Бьёт - не значит любит. Где помогут жертвам домашнего насилия

В Центре социально-психологической помощи семье и детям рассказали о профилактике насилия - семейного и не только. Обратиться в центр за бесплатной помощью может каждый.

О домашнем насилии в 2020 году говорили много, да только скорее в юридической, законодательной плоскости. Что сделать, чтобы победить систему домашнего насилия? Об этом можно рассуждать часами, неделями, годами, но никому из пострадавших от него эти рассуждения еще не помогли. Проблемы страны мало заботят того, чьи проблемы - в семье. Есть ли им куда обратиться: конфиденциально, потому что страшно, бесплатно, потому что нет денег? В Ульяновской области - есть.

Наши собеседники - Елена Хвойницкая, заведующая отделением организационно-методической и информационно-аналитической деятельности Центра социально-психологической помощи семье и детям, и Татьяна Туровская, заведующая отделением психолого-педагогической помощи. Наша беседа длилась больше часа: в этом материале «Народная газета» расскажет самое важное (куда, как обращаться за помощью, в каких случаях), в следующих - об истоках домашнего насилия, о степени ответственности каждого вовлеченного в него человека.

- Расскажите о вашей программе помощи людям, которые стали жертвами насилия. Кому вы помогаете и на каких условиях?

Е.Х.: Мы реализуем комплекс мер «Детство без опасности» при поддержке фонда детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, министерства демографической политики и социального благополучия. Мы помогаем семьям, которые пострадали или могут стать жертвами преступных посягательств. Помощь бесплатная. Отдельно работаем с детьми, которые проявляют насилие в отношении других детей, с женщинами, которые пострадали от жестокого обращения в семье. Повышаем квалификацию специалистов и проводим встречи с инициаторами насилия.

- Как вы определяете, кому нужна помощь, находите людей?

Е.Х.: У нас комплексная диагностическая программа: от среднего звена школы до подросткового периода, до 18 лет. Мы выявляем склонных к насилию и тех, кто мог стать его жертвой. К нам приходят сигналы от всех ведомств профилактики, от системы образования. Разумеется, обращаются и сами пострадавшие.

- А если к вам пришел сигнал, что подросток Н. склонен к насилию, но его родители отказываются от работы с психологом - считают это позорным?

Т.Т.: У нас нет карательных полномочий, и мы не можем принудить людей работать с психологом, но, как правило, если родители обладают достаточной информацией о том, чем опасна склонность к насилию, как именно мы работаем, они охотно идут на контакт. Важный момент: информация от нас никуда не уходит, мы не составляем характеристики на детей, не подаем справки. Конфиденциальность сохраняется во всех случаях, кроме тех, когда есть угроза чьей-то жизни.

 - В остальном тайна исповеди?

Е.Х.: Разумеется! Но чаще всего родители сами обращаются к нам:  «Пожалуйста, помогите». Наш консультативный режим очень плотный. Подростки приходят, готовы говорить, работать и изменяться. 

Т.Т.: Буквально два дня назад к нам обратилась женщина: семья оказалась на грани развода, потасовки, пьянство, физическое насилие. Как реагируют дети? Один стал крайне агрессивно вести себя в школе. Мама обеспокоена. Она не замалчивает проблему, она говорит: «Помогите мне сделать что-то с ребенком, пока семья в ужасном положении». Сын сам идентифицирует себя с агрессором, когда видит агрессию отца по отношению к матери, и начинает это в школе транслировать. С ним нужно работать, и противодействие нашей работе минимально.

- Что нужно, чтобы обратиться к вам? Всем ли вы готовы помочь?

Т.Т.: Услуги у нас бесплатные для кого угодно, у нас государственная организация. И мы говорим не только о насилии: в Центр социально-психологической помощи можно обратиться с любой проблемой, и мы поможем в любом случае. Найдем время, выслушаем, поможем сориентироваться. 

Подробный разговор об истоках насилия в семье, о традициях и о том, как понять, что тебе нужна помощь, читайте в январских номерах «Народной газеты».

Андрей ТВОРОГОВ

430 просмотров

Читайте также