От прадеда к правнуку, или Преемственность поколений помогает духовному возрождению

 
 
 
В Ульяновской области появится уникальный музей мусульманской культуры. Договоренность об этом была на встрече губернатора Сергея Морозова с главным имам-ахундом, председателем Регионального духовного управления мусульман Ильдар-хаджи Сафиуллиным.
Где появится музей и в чем будет его уникальность? Кто трудится над созданием нового учреждения культуры? «НГ» побывала в предполагаемом помещении музея и пообщалась с имам-хатыбом Второй соборной мечети Шаукет-хазратом Гиматдиновым, инициатором появления центра возрождения духовной культуры мусульман Среднего Поволжья.
Стройки на костях
Малопримечательное здание на задворках частного сектора в районе проспекта Нариманова. Одноэтажный домик из красного кирпича, обносившегося со временем, и белый каменный пристрой, напоминающий стандартный советский промышленный корпус. В пристрое выбиты окна, выломаны двери - сказались долгие годы бесхозности. Даже опытный взгляд историка вряд ли углядел бы в этом здании памятник архитектуры начала прошлого столетия. А ведь это Вторая соборная мечеть, строительство которой пришлось на годы Первой мировой войны.
К началу двадцатого века в Симбирске существовала крупная татарская община, или джамаат, признанными лидерами которой был знаменитый род купцов Акчуриных. Ими была открыта первая каменная мечеть в губернии в 1874 году, построенная на улице Лосевой (ныне Федерации). Татарская диаспора компактно жила в районе упомянутой улицы и соседней Нижнетатарской, и ходить на намаз в культовое сооружение им было удобно.
Новый век принес новые веяния: урбанизация, прогресс техники, появившиеся новые профессии и занятия. Симбирская татарская община разрасталась - потянулись крестьяне из близлежащих деревень. Приехавшие селились на новом месте, по-тогдашнему оно называлось Северным городским выгоном, а сейчас здесь начинается проспект Нариманова. И вскоре встал вопрос о возведении еще одной соборной мечети.
- У татар здесь было свое кладбище, закрытое в 1926 году. При строительстве домов в округе до сих пор еще находят кости и черепа. Несут нам, мы перезахораниваем по нашим канонам, - рассказывает Шаукет-хазрат Гиматдинов.
Рядом с кладбищем и решили строить храм. Инициатором создания стал Идрис Саттаров, выходец из деревни Татарские Тюки Буинского уезда тогдашней Симбирской губернии. В город молодой человек попал стараниями все тех же купцов Акчуриных - один из братьев во время своей поездки в село заметил талантливого мальчика и дал ему шанс учиться.
Правда, годы для строительства выбрали не самые лучшие. Началась Первая мировая, потом бушевала Гражданская война, голод, разруха. Достроить мечеть удалось только в 1922 году, а может, даже и позже. Документов о том периоде, увы, почти не осталось.
Склад в мечети
Прослужила новая мечеть всего восемь лет: в период антирелигиозной кампании вслед за культовым сооружением на Федерации закрыли и мечеть на улице, носящей имя основателя советских спецслужб Феликса Дзержинского.
- После Великой Отечественной войны государство вновь повернулось лицом к религиозным конфессиям, и мусульмане Ульяновска стали добиваться повторного открытия мечетей. Снимали вскладчину дома на Куликовке, где проводились молитвы, - продолжает свой рассказ Шаукет-хазрат. - Пока в 1986 году власти наконец-то не разрешили открыть мечеть в Банном переулке.
Мечтают мусульмане вернуть здания намоленные, с историей. Семь лет назад бывший летчик, получивший духовное образование, Шаукет-хазрат Гиматдинов решил заняться благим делом и восстановить Вторую соборную мечеть. Дом, в котором в последние годы советской власти располагалось ремонтно-строительное управление, а до этого размещались универмаг и непременный склад, в это время был заброшенным и представлял зрелище, мягко говоря, печальное.
Шаукет-хазрат листает альбом с фотографиями, показывающими, как было. Заросли травы выше, чем по колено, битый кирпич и поваленные балки, полное отсутствие крыши. Страшно представить, как трудно было даже взяться за возрождение мечети. А ведь поначалу Шаукет-хазрат на разборе завалов трудился вдвоем со своим товарищем Евгением Садыковым. Но помощь не заставила себя долго ждать.
Как в кино
- У нас принято, что часть прибыли нужно отдавать на благотворительность. Это называется саддака. Мне часто говорят прихожане, что после того, как они жертвуют на хорошее дело, доходы их потом приумножаются, - объясняет причину взаимопомощи Шаукет-хазрат.
На строительство новой старой мечети пожертвовали уже больше сотни человек. Несли бабушки с пенсии, крупные суммы отчисляли предприниматели, клич даже был брошен в Москве и Санкт-Петербурге. Большинство благотворителей просили не называть своего имени, ведь не ради пиара собираются средства всем миром. Приносили деньги не одни мусульмане.
- Мы только поставили коробку для сбора пожертвований на заправке, и сразу подошел один из водителей. Русский. Спросил, на что собирают деньги. Когда узнал, что на храм, сразу внес первый вклад, дело-то богоугодное, неважно, какая религия, - вспоминает Шаукет-хазрат.
Не деньгами едиными помогали люди. Восстанавливать мечеть подрядилась строительная бригада из тех самых Татарских Тюков, ныне приписанных к Дрожжановскому району Татарстана. А руководит мастеровыми Радик Саттаров. Узнаете фамилию? Оказалось, что бригадир совсем не однофамилец основателя мечети, а его прямой потомок. Правнук. Перипетии в жизни, которые в книге или фильме показались бы вещью надуманной, случаются нередко. И им остается только порадоваться.
Музей в пристрое
Совсем недавно по меркам истории, 8 октября прошлого года, Вторая соборная мечеть после долгих лет забвения и запустения возобновила свою деятельность. Как и прежде, спешат к намазу верующие мусульмане. Но до полного восстановления еще далеко. Предстоят отделка фасада здания и самое главное дело - установка минарета. Верхняя его часть уже привезена в Ульяновск и заботливо хранится тут же, в мечети. Слой позолоты укрыт защитным слоем, чтобы раньше времени он не запачкался и не повредился.
По словам Шаукет-хазрата, верующие надеятся, что уже весной мечеть предстанет во всем своем благолепии. Но это только начало больших дел.
Вторая часть - открытие того самого музея. У имама собрана большая коллекция документов и артефактов по истории мусульман Среднего Поволжья. Духовное лицо надеется открыть музей исламской культуры в упоминавшемся пристрое. Сейчас ведутся переговоры по выкупу помещения у собственника.
Так в чем же будет уникальность ульяновского собрания? Ведь есть музей булгарской цивилизации в Болгаре, где большая экспозиция посвящена мусульманскому этапу истории средневекового государства. Но это всего лишь одна экспозиция. А у нас может появиться полноценный музей, рассказывающий о появлении ислама на территории Среднего Поволжья, о роли религии в жизни коренных народов. И будем надеяться, что это «может» станет в скором времени реальностью.
…Перед самым нашим уходом имам-хатыб остановил нас на секундочку, чтобы задать вопрос:
- В начале девяностых я давал интервью газете. Не подскажете, как можно ее разыскать? Моего пятилетнего сына тогда спросили: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?». А он ответил: «Хочу стать муллой и боксером одновременно».
Первая мечта осуществилась, сын служит имамом в мечети на Поклонной горе в Москве. Он-то и помогал отцу со сбором средств на восстановление ульяновского памятника, обратившись к столичным выходцам из Симбирска. Не отказали. Так что дело духовного возрождения есть кому продолжить.
Егор ТИТОВ
 

 

317 просмотров