Вернуть ульяновцам Волгу. Молодежь намерена подарить городу красивую набережную

«Город на Волге, а без Волги» - такую фразу можно часто услышать как описание Ульяновска. И в этом есть доля правды. Набережная на Новом Венце многих не устраивает. Ведь ты же не слышишь, гуляя по ней, плеска воды, не чувствуешь прохлады. Это и решила исправить группа молодых активистов во главе со студентом УлГТУ, молодым архитектором Степаном Бесарабом. 

Их идея - установить на набережной простые конструкции вроде лавочек и навесов, которые должны привлечь туда жителей города. Можно сказать, решили вернуть Волгу ульяновцам. Сейчас они объявили сбор средств на это благоустройство. А попутно отвечают на вопросы от горожан. В том числе на вопросы журналисты «Народной газеты». 

- Откуда взялась идея именно такого благо­устройства?

- Изначально я и другие молодые архитекторы из разных регионов России подавали заявку на грант. Идей у нас было много, и хотелось бы их как-то реализовать. Мы решили объединиться, примерно 30 архитекторов, и попробовать буквально за три дня, с помощью мозгового штурма, сделать проект, который бы добавил ярких красок в наш город. И когда уже начали говорить о конкретике, поняли, что брать случайный участок города нет смысла. Здесь удачно и появилась тема этой набережной. 

- Но это не такое уж и доступное место. Спуститься туда, а особенно подняться оттуда не так просто.

- На самом деле люди уже туда ходят. Мы сами туда часто спускались и постоянно встречали там молодых людей. Причем это не только те, кто приехал на машинах, но и спустившиеся по лестницам. Молодым людям в принципе потом несложно подняться оттуда. То есть набережная не оставлена горожанами. И мы лишь хотим улучшить то, что уже существует, при этом ничего кардинально не меняя. Например, там много бетонных блоков - гуляющие сидят прямо на них. Просто потому что больше не на чем. И напрашивается простейшее решение: давайте сделаем на этих блоках какие-нибудь сиденья, чтобы людям было удобно. 

- Благоустраивать вы собираетесь от моста и до спуска с Рылеева?

- Нет, не от моста. Там же автодорога. Мы бы хотели облагородить территорию после яхт-клуба. Там, где начинается территория, более или менее похожая на прогулочную зону, и откуда открывается вид на Волгу. А вид там потрясающий! Это место еще тесно связано с парком Дружбы народов. Ты через него проходишь и выходишь на берег Волги. И нам хотелось бы, чтобы в перспективе получился некий единый маршрут - из парка на набережную. Кстати, благоустройство парка Дружбы народов служит примером того, как какие-то элементы начинают привлекать людей. Там на верхнем ярусе поставили качели. Молодежь теперь, гуляя в центре, говорит: «Пошли покачаемся». И туда ходят целыми компаниями. В принципе, и к Волге спускаются тоже. Например, полюбоваться закатом. Даже сейчас, когда там ничего нет. Но хотелось бы, чтобы ходили больше. Потому что оказалось, что многие вообще не знают о том, что в городе есть такое место. 

- Обустраивать собираетесь своими силами?

- Да, и в этом есть свои плюсы. Есть такое понятие - тактический урбанизм. Это когда группа людей сама благоустраивает небольшую территорию, превращая ее в общественное пространство. Естественно, по согласованию с администрацией. Например, так благоустраивают бывшие парковки. И здесь похожий подход. Да, мы не можем своими руками починить канатку. Но мы можем вызвать интерес к этому месту. А если получится, то можно уже подобный подход использовать на других участках. В Ульяновске очень много таких мест, где можно его применить. 

- А администрация уже дала добро?

- С ее представителями это обсуждалось в первую очередь, чтобы можно было понять, что мы можем делать, а чего нет. Потому что набережная - это прибрежная зона, и эта территория находится в федеральном ведомстве. А значит, на ней есть ряд ограничений. Например, там нельзя расширить проезжую часть или установить какие-то капитальные конструкции. Но ведь что-то же можно? И в итоге мы нашли компромиссные решения. Например, спросили, можем ли мы там создать мурал (граффити на стене. - Ред.). Нам сказали, что можно. Можно сделать из бетонных блоков скамейки? Мы же ничего не портим, просто крепим небольшие металлоконструкции и доски. Тоже можно. 

- Но, судя по комментариям в Сети, нашлись те, кому эти решения не нравятся. 

- Это нормально. Но некоторые претензии немного странные. Например, в проекте есть арки с элементами красного цвета. Спрашивают: «Зачем такие яркие пятна? Посмотрите, как в других городах». В других городах это комплексные проекты, с большим бюджетом. Мы не можем себе этого позволить. Это территория километровой протяженности. Поэтому мы делим ее на локальные участки. Берем 10 метров и делаем их максимально яркими. Да, красные элементы буквально бросаются в глаза. Но их цель - вызвать реакцию. 

- Через краудфандинг вы собираете 210 тысяч рублей. Хватит ли?

- Это не все средства. 300 тысяч мы уже получили от меценатов. А целью краудфандинга мы ставим даже не столько собрать дополнительные средства, сколько вовлечь людей. Потому что когда ты просто написал в соцсетях - это один охват. Когда человек имеет причастность - уже другой эффект. Это один из принципов тактического урбанизма - по максимуму привлечь целевую аудиторию, администрацию и, по возможности, бизнес. Это называется «соучаствующее проектирование». Я буду счастлив, если 1000 человек внесет нам по 100 рублей. Да, мы не соберем полную сумму, но я буду знать, что о нашем проекте узнала 
1 000 человек. 

- Еще один из частых вопросов: не сломают, не украдут? 

- Вандалы есть всегда. Все время найдется кто-то, кто захочет что-то написать, подпортить. От этого никуда не уйти. Допустим, расписали лавочку. Что можно сделать? Подрихтовать и повесить табличку с правилами пользования набережной. Да, вандалы могут продолжить ломать, а мы продолжим приводить в порядок. Есть такой опыт, когда после трех-четырех раз портить перестают. И даже если кто-то решит украсть лавочку. Ну и что? Ладно, пусть крадет. Что он с ней потом сделает? Наверное, можно будет отнестись к этому как к социологическому исследованию. 

- Просто был уже негативный опыт, когда армянская диаспора поставила столики и скамейки в парке Дружбы народов, но уже через год их разнесли. 

- Сколько человек принимали участие в их установке? Наверное, лишь часть армянской диаспоры. А представьте, что 1 000 человек узнает, что с набережной все украли? Это же будет большой резонанс. Ну и мы не говорим, что просто поставим - и пусть оно стоит. Если сказали, что этим летом мы хотим реализовать проект, то будем нести за него ответственность. Надеюсь, что к концу июня мы все сделаем и до конца сезона, до октября, будем следить. Возможно, по окончании сезона получится оттуда что-то демонтировать, чтобы потом вернуть. Нужно смотреть, изучать. 

- Частая проблема таких, даже благоустроенных, мест - мусор, который некуда деть. Вы уже придумали этому решение? 

- Мы хотим поставить там урну и указатели, где находится ближайший контейнер. А контейнеры там есть, и их вывозят. Возможно, получится договориться об установке еще одного. Может быть, создадим небольшой волонтерский отряд, который бы иногда спускался и следил за порядком. Но все-таки не хотелось бы перекладывать ответственность на кого-то. Нужно, чтобы ее разделяли все, кто пользуется территорией. 

1258 просмотров

Читайте также