Петр Нестеров: Приходилось судить и в час ночи

17 октября 70-летний юбилей от метил мастер спорта СССР по хоккею с мячом и по хоккею на траве Петр НЕСТЕРОВ.
Однажды по Центральному телевидению транслировали матч чемпионата Советского Союза по хоккею с мячом. Ульяновские болельщики, обрадованные столь редким подарком, предвкушали увидеть на своих домашних экранах интересную игру. И хотя на московском стадионе в тот день наша «Волга» не выступала, любители спорта с удовольствием следили за поединком.
Телекамеры часто и непременно крупным планом показывали арбитров встречи, судью всесоюзной категории Петра Нестерова. Его коллеги по работе на авиакомплексе ахнули: «Петр Иванович в судейской форме? Не может быть!». Всесильный шеф Нестерова тоже не поверил. И только несколько дней спустя рефери «открылся» начальству: «Да, судил. Это моя вторая работа».
После того события в коллективе зауважали его еще больше. А он, несмотря на популярность, оставался самим собой: общительным, деловым, гостеприимным, дружелюбным. Работал не хуже других, никогда не подводил товарищей, выручал в трудную минуту.

Дружил с Лизавиным
- Петр Иванович, наверное, никогда и в мыслях не было, что придется взять в руки судейский свисток?
- Как вам сказать: все мое детство прошло на стадионе «Спартак» и в парке имени Александра Матросова. В летние месяцы с утра до вечера пропадал там. Гонял с ребятами мяч, зимой играли в хоккей. В то время, конечно, внимательно следил за выступлениями взрослых футболистов и хоккеистов. Не упускал из виду и действия судей. Хотелось хорошо знать правила игры. В те годы очень дружил с Юрием Лизавиным, ставшим впоследствии великолепным хоккеистом, заслуженным мастером спорта, неоднократным чемпионом мира. Почти каждый день ходили с ним на спортивную площадку «Динамо», отрабатывали хоккейную технику, били по воротам с разных дистанций.
- Но ведь по своему амплуа и в хоккее с мячом, и в футболе вы были голкипером?
- Да, так сложилось, что в детских, юношеских и взрослых командах стоял в воротах. Скажу откровенно: мне нравилось вратарское ремесло. Рамка ворот - последний рубеж обороны. На тебя с надеждой смотрят товарищи по команде, болельщики, и надо приложить огромные усилия, чтобы оправдать такое доверие. Хвастать не хочу, но факт из ранней своей спортивной биографии назову. Когда еще выступал за детскую команду, меня брали на взрослый турнир Центрального совета «Динамо». С нашей футбольной дружиной ездил играть по всему Поволжью. А я в то время едва допрыгивал до верхней перекладины ворот.
- Насколько известно, тренеры включали вас и в состав юношеской сборной области по футболу.
- Да, верно. Тренировал нас Геннадий Ларкин. И, кстати, гораздо больших успехов достигла другая наша юношеская сборная - по хоккею с мячом. В ее составе я тоже был вратарем. В 1960 году мы без проблем вошли в финальную часть чемпионата, поехали на турнир в Ухту, где и должна была определиться команда - чемпион страны среди юношей. Выступили мы там прекрасно - обыграли всех соперников. На льду блистали Леонид Бутузов, Юрий Лизавин, Валерий Королев. Тренером в команде тогда был, сам в прошлом отличный спортсмен, Василий Семячкин. А на следующий год - опять триумф. Выиграли зону, а в финальном турнире, который проводился в Сыктывкаре, снова одолели своих конкурентов в борьбе за звание чемпионов Союза. Тренировал нас уже Георгий Васильевич Моторин.

Подменял Мухаметзянова
- После юношеских сборных вас пригласили голкипером в «Волгу»?
- Тут получилась такая история. Меня приняли в футбольную «Волгу» третьим вратарем. Первым был Анатолий Бордачев, вторым - Юрий Фуресьев. Однако я не смог поехать на сборы, так как в то время готовился к выпускным экзаменам в средней школе. А когда получил аттестат зрелости, мой тезка Петр Булдаковский, известный футболист и хоккеист, уговорил поступать в сельхозинститут. Вуз этот в те времена считался самым спортивным, имел богатые традиции. Я сдал вступительные экзамены, был зачислен в институт. Вскоре тренер хоккейной «Волги» Николай Петрович Гунин предложил мне поехать на сборы с командой мастеров. Я отказался, поскольку учился только на первом курсе. Следовало закрепиться в вузе. Тем не менее о команде мастеров мечтал. Скорее всего, через год-другой попал бы в нее. Но разразился Карибский кризис, и меня со студенческой скамьи призвали в армию.
- После демобилизации вы, надо полагать, продолжили учебу в УСХИ?
- Да, снова сел за учебники. Учился охотно, одновременно играл в футбол за сборную института на первенство области. У нас была сильная команда. В 1968 году участвовали в чемпионате Союза среди студенческих команд. Вышли в том, очень престижном, соревновании на четвертое место. В ту пору за УСХИ играли сильные футболисты: Владимир Бавыденко, наш капитан, выступал несколько позже в хоккейной и в футбольной «Волге», отлично играл. Был в составе и Павел Бородин, известный ныне политик. Правда, в сборной УСХИ он в основном сидел на скамейке запасных. В 1968 году мы участвовали в чемпионате Союза среди студенческих команд. Заняли четвертое место.
- Когда же осуществилась ваша мечта попасть в команду мастеров?
- Это произошло неожиданно для меня. Представьте: сижу на занятиях, слушаю очередную лекцию. И вдруг вызывают. Спортивный руководитель областного уровня говорит: «Надо срочно лететь в Архангельск на игру. В «Волге» проблемы с вратарем». Согласился я моментально. Только на матч опоздал. Но именно в тот день был зачислен в команду мастеров. Стал вторым после Леонарда Мухаметзянова голкипером. В отсутствие основного вратаря (Леонард, как известно, выступал за сборную СССР, часто отлучался на сборы и турниры главной команды страны. - Прим. авт.) место в воротах занимал я. Как играть - судить не мне, но считаю, «Волгу» не подводил.
Когда «зимний» чемпионат закончился, пригласили выступать за «Волгу» в хоккей на траве. Тогда мы только осваивали эту игру. И надо же - сразу стали чемпионами страны! В летнем хоккее я, как и в зимнем, стоял в воротах. Честно скажу: нелегкое это дело, настоящая тяжелая работа. Полученных ушибов и нервных стрессов не сосчитать. Но все равно я доволен выступлениями в «Волге». За свой труд получил звание мастера спорта СССР, причем и по хоккею с мячом, и на траве. А в 1975 году стал судьей по хоккею с мячом.
- А из-за чего вы хоккейную карьеру закончили?
- Из-за возраста: я же поздно пришел в «Волгу». А в 1976 году уже старый стал для хоккея (Нестерову на тот период было 33 года. - Прим. автора-составителя). Но с хоккеем расставаться не хотелось, несмотря ни на что. Так я взял в руки свисток.

Не подкупали, но намекали
- Но ведь судейство - такое неблагодарное дело.
- Конечно. Тем не менее я решил попробовать себя в этом качестве. А «сосватал» меня Юрий Иванович Бочаров, судья международной категории, бывший в то время ответственным секретарем федерации хоккея с мячом и на траве. После того как я дал согласие, вызвали в Красноярск на сборы. Из молодых судей были там, по-моему, только Евгений Измоденов и я. Нас обоих и направили судить матч «Енисей» - «Зоркий». Игра проводилась в рамках турнира команд оборонных предприятий общества «Зенит». «Енисей» и «Зоркий» вышли в финал, отсудили мы в целом неплохо, нас поблагодарили за объективность. И буквально через несколько дней мне поручили обслуживать игру в Москве, где местные динамовцы принимали омскую «Юность». Судили матч вместе с Вячеславом Ильиным, арбитром из Алма-Аты. Динамовцы выиграли с трудом. Мы не допустили никаких грубых ошибок, за что просмотровая комиссия поставила оценки «хорошо». После этого пошло-поехало. Обслуживал в основном матчи в Москве и Подмосковье, ну и по стране ездил много. Где только не побывал. Десять лет судейской карьеры пролетели быстро. За эти годы обслужил 150 матчей Высшей лиги, входил в десятку лучших арбитров страны. Получил звание судьи всесоюзной категории.
- Петр Иванович, пытались ли вас когда-либо подкупить?
- Напрямую - нет, никогда. А косвенно намекали, что, мол, неплохо бы «помочь нашей команде». Но на сделки я не шел. Старался судить честно. Однако судейство - очень нервная работа. И после матча игровые эпизоды преследуют, как наваждение. Бесчисленное количество раз прокручиваешь в памяти сложные моменты, терзаешься сомнениями. Справедливо ли назначил пенальти, правильно ли удалил хоккеиста с поля? Словом, испытываешь душевные муки. Порой не отойдешь от одной игры, а уже нужно судить следующую.
- В вашей судейской практике случалось что-то необычное?
- Да всяких приключений было немало. А необычным я бы назвал матч между динамовцами «Алма-Аты» и иркутским «Локомотивом». Игра проходила на высокогорном катке Медео в… час ночи. Очень трудно было выбрать в календаре чемпионата окно для этой игры - на Медео все было расписано заранее. Вот и пришлось играть в такое позднее время. Динамовцы тот матч выиграли с перевесом, по-моему, в один мяч. Не забуду, конечно, и Олимпиаду 1980 года в Москве. Судил там игры хоккеистов-«травников». Навсегда останется в памяти гол нашего земляка Вячеслава Лампеева, который принес сборной СССР бронзовые медали.

Из досье «Чемпиона»

Петр НЕСТЕРОВ
Родился 17 октября 1943 года в Ульяновске. В команде ульяновского «Динамо» начал играть в 1958 году. Первый тренер - Н.П. Гунин. За команду мастеров «Волга» выступал с 1969 по 1976 год. Чемпион (1970 г.) Спартакиады народов РСФСР (1970 г.), серебряный (1972 г.) и бронзовый (1976 г.) призер чемпионатов СССР по хоккею с мячом. Мастер спорта СССР по хоккею с мячом. Трехкратный (1970, 1971 и 1974 гг.) чемпион страны по хоккею на траве. Мастер спорта СССР по хоккею на траве. Судья всесоюзной и международной категории по хоккею с мячом и хоккею на траве.

Беседовали Владимир ТАШЛИНСКИЙ и Елена АГУРЕЕВА
(книга «Волга» Ульяновск. История. События. Личности»).

1075 просмотров