Шансы на побег исключены. Как ульяновские конвоиры стоят на страже порядка

135 лет подразделениям по конвоированию УИС России. Областной службе конвоирования УФСИН исполнилось 22 года. В системе МВД деятельность конвоиров на первый взгляд незаметна, вместе с тем она обеспечивает непосредственное функционирование судебной системы и реализацию принципа неотвратимости наказания. 

О том, как осуществляется обеспечение безопасности граждан и сотрудников правоохранительных органов при конвоировании спецконтингента, рассказал начальник ФКУ «Отдел по конвоированию УФСИН России по Ульяновской области» подполковник внутренней службы Виктор Мосин. Он провел ознакомительную экскурсию для корреспондентов «Народной газеты», чтобы показать, как проходит рабочий день личного состава Отдела по конвоированию УИС России по Ульяновской области. 

В центре просторного помещения для подготовки личного состава - детальный макет ульяновского железнодорожного вокзала: спецтранспорт, вагоны, входы и выходы - все воспроизведено в масштабе, тщательно, с любовью. 

«Макет не фотографировать», - обращается к нам замполит Отдела по конвоированию УФСИН России по Ульяновской области Сергей Беликов. Не фотографировать - это потому, что на макете отрабатывается порядок действий конвоиров. Он расписан буквально посекундно, поскольку права на ошибку у сотрудников нет. Вокруг гражданские, их сотни, они не только не должны пострадать от конвоируемых субъектов - в идеале они даже не должны испытывать неудобств от того, что в десяти метрах от них идет перемещение опасных преступников.

135 лет назад конвоирование, конечно, выглядело иначе. Конвойные команды для сопровождения арестантов создал император Александр III, конвой был преимущественно пешим. Система развивалась десятилетиями: через «столыпинские вагоны» к пешим этапам по Сибири. Конвой был жестоким испытанием не только для осужденных, но и для тех, кто их охранял, - об этом пронзительно писал Сергей Довлатов. Километры пути - общие. Холод и мозоли - общие. 

До колонии с кондиционером

Насколько все изменилось, можно судить хотя бы по устройству автомобиля для перевозки осужденных. Они в ульяновском отделе все новые - самым старым машинам едва исполнилось десять лет. В автомобиле - кондиционер, освещение, камеры, биотуалеты, вместо голых досок - полноценные скамейки. А главное - весь путь из точки А в точку Б занимает не более двух часов.

«Наша задача - максимально слаженно, максимально быстро перевезти осужденных «от двери до двери». Если их высаживают из поезда, мы должны четко выполнить задачи по их погрузке в автозак вместе с личным имуществом, довезти до колонии, высадить и передать сотрудникам колонии. Шансы на побег исключены», - объясняет подполковник внутренней службы Виктор Мосин.

Простая в пересказе, эта служба требует превосходной подготовки и морально-волевых качеств. «Дьявол кроется в деталях» - конвою запрещается брать на выезд сотовые телефоны, разговаривать с осужденными на темы, не связанные с их перевозкой, каждое действие фиксируется видеорегистратором, на входе в колонию нужно сдавать оружие, перед выходом на «рейс» - полностью осмотреть автомобиль. Малейшее, к примеру, опоздание или задержка означают нештатную ситуацию: каждый сотрудник должен знать, где он должен находиться в любой момент конвоирования. Знать, с какой стороны автомобиля необходимо встать, на что нужно обратить внимание. Наизусть помнить нормативно-правовые акты - это необходимо для правильного общения с осужденными.

Люди особого склада

Говорят, если работа незаметна, значит, она идет хорошо. Как показала наша беседа, случайных людей в конвое нет, ведь служба подразделения не только специфична, но и связана с повышенной опасностью. Здесь работают люди особого склада, особой нравственной закалки и твердости духа. 

«Отмечу, что службе конвоиров не учат ни в одном учебном заведении, поэтому зачастую помогают только реальный опыт, самообразование и ряд профессионально важных качеств, - пояснил начальник отдела по конвоированию Виктор Мосин. - Скажем так: люди хотят служить в конвое, но мы берем не всех. Но тех, кого берем, учим и воспитываем. У нас действует система наставничества, потому что человек, никогда ранее не несший такую службу, не может знать всех ее нюансов. И главное: мы всегда доводим до личного состава, что наша сила не только в нашей дисциплине, но и в сплоченности коллектива».

Они не просто выполняют свою работу без ошибок - они выполняют ее так, что мы даже не замечаем перемещения тысяч осужденных (маршруты и точное количество перевозимых - это закрытая информация. - Прим. авт.) в год. 

К слову, представление о том, что конвоиры охраняют «мелких преступников», в корне ошибочно. Последних попросту незачем конвоировать: им назначают или условный срок, или штраф, или колонию-поселение (туда осужденные прибывают самостоятельно). Конвой охраняет опасных преступников - убийц, наркоторговцев. Конвой на время перемещения спецконтингента - это единственное, что стоит между ними и гражданскими. 

После выезда - заслуженный отдых, который бойцы предпочитают проводить с семьей, в спортзале или... на рыбалке. Особенно популярна в отделе подледная рыбалка. Что касается физических тренировок, большинство сотрудников имеют разряды, есть кандидаты в мастера спорта и мастера спорта.

Собаки спецназначения

Обзорная экскурсия завершилась на тренировочном полигоне, где «Народной газете» продемонстрировали отработку специальных задач четвероногие напарники сотрудников управления. До выхода «на пенсию» их служба длится десять лет, подготовка и дисциплина - не менее строгие, чем у людей. Хотя на фото задержание «преступника» для Лорда выглядит веселой игрой, восьмилетний пес бросается на переодетого сотрудника как комок мышц и шерсти - неудивительно, что о побеге осужденные даже не задумываются!

«Нам подходит не каждая собака, как правило, это видно уже в шесть месяцев. Некоторых приходится «демобилизовать» с записью «доверчивая» - в такой невозможно воспитать необходимые бойцовские качества. Некоторые напротив, слишком агрессивны. Главное требование к собаке то же, что и к людям, - абсолютная дисциплина. Животное не должно представлять никакой опасности для гражданских, но в преступнике видеть врага № 1», - поясняет Виктор Мосин.

Как правило, на службу выбирают немецких овчарок, ведь собака должна подходить к службе не только по своим физическим и «морально-волевым» качествам, но и быть устойчивой к морозам. Иначе, к примеру, ожидая прибытия поезда, она попросту замерзнет и в случае необходимости не сможет выполнить свою задачу.

За 135 лет служба проделала огромный путь от пеших «караванов» каторжан к этим хирургически точным и выверенным поминутно операциям. Перед выходом на дежурство сотрудники отдела желают друг другу удачи и мирного караула. Пожелаем этого им и мы.

Все эти предметы были изъяты до и во время конвоирования преступников; «пистолет» (в левом верхнем углу. - Прим. авт.) сделан из... хлеба, вероятно, злоумышленники рассчитывали использовать его для имитации захвата заложников. Игральные карты, деньги, тем более «заточки» - все это запрещено к перевозке!
 

Андрей ТВОРОГОВ

459 просмотров

Читайте также