Ночная наука, дневные марши. Как в Ульяновске появилась единственная в мире «летающая» Рота почетного караула


Говорят, что для них «первым делом самолеты», но на самом деле курсанты Ульяновского института гражданской авиации успевают и в небе себя показать, и на земле таланты продемонстрировать. Маршируют, крутят шашки, носят знамена, бьют в барабаны. Рота почетного караула из молодых пилотов есть только в Ульяновске и держится только на их желании и стремлении. О том, как все начиналось, что успелось и что планируется – в ulpravda.ru поговорили накануне профессионального праздника с командиром РПК УИ ГА Данилой Батуевым.

Про командира

Звонок корреспондента ulpravda.ru застал Данилу Батуева, командира роты почетного караула УИ ГА, как раз после ночных полетов. Экзамен проходил в снегопад, но начинающий пилот уверил, что непростые погодные условия для него только дополнительное удовольствие, потому что «когда все совсем просто – тренироваться неинтересно, а в таких условиях как раз и постигаем летную науку». В общем, сложностей 25-летний курсант не боится, тем более что за спиной почти 7 лет учебы (на пилота поступил не сразу, успел поучиться на диспетчера и заправщика), а впереди еще практические экзамены и выпускной. А дальше – судьба подскажет. Учиться в Ульяновск Данила приехал из Перми, родными считает сразу три города, а с родиной Ленина его теперь навсегда связывают особые отношения.

- А экзамен на пилота сдавать - то же самое, что и на водительские права?

- Похожая технология. Тоже теория и практика. Вот только практик побольше, чем просто площадка и город.

- А после выпуска куда?

- Сейчас времена сложные. Не только в авиации, но и вообще в мире. Нас это тоже коснулось. С полетами сейчас туго, с работой тоже. Поэтому - куда позовут. Как про себя говорю, я – гражданин России. Я пожил и в Перми, и в Москве, и в еще паре городов. И сейчас не такой возраст, чтобы где-то оседать. Мобильность присутствует. Так что где из городов работа будет, туда и готов буду отправиться. Будет работа в Ульяновске – почему бы и нет.

- А почему так часто переезжал?

- У меня родители из двух разных городов, а родился я в третьем. Соответственно, родственников у меня много и в Перми, откуда отец, и в Тверской области, где родилась мама. Маминых родственников раскидало еще и по всему Московско-Петербургскому региону. По отцовской линии родственников много в Удмуртии, за Уралом, но встречаемся все в основном  в Перми.

- А как оказался в Ульяновске?

- У нас в стране на пилотов учат только в Ульяновске и Санкт-Петербурге (речь идет о высших учебных заведениях). Мой выбор пал на Ульяновск. На тот момент (это был 2013 год) училище гражданской авиации было на слуху.

- Почему же именно летчик? Тоже семейная история?

- Мама по образованию педагог, отец по призванию - водитель. Дед и дядя тоже водители. Вот, как я недавно задумался, и я тоже водитель, только самолета. А вообще, как я помню из рассказов родителей, в первое путешествие я отправился в возрасте трех месяцев. Это было на поезде. Видимо, это во мне как-то любовь к любому виду транспорта и зародило. Потом я в четыре года где-то увидел троллейбус и решил, что буду его водителем. Потом мы поехали в Москву, и я понял, что метро – мое все. Потом снова был поезд. А после всего этого – самолет. Поэтому это долгая история, с детства, кроме как о транспорте, ни о чем другом и не мечталось.

- В планах летать на маленьком самолете или на огромном лайнере?

- Знаете, у нас в среде тех, кто за авиацию болеет, говорят, что неважно на чем летать, главное – летать. Если вы смотрели фильм «Экипаж» 1979 года, там в финале Андрей Васильевич Тимченко, которого сыграл Георгий Жженов, хватает жену за рукав и раза три ей кричит: «Я хочу летать», и у него случается инфаркт в этот момент. Вот настоящие люди из авиации – они такие. Они хотят летать, им неважно, на чем.

- Неужели не страшно – летать?

- Я в этом ничего страшного не вижу.

РПК УИ ГА, или Такая есть только в Ульяновске

- Роте почетного караула в Ульяновском институте гражданской авиации всего 5 лет, то есть вы – ее основатель и родоначальник, правильно?

- Организация была и до меня, но в разных видах. При мне это стало именно ротой. Раньше это была сначала знаменная группа курса. В институте таких было несколько. В начале 2018 года, уже под моим предводительством, группы объединились. А когда усилиями преподавателей военно-учебного центра мы уже больше вникли в армейскую среду, когда стало понятно, как это должно быть организовано именно с армейским уклоном (а там в этом плане система уже отработанная), тогда мы преобразовались в роту. Но до меня у знаменной группы именно нашего курса было еще два командира, я считаюсь третьим.

И тут надо сказать большое спасибо именно первому командиру знаменной группы нашего курса. В свое время он пришел в УИ ГА из Преображенского полка. Вообще, в России два основных строевых подразделения: это 154-й отдельный комендантский Преображенский полк и Президентский полк. Они базируются в Москве и занимаются именно строевым церемониальным шагом. Нам повезло, что у нас первым командиром группы как раз был бывший военнослужащий Преображенского полка, который, собственно, и начал подтягивать ребят.

- Так сколько же на самом деле лет Роте почетного караула УИ ГА?

- Датой основания нашей роты считается 2015 год. Тогда знаменные группы отдельных курсов набирались стихийно уже из умеющих людей. Из первого состава было порядка 15 человек: один после армии, пару кадетов, остальные были нулевые в этом плане. Для них первый командир и начал проводить занятия с разной степенью систематичности, и в конце концов ребята выросли в строевом плане. У них на тот момент горели глаза, они хотели заниматься и занимались.

Изначально, когда наши ребята стали готовиться к первому мероприятию, отбирали их строго по росту. По приказаниям сверху. А высокий рост считался со 187 и выше. Я на них снизу посматривал (у меня 183), но поскольку я из своеобразной династии кремлевцев (отец служил в Кремле, дядя, дед успели там побывать), то меня тоже взяли. Мне было это интересно, и я просто попросился к ним, когда увидел, как тренируются под окнами. Командиром стал на третьем курсе.

Сейчас у нас в роте 89 человек плюс ансамбль барабанщиков из 5 человек.

- И все-таки это по-прежнему кружок по интересам или уже нечто большее?

- У нас самих еще в этом плане нет единой точки зрения с руководством института, как это должно выглядеть и юридически оформляться. То есть в 2015 году это было стихийное мероприятие, когда вместе собрались по интересам 15 человек и стали чем-то заниматься по собственному желанию, ни за что. Больше как кружок. За эти пять лет нам удалось добиться какой-то организации, появилась структура, появилось учебное пособие, которое мы написали специально по строевой. Казалось бы, есть уже уставы по строевой, но там написано только то, как это должно быть, а как это сделать, какие упражнения нужно выполнять - такого не было никогда и нигде, а мы написали. Опять-таки через невероятные усердия командного состава курсанты за некоторые мероприятия получают благодарность ректора. В идеале, конечно, мы бы хотели, чтобы каждое мероприятие как-то отмечалось, но пока такого нет. Работы на самом деле еще предстоит много в плане организации. А пока мы все на блюдечко положили и готовы, чтобы нас с этим блюдечком приняли как официальную структуру института, потому что формально у нас пока все тот же самый кружок, только все уже очень серьезно. Мы видим необходимость в нас со стороны института, со стороны города и области, иначе мы не участвовали бы во всех этих мероприятиях.

- Где выступить успели выступить?

- У меня нет точной статистики, сколько всего мероприятий проведено, но явно уже перевалит за сотню. Из наиболее ярких:

  • 95-летие гражданской авиации в Москве (как раз начало 2018 года, когда у нас произошло объединение),
  • Мероприятия в Москве, посвящённые столетию Михаила Калашникова (ноябрь 2020),
  • парад Победы (2019 год),
  • встречали в Ульяновске государственного министра Японии Масадзи Мацуяма (2018 год),
  • встречали Эмира Кустурицу (2016 год).

Обидно, что ничего с парадом не получилось в 2020-м. Именно на юбилейный для нас парад планировалась большая программа вместе со сводным оркестром. Минут на 15 всякого рода дефиле планировали. Но известного рода события (имеется в виде пандемия коронавируса и введение ограничений на массовые мероприятия. – Прим. ред.)… и нас всех распустили, руководство института не пошло на привлечение курсантов к празднованию 9 Мая. Тогда бы пришлось как минимум вернуть всех в Ульяновск.

- А летчиков тоже на дистанционку распустили?

- Да, в Ульяновске остались 3 и 5 курсы, а остальные на дистанционке были. А курсанты из РПК – из разных регионов России. Из Ульяновска где-то человек 5-7 и один местный барабанщик. А так где-то 40 регионов в нашей роте собраны.

Командиры меняются, рота остается

- Есть кому теперь передать РПК? Есть достойные кандидаты?

- Помню себя на третьем курсе, когда мне все это досталось. От ответственности ножки немножко тряслись. Опять-таки и я не профессиональный педагог, не получается мне внушить ребятам, что, по сути, они могут все. А они, может быть, и сами в себя не верят, боятся, что не справятся. Не скажу, что все такие. Есть люди, с которыми можно работать. И, слава богу, что они есть. На примете сейчас курсант с третьего курса. Первый курс просто еще сами учатся строевому искусству, второй курс уже научились, но еще не прочувствовали, а брать кого-то старше третьего курса – уже нет смысла, потому что получится, что ненадолго.

- Не обидно оставлять роту на другого командира? Ведь столько вложено…

- Не обидно ли? Вообще ни разу. Все, что я мог, я сделал. И, судя по отзывам, кое-что получилось. Вопрос только за тем, сохранят ли ребята то, что наработано за эти годы. Это ведь как определенный социальный лифт у нас внутри института. Кто-то поет, кто-то танцует, кто-то спортом занимается, а у нас при всем при этом еще и шагать можно.

- А учиться этому долго, сложно?

- Курс строевой подготовки изначально рассчитан на первый курс. Соответственно, в идеале, когда получается точно придерживать всех рамок расписания занятий, курс проходят за полгода. Где-то за семестр. Мы не имеем права снимать ребят с основных занятий, а они длятся до 16.00. И в личное время с 16.00 до 18.00 ребята уже отправляются на строевые занятия. А есть еще теоретические, они проходят в институте – нам выделяют кабинет, а тренировки - на плацу.

Хотя отточить именно строевой шаг можно и за месяц, но строевая не ограничивается только шагом. Это как раз то, что прописано в уставе, и что даем мы в ходе подготовки. Кроме строевого шага, надо уметь что-то делать с теми же знаменами, потом мы работаем с церемониальным оружием – с шашками. С ними тоже надо уметь безопасно обращаться. Дальше начинается прикладное значение умений. По праздникам, например, к памятнику самолету Як-18 на территории института выставляется караул. Соответственно, надо уже знать, сколько шагов в какую сторону нужно сделать, где повернуться вовремя, по каким командам сработать. Начинается уже местная специфика. Даже ребята, которые приходят после армии и кадетских корпусов, которые умеют ходить, должны ориентироваться, сколько где шагов. Ассимилировать.

Что касается дистанционки, то сейчас мы тренировки, естественно, давать не можем, но тот же курс строевой подготовки есть в электронном виде. Ребята могут его изучать самостоятельно, а по приезде уже задача у них будет показать все на плацу.

- Где марширует РПК курсантов УИ ГА в смелых мечтах?

- Мне как-то сон приснился, как мы на «Спасской башне» выступаем. Это международный военно-музыкальный фестиваль, который проводят в Москве. А вообще мне больше ни в одной стране не известны почетные караулы именно гражданской авиации. Как, впрочем, и у нас в стране. Чтобы отметить 95-летие гражданской авиации, нас из Ульяновска вызывали в Москву. Стало быть, в России мы такие единственные, уникальные. Может быть, и в мире тоже.

О празднике и героях

- Как будущие профессиональные пилоты отмечают свой праздник?

- Пытаюсь вспомнить, какие есть у нас традиции по этому поводу, и понимаю, что все-таки День гражданской авиации в России профессионалами отмечается на своих рабочих местах. Само собой, есть чествования ветеранов, но кто не празднует, тот, кто в небе, кто на перроне, кто встречает и провожает самолеты на диспетчерской вышке.

- А кумиры в профессии имеются?

- Как это ни странно, но того самого кумира в моем представлении сыграл опять-таки Георгий Жженов в «Экипаже». Был один документальный фильм, где несколько человек отзывались об этой роли так, что именно такой и должен быть настоящий командир. Я даже не помню, когда посмотрел «Экипаж» в первый раз, но именно так он у меня и осел. Есть в фильме опять-таки такой момент, когда они уже взлетели, у них повреждения в хвосте, прибегает стюардесса Томочка в кабину, начинает истерить: «Андрей Васильевич, что делать: какой-то свист в кабине, похолодало, все люди беспокоятся, что мне делать?». А он сидит и отвечает: «Что делать – что делать… А сделайте-ка, Тамарочка, вот что - принесите мне кофейку». Вот он и есть настоящий командир. С точки зрения своих человеческих качеств, черт характера, он в этой ситуации мой кумир.

А из современных примеров это тот же Дамир Юсупов, который посадил самолет на кукурузное поле. В авиационных кругах к этому событию разное отношение, но мы знаем, что он самолет посадил, что все живы и что человек после этого не купается в славе, а, наоборот, ее сторонится. Мол, посадил и посадил самолет. Ну не на полосу, а на кукурузном поле, какая-разница-то. С этой точки зрения он мне как человек бесконечно импонирует.

И еще Сергей Новоселов - командир, который почти десять лет назад посадил Ту-154 в Ижме при практическом отказе оборудования. Конечно, там была и бесконечная доля везения, но даже учитывая, что полоса эта ему попалась… Изначально она была слишком короткой и не предназначалась для Ту-154, а он взял и сел. Это и называется мастерство.

Также в институте очень известен наш выпускник Константин Парикожа, командир "Боинга 777". Он развернул и посадил самолет, у которого сразу после взлета загорелся двигатель. Дело в том, что такой большой самолет сразу после взлета не предназначен для посадки, в нем большое количество топлива. То есть взлететь он может, а назад сесть – уже проблема. Так было в том же Шереметьево в мае 2019-го, когда самолет взлетел, отказал автопилот, пилоты решили сразу сесть, и шасси воткнулись в топливные баки. Такая же ситуация могла быть и с "Боингом", но опять-таки – мастерство.

Таких примеров, если задуматься, можно много вспомнить…

И вспоминать о них сегодня – в День гражданской авиации – особенно приятно. С праздником, дорогие пилоты, бортпроводники, технические работники и те, кто только учится! Крепких крыльев, ясного неба и мягких посадок! А еще легкого шага и красивых дефиле. Оказывается, и это у летчиков получается умело, было бы желание и образцовый командир.

Фото и видео из личного архива Данилы Батуева.

903 просмотра