Не рубят, а лечат

Слух о том, что Винновскую рощу якобы собираются вырубить, облетел весь город. На деле все обстоит совсем не так: впервые за долгие годы «Винновкой» начали серьезно заниматься.
Когда департамент лесного хозяйства министерства сельского, лесного хозяйства, природопользования и экологии региона только пришел в «Рощу», бывалые лесники ужаснулись: то тут, то там над тропами нависали мертвые сухие ветви. Гнилые изнутри деревья подозрительно кренились, ветроломные старики-дубы опасно трещали… Короче, Винновская роща была серьезно больна.
Лесникам пришлось браться за топор – пока роща совсем не пришла в запустение, пока не сгнила до основания. Провели большую работу – спилили 74 сухостойных дерева, 188 валежных веток, вымели мусор. Проинспектировали состояние здоровых деревьев. И почти сразу в средствах массовой информации стали появляться сообщения о том, что рощу якобы срубают.

Хозяин «Винновки»
Для того чтобы разъяснить необходимость проводимых работ, департамент лесного хозяйства решил «сыграть в открытую» – собрать журналистов, общественников и показать им, что в действительности происходит в Винновской роще.
Смотрим по сторонам: вот лежат срубленные деревья – полностью прогнившие изнутри. Вот деревья, которые собираются срубить, – накренившиеся, больные. А вот сотни здоровых деревьев, которые никто не трогал и трогать не собирается. «У «Винновки» наконец-то появился хозяин», – так восприняли работы по спилу старых и больных деревьев жители окрестных домов и активисты.
– Если бы вот эти деревья не свалили – они упали бы кому-нибудь на голову, – рассказывает мастер леса Виктор Зубов. – Прежде чем свалить любое дерево, делаем фотографии. Все их можно посмотреть в департаменте.
Ни одного жизнеспособного дерева (все задокументировано специалистами) спилено не было. Работы проводились в соответствии с документацией развития памятника природы. Бревна оставляют прямо здесь, ведь они – часть лесной экосистемы и должны лежать на земле для перегнивания.
– Кому-то визуально это не очень нравится, – делится директор департамента природных ресурсов и экологии Амир Галяутдинов, – но ученые говорят: надо оставить. Это природой созданные органические удобрения. Кроме того, срубленные деревья создают условия дня гнездования птиц.

Умирающее нельзя оставлять
Лесники не варвары, они лесу хотят не навредить, а помочь. Никакой пользы им срубка, естественно, принести не может: построить на территории рощи ничего нельзя, бревна продать – тоже.
– Роща должна быть здоровой, красивой и жизнеспособной, – уверена Эльза Вейзель, член общественного совета в защиту Винновской рощи, – к тому же предложение о компенсационных посадках нам кажется очень умным. Так и должно быть. Следы хозяйствования уже видны. Срубленные деревья, кустарники уже не лежат брошенными. Так вести себя может только тот, кто чувствует свою ответственность за рощу. Умирающие деревья нельзя оставлять. Я рада, что рощей занимаются.
А вот оппоненты департамента лесного хозяйства предлагают не трогать «Винновку» вообще – пусть растет, как полынь в поле. Кроме того, указывают, что компенсационная высадка может быть проведена неправильно: дескать, вместо дубов высадят сосны.
– Деревьев посадим больше, чем срубили, засадим и старые места, и «залысины», – отвечает Любовь Кублик, директор департамента лесного хозяйства. – Сосны посадили на склоне, на границе парка и лесопарка. Там они будут расти и даже укрепят склон. А вот компенсационные посадки сделаем теми породами растений, которые здесь и произрастали исторически. Никаких сосен!
В сухом остатке: информация о том, что рощу срубают, не соответствует действительности. А все заявления об обратном выглядят как провокация или часть политической игры, тем более что позицию «Рощу не трогать!» не разделяют ни общественники, ни жители окрестных домов, ни матерые лесники. Трогать нужно – иначе не спасти.

Андрей ТВОРОГОВ

418 просмотров