Тамара Девяткина: МНЕ В УлГПУ НРАВИТСЯ!

Спустя месяц после назначения заместителя председателя правительства Ульяновской области Тамары Девяткиной и.о. ректора УлГПУ «Народная газета» подводит первые итоги ее работы в новой должности.

Стартовый вопрос от «Народки», который прозвучал в кабинете ректора с видом на Ленинский мемориал, был о том, как прошел этот месяц. По словам Тамары Владимировны, очень бурно. График остался таким же напряженным, как и раньше, поменялись только люди и проблемы. Начинает свой рабочий день новый руководитель вуза в 7.30, но не в университете, а на территории строящегося бассейна: встречается с рабочими, подрядчиками. И только потом переходит к графику ректора. Вечер заканчивает снова у бассейна. Говорит, что 27 декабря надеется преподнести студентам новогодний подарок, перерезав ленточку нового сооружения. Хотя пока никто в это не верит, кроме самой Тамары Владимировны и губернатора Сергея Морозова, который сказал, как отрезал: «Другого выхода нет».

– Ваш первый шаг на посту и.о. ректора?

– Я всегда неплохо знала свою альма-матер, но решила заново познакомиться в деталях с работой каждого из десяти факультетов. Поговорила с профессорско-преподавательским составом и со студентами. В первую очередь – о будущем вуза. Почему не о хозяйственных проблемах? Прежний ректор Анатолий Бакаев много сделал для того, чтобы материально-техническая база и состояние самих зданий УлГПУ были в порядке. Поэтому разговор с коллективом и был о научной и общеобразовательной деятельности. Есть много дельных предложений от кафедр, которые лягут в основу программы стратегического развития вуза на 2011 – 2020 годы. Ее нужно дорабатывать, так как написана она пару лет назад. Встретилась со студенческим активом, подробнее выяснила, что такое студсовет, профком, совет общежития и научное студенческое общество.

– Самые интересные мысли и предложения?

– Преподавателей тревожит беда всех педагогических вузов: к нам приходят далеко не лучшие выпускники школ, а через пять лет в школы идут... Еще: хотелось бы, чтобы работать в школу шли от нас не 17 процентов от факультета и не 30% от вуза в целом, а больше. Следующая идея ученого совета – развивать педагогические классы, дабы привлечь школьников в вуз. Когда-то это было востребовано, и классы давали нам хороших абитуриентов. Предложено начинать практику студентов не на 3-4 курсе, а раньше. Студенты рассказали об общежитии УлГПУ, я побывала там два раза, будем планировать ремонтные работы.

НУЖНЫ ДЕНЬГИ И ОБСЕРВАТОРИЯ

– Кстати, плата за общежитие в 177 рублей 60 копеек в месяц будет повышена в 2014 году?

– Пока не планируем. Справляемся, хотя конкретно на общежития деньги государство не выделяет.

– Тогда еще один момент. Какова сейчас стипендия в университете?

– Самая обычная – 1 300 руб­лей. Губернаторские стипендиаты, те, кто при поступлении набрал 225 баллов и дальше хорошо учится, получают три тысячи рублей дополнительно. Социальная для студентов – более 2 тысяч. У аспиранта от 2 630 до
6 330 рублей. Еще есть стипендия ученого совета – для ребят, которые отлично учатся, активны и живут жизнью вуза, – 10 тысяч.

– Хорошо. Чего еще хотят ваши подопечные?

– Нужно расширить деятельность студенческого научного общества, чтобы его работы были востребованы в деятельности вузов, школ, области в целом. Есть предложение восстановить нашу обсерваторию – уникальное сооружение в основном здании, которое давно закрыто. Она будет востребована не только естественно-географическим и физико-математическим факультетами, но и городом, ведь в Ульяновске нет планетария. Ребята хотят организации выездных обменных групп, мы условно отправляем студентов в берлинский педагогический вуз, немцы едут на Волгу. Кстати, региональное министерство образования имеет хорошие связи с немецким Гете-институтом и Британским советом в России, может помочь УлГПУ в этом вопросе. Еще просьба: побольше лекций зарубежных ученых, одной научной конференции в год мало.

– Все это здорово. Но нужны деньги. Есть у педуниверситета проблемы в этом плане?

– С финансированием у вуза проблемы были всегда. Депутат Госдумы Григорий Балыхин на ученом совете откровенно заявил: «Почему так бурно развивается внебюджетная деятельность? Потому что из федерального бюджета процентов сорок средств в вузы не идет». Но есть программа стратегического развития высшего образования, мы в ней участвуем. И несмотря на то, что были в списке неэффективных вузов, благодаря упорному лоббированию Сергеем Морозовым наших интересов в Москве и встречам с министром образования и науки РФ Дмитрием Ливановым 300 миллионов рублей он выбил для нас. Поменяли окна, в зданиях тепло, появились две современных лаборатории, делаем ремонт аудиторий, тратим деньги на повышение квалификации профессорско-преподавательского состава. Стараемся попасть в 2014 году в федеральную программу по поддержке профессионального педагогического образования.

ПЛАНЫ И ГОРДОСТЬ

– Вы упомянули о неэффективных вузах. Два критерия, которые не устроили Москву, – международные отношения, или проще – подготовка иностранных студентов, и инфраструктура УлГПУ?

– Абсолютно верно.

– Почему Ульяновск должен готовить педагогов, например, для далеких африканских стран, быстрорастущего конкурента Китая или для не всегда дружественной Украины?

– Вы правы. Но ректоры вузов уже перестали говорить: «Это не наш критерий», раз так решили на высшем уровне. Будем учить. То же и с инфраструктурой. Мы имеем общую площадь аудиторного фонда, поделенного на количество студентов, в 10,8 метра. Норма – 11. Исправим эту пороговую отметку.

– Я слышал о планах, касающихся работы вуза с педагогическими техникумами...

– Хотим часть лабораторной и инновационной деятельности университета перенести к ним и в школы. 27 ноября я встречалась с директорами всех пяти наших педтехникумов, мы нашли общий язык, и в 2014 году они постепенно будут вливаться в УлГПУ как его структурные подразделения. Их выпускников будем приглашать на очные и заочные отделения, предлагать тем, кто уже работает в школах, учиться у нас дистанционно.

– Главные достижения университета в 2013 году?

– Это наши люди, завоевавшие гранты по итогам своих работ или после научных олимпиад. Например, аспирант кафедры физики Алексей Николаев выиграл стипендию (800 тысяч рублей) президента РФ и будет учиться в Гейдельбергском университете в Германии. Называется его работа «Эффект гравитационного линзирования в обобщенных теориях гравитации». Горжусь и научным руководителем Алексея профессором Сергеем Червоном.
Далее. В 2011 году к нам принимали школьников со средним баллом ЕГЭ 58, сейчас – с 60 баллами, а значит, налицо взаимодействие школ и вуза. Мы становимся требовательнее. Провели знаковое для специалистов международное научно-педагогическое собрание преподавателей из СНГ и стран Балтии «Русский язык –−общечеловечес-кий код культурного содружества и исторической взаимосвязи».

– Кстати, президент России Владимир Путин поручил вернуть сочинение в состав выпускного школьного экзамена по русскому языку и литературе. Вы – за?

– Если спросите преподавателей, а я сама тоже учитель русского языка и литературы, то они скажут «да». Дети стали говорить и писать короткими фразами, знаками, отвыкли от монологической речи, человек уже не выглядит интеллектуалом, не выражает себя. Сочинение вернет ребятам орфографическую зоркость – они будут точно знать, что слово «дуб» не пишется как «дуп», к примеру. И читать начнут не краткие изложения, а целиком все произведения.

– Согласен. Но общество все равно твердит: уровень образования падает, студенты плохие и тупые, педагоги отстали от жизни. Что скажете?

– Очень однобокий взгляд. Я 40 лет работаю с молодежью, она как была пытливой, так и осталась. Другое дело, занимаемся мы с ней или нет, даем ей что-то или забываем. Нужно сначала давать, потом можно будет и спрашивать с молодого поколения.

– Вам нравится заниматься тем, чем вы сейчас занимаетесь?

– Мне – очень.

Андрей БЕЛОВ

1606 просмотров