Мне очень понравился со шпинатом. И открытием стала внутренность из ассорти слегка приправленной специями паприки и цукини – неожиданно и очень вкусно.

Пршут - вяленое мясо свиного или говяжьего окорока – я купила и привезла домой. Угощала всех, кто приходил в гости. Под красное сухое – счастье гурмана.

Кафе выглядят очень колоритно

Пита – пирог из тончайшего, как пергамент, теста. Не пугайтесь, раскатывать до состояния папируса его совсем необязательно, можно купить готовое. Начинка из сыра и шпината щедро сдабривается яйцами, сливками, сливочным маслом или каймаком и… минералкой. В этой полужидкой массе как следует промакается каждый лист и укладывается на противень. Его предварительно смазать маслом и уложить несколькими листами теста, ими же укрыть потом сверху. Все это смазать яйцом, посыпать, не жалея, обжаренным до золотистого цвета кунжутом и отправить в духовку. Во рту тает! И в горячем, и в теплом, и в холодном виде.

Погачице - сербский хлеб. Он выпекается по разным рецептам, на дрожжах, закваске и, если надо быстро, соде. Из пшеничной и кукурузной муки, сдобренный маслом и обсыпанный кунжутом. Главное в сербском хлебе – им обязательно надо делиться!

Бомбонки – конфеты по-сербски. В Белграде до сих пор работает одна из старейших бомбонниц, основанной в 1936 году.

Бомбонки делают из сухофруктов, орехов, поэтому они не приторные и очень красивые – привезти их в качестве сувенира гораздо интереснее, чем банальный магнитик, например.

В качестве памятного подарочка можно взять и чоканьи. Если прислушаться к этому слову, нетрудно догадаться, как используются эти стеклянные мензурочки. Конечно, для пития ракии – национального сербского напитка, ставшего брендом страны. Ее делают из сливы, айвы, груши, абрикоса, меда и даже мяты. Продают везде, в том числе и в монастырях. Пьется она ледяной и с обязательным «Живеле!» - «Ваше здоровье!»

Набережная Земуна – километры кафе, аромата кофе, кукурузы, каштанов и лебедей. Они здесь почти ручные.

 

До некоторых кафе, расположенных на нежилом берегу Дуная, гостей привозят на лодочках

Два столбика и доска - вот вам и барная стойка с видом на Дунай

Молись

Сербия – страна православная. И это одна из главных точек соприкосновения с нами, русскими. Нас здесь любят, уважают как старших братьев, во многом на нас равняются. Но, в отличие от России, где годы репрессий не пощадили ни веру, ни ее обители, в Сербии сохранилось великое множество церквей и монастырей. Они надежно укрыты вековыми деревьями на горных склонах.

Дыхание захватило, честно, когда, например, попала в Троношу – уютный монастырь, который сохранился почти в первозданном виде с 1317 года!

Стены, фрески, мирно текущий уклад жизни – здесь хотелось быть дольше, просто для того, чтобы это вселенское спокойствие втекло в меня и уже не вытекало.

Шесть монахинь  содержат обитель в полном порядке и гармонии. Одна из них, узнав, что я из России, подарила дорожную иконку.

Во дворе монастыря стояла вот такая телега - с госномером

Свечи в сербских храмах не ставят. Точнее – не ставят внутри храмов. Для этого у входа есть специальные контейнеры: верхний этаж – за здравие, нижний – за упокой. Дно полочек усыпано мелкими камешками, чтобы свечки прочно вставали, и залито водой – очень предусмотрительно во избежание пожаров.

Женский монастырь Манасия тоже впечатлил. Но другим. В первую очередь – массивными, в несколько метров толщиной, стенами, основательностью.

Крепость построена в начале XV века и была в то время крупным центром сербской культуры. Но в битвах турков-завоевателей монастырь сильно пострадал, был разграблен. Восстановили его в середине XIX века.

Монахиня обходит вокруг храма и стучит в такие колотушки - оповещает о скорой службе.

Еще одно сакральное место, в котором удалось побывать – усыпальница королевской семьи Караджордживечей.

Топола выстроена и укреплена родоначальником династии  в конце XVIII века — здесь с 1794 года он жил со своей семьёй. Королевичей в Сербии любят и чтят – они спасли страну от турецких захватчиков.

Сам храм построен Петром  I Караджордживечем в начале XX века, потом разграблен австро-венграми, позже восстановлен, и по сей день там проходят службы. А в цокольном этаже расположены гробницы всей семьи королевичей. Есть и свободные места, предусмотренные для потомков Караджордживечей.

Но прекрасны и новоделы. Белградцы очень любят белоснежный снаружи и в золотой мозаике изнутри храм святого Саввы.

Хотя строительство его началось еще в 1894 году. Но после нескольких десятилетий планирования и многочисленных конкурсов фактическое возведение здания началось в 1935-м. Во время Второй мировой строительство отложилось и возобновилось лишь в 1986-м.

И только в 2004 году состоялось официальное открытие всё ещё не полностью законченного храма. И до сих пор идут работы по оформлению внутреннего убранства. К слову, мозаику главного купола сложили совместно российские и сербские мастера под руководством народного художника России Николая Мухина.

Церковь Святого Марка на Ташмайдане построили в 1940 году  по планам архитекторов Петра и Бранка Крстичей. Храм оформлен в сербско-византийском стиле и является памятником культуры.

Церковь Святой Троицы появилась по инициативе русской общины в Белграде в 30-е годы прошлого столетия.

В 1929 году в храме перезахоронен Главнокомандующий Русской армии в Крыму генерал Врангель, умерший годом ранее в Брюсселе. Храм серьёзно пострадал в апреле 1999 года в ходе бомбардировок Югославии блоком НАТО. В 2000 году началось его восстановление. В 2007-м русскую церквушку в столице Сербии освятил митрополит Кирилл (Гундяев).

Очень необычными мне показались изображения святых – лики не рублевские, привычные нам, россиянам. У сербских святых глаза круглее, а их внешние уголки опущены. И волосы кучерявее. На Филиппа Киркорова иногда похожи (простите).

В Национальном музее несколько залов посвящено иконописи, и там есть что посмотреть и чему удивиться. Но дважды за 10 дней отпуска меня заставили сюда прийти подлинники Рембрандта, Ван Гога, Босха и других гениев.

И имейте в виду, что по воскресеньям до 15.00 вход в это хранилище мировых шедевров абсолютно бесплатный!

Еще одно место, куда хочется возвращаться вновь и вновь – крепость Калемегдан.

Сейчас здесь парк и любимое место отдыха как местных жителей, так и туристов.

 

С высоты стен, на которых можно сидеть, свесив ноги, простирается прекрасный вид: у подножия строения, известного еще со времен римлян, шумный Дунай сливается с быстрой Савой. Удивительное сочетание тысячелетней истории, природы и… свободного на всей территории парка wi-fi.

А еще в Белграде очень много граффити. На стенах от портретов известных персон до рекламы интим-магазинов. И это отдельный вид искусства и восхищения.

Люби

Мое сердце в Сербии пело от любви. К природе, к густоте ароматов (кстати, именно здесь у меня проснулось в полную силу задремавшее после ковида обоняние), к истории и самоотверженности страны с общей численностью населения меньшей, чем пол-Москвы. Но, в первую очередь, конечно, к людям. Их открытость, душевность, гостеприимство, искренность и умение радоваться мелочам покорили полностью. Вот лишь несколько портретов тех, с кем мне довелось обняться в Сербии.

Марина и Драган – мои ангелы, мои гиды, мои теперь уже совсем родные. Марина перебралась из Ульяновска в Земун поле (населье неподалеку от Белграда и Земуна) года три назад, когда вышла замуж за красавца серба Драгана. Лично мы встречались с Мариной раза три. С Драганом – ни разу. Но когда я решила провести отпуск в Сербии, на мои вопросы – что? как? где? – отозвались сразу:

«Приезжай, не переживай, встретим!»

И после объятий в аэропорту мы уже не расставались. Меня поселили в своем доме, кормили, поили, возили, водили, показывали, удивляли, восхищали. Сербию я увидела их глазами – счастливыми, влюбленными, распахнутыми. Благодаря Марине и Драгану я узнала эту страну и изнутри, нетуристическую, домашнюю, уютную и безоговорочно вкусную.

Драган простраивал маршруты наших путешествий так, чтобы я оценила всю многогранность Сербии. Так я попала, например, на Гучево – гору на берегу Дрины. Здесь расположен курорт Баня Ковиляча со своим королевским парком. По сути, это огромный спа-комплекс с термальными бассейнами и сероводородными ваннами. Отличие лишь в том, что этот действует с 1858 года и до меня принимал в себя тела коронованных особ. Но этот факт, как и изящность старинных зданий, очень влияет на восприятие процедур – выздоравливается как-то благороднее.

На самой вершине Гучево – 779 метров – есть смотровая площадка. С нее видно, как Дриной разделены когда-то единые Сербия и Босния с Герцеговиной – теперь разные берега неширокой реки – это разные государства (к слову, при подъеме по серпантину МТС прислала sms с приветствием в новом государстве и предложением тарифа). Но от этого виды с горы не становятся менее восхитительными.

Слава пришла к Гучево в 1914 году, после 55-дневной обороны сербских войск против австро-венгерской армии. В битве под небесами погибли почти 4000 бойцов. Среди погибших - и русская медсестра Дарья Коробкина. Но до своей смерти она спасла более 700 бойцов.

В память об этих событиях на вершине горы в 1929 году Обществом резервных офицеров и солдат воздвигнут монумент в виде пирамиды, увенчанной орлом.

«Вика, расскажи про Сербию так, чтобы в России все знали, как мы их любим и ждем в гости», - говорил Драган. Рассказываю, Драган! От чистого сердца рассказываю, потому что убедилась в этом сама.

Расставаться с Мариной и Драганом не хотелось. Обнимались на прощание долго. Очень долго. Жду теперь их с ответным визитом.

Юра – хозяин домика, который мы снимали в Баня Ковиляча. Русский парень, переехал в Сербию с полгода назад. Домик покупал для себя, но, отремонтировав, решил сдавать.

В белоснежном домике, расположившемся в предгорье, уютно и тепло, здесь семейные сервизы и книжки Пушкина, цветы в горшках и подсвечники. И улыбающийся хозяин, который радуется возможности поговорить на русском языке, сербский еще не выучил, но в страну уже влюбился. Переживает только, что в России бабушка осталась.

Гуля – хозяйка частного детского развивающего центра. С мужем-сербом познакомилась в России, там же прожили более 20 лет, вернулись на родину супруга по желанию выросших детей: учиться хотели здесь. Гуля в деньгах особо не ущемлена, у мужа бизнес. Но прожигать время без дела Гуля не умеет. Поэтому в ее центре русско-сербско-английскоговорящие ангелочки, которые учатся музыке (с Мариной – она тоже без работы не может), игре в гольф, плаванию и общению с улитками, коих полно в траве во дворе. А еще здесь, например, устраивают пижама-пати с ночевой. Зачем это надо Гуле? Да не зачем. Просто ей так нравится, она любит свою работу и детей. И готова оставлять их даже на ночь.

Петер – талантливый художник, дизайнер. Делает уникальные столы из пней. Их находит по-разному: то из реки выловит, то выкорчевывает в лесу.

«Цену однозначно и не назначишь, ведь за каждой работой – своя история. Больше труда и времени затрачивается на поиск пня», - смеясь, отвечает на мой вопрос о стоимости мебели. А ее изгибы и лабиринты, сплетенные из корневищ, хочется рассматривать бесконечно. Так же, как и плавные линии в женских скульптурах.

К слову, Петер ни слова не говорит по-русски. Я – ни бум-бум по-сербски. Но мы прекрасно понимали друг друга, обсуждая виды древесины, пропорции, а также вино, сыр и колбасы.

Бабушка Злата на рынке. Буквально пятиминутный эпизод, но такой теплый.

«Сладкая моя, золотая, Марина», - к нам через дорогу бежала бабушка, улыбалась и махала руками. – «Я тебе мяты привезла, знаю, что ты любишь, будешь чай заваривать!»

Бабушка – обычный продавец, приезжает в Земун поле по выходным, привозит на продажу фрукты, овощи, ягоды. И она помнит, кто что любит из ее покупателей. И Марина покупает мяту. И ягоды. А как не купить, если они с любовью.

Фото бабушки не сделала, но есть вот такая - с улочек Белграда

Джордже - владелец небольшого магазинчика на рынке. Узнав, что я приехала из России, тянет меня в подсобку, снимает со стены календарь и выдает:

«Россия – моя мать, Путин – мой президент»!

И это звучит так искренне, что веришь в эту большую любовь к моей стране. 

На книжных развалах ассортимент на любой вкус

И если вы, как и героиня Джулии Робертс в фильме «Ешь, молись, люби», мечтаете о перезагрузке, приезжайте в Сербию. Эта страна открыта для всех. Эта страна с открытым сердцем.

1930 просмотров

Читайте также