Радио - это как дружба: бесплатно, круглосуточно и в любую погоду

Она окончила с красным дипломом журфак Казанского университета, стажировалась на радио «Голос Америки», она безумно любит свою работу и могла бы сделать карьеру где угодно. Но повезло нам. 
Именно ульяновцы уже четверть века слышат ее голос, который желает доброго утра или доброго вечера и рассказывает все самое интересное. Накануне Международного дня радио Зуля Ахметова рассказала о своей жизни по ту сторону динамика.
 
- Когда искали героя к дате, решение пришло мгновенно. Ведь когда в Ульяновске говорят о радио, подразумевают Зулю Ахметову…
- Ну да, потому что я первая в городе начала говорить на FM-волнах. 27 декабря 1993 года у нас впервые стало вещать коммерческое радио, радио «Пилигрим». Международный день мы не отмечаем, а эту дату отмечать будем. Это было совершенно незабываемое время: в профессию пришли ребята-энтузиасты, ведь профессии «диджей» никто не учил и, наверное, до сих пор не учат. Это было время экспериментов, это была сумасшедшая вольница, когда разговаривали разными голосами, придумывали театр у микрофона, бесконечная куча разного рода людей проходила через нас…
Самая первая команда, с которой мне пришлось работать, - это люди, которые любили и хорошо знали музыку и делали музыкальное радио. Многих из них я слушала просто с открытым ртом, а они слушали меня, потому что не знали каких-то особенностей профессии. Только у меня было журналистское образование, поэтому проводить интервью, отправляли, конечно, меня. И я с радостью на это бежала.
- А были какие-то особенно любимые герои, темы?
- Для меня в то время большим счастьем было просто общение с людьми, которые живут в этом городе. Поскольку я сама не ульяновская, вышла замуж и приехала сюда, для меня поначалу стояла задача понять и полюбить этот город. А как ты его полюбишь? Только через людей. 
- Но все-таки, наверняка, был герой у вашего микрофона, который запомнился больше остальных?
- Большой творческой удачей было интервью с Ксенией Стриж. Для отечественного радиовещания - это легенда номер один. Это было 3 сентября 1994 года. Она приехала на гребне своей славы, привезла музыкантов. Был полный зал ДК профсоюзов. И после концерта мы с организаторами повезли ее на радио «Пилигрим».
У меня есть приницип «каждый мне учитель». И вот в этом смысле Ксения мне преподнесла очень яркий мастер-класс. Личным примером показала, как нужно вести передачи, общаться с людьми.
- И как же?
- По принципу «возлюби того, с кем ты работаешь». Она сидела рядом и шептала в микрофон с закрытыми глазами: «Я впервые в вашем городе, я никогда здесь не была и сегодня почти ничего не увидела. Мы приехали поздно, шел дождь, отработали концерт, потом какие-то люди пригласили меня поехать на новое музыкальное радио, я сказала «валяйте», меня посадили в машину и повезли по мосту, который строили еще в прошлом веке, при Николае втором, а может быть, первом, но это неважно, потому что все, что я видела, когда ехала по этому мосту, - как луна и звезды отражаются в волжской воде. И я подумала: «Парни, как вам повезло, что вы живете в этом чудесном городе, потому что такой офигенной Волги, такой реки я не видела никогда в своей жизни». А потом меня долго везли куда-то, говорили, что это Новый город, строили его молодые парни и девчата специально, чтобы делать самые крутые в мире самолеты. И мы приехали на Пензенский бульвар, ехали на лифте на 17-й этаж, а дальше лифта не хватило, и мы шли пешком два пролета, это была бесконечная лестница в небеса, потому что отсюда видно небо… Наверное, кто-то из вас слушает меня в машине, а песня Стинга называется «Луна над улицей Бурбон», и я хочу перевести ее как «Луна над любой улицей». И на какой бы улице вы сейчас ни находились, пусть эта мелодия сделает вас счастливыми».
Это было потрясающе. И это укрепило меня в мысли, что в нашей профессии нужно говорить от сердца каждое слово.
- Как вы попали на радио?
- Муж купил приемник, что тогда собирали въетнамцы. Мне хотелось слушать только музыку и ничего больше. Такая станция нашлась. И вдруг это радио заговорило, пошли рекламные объявления. Услышала объявление о том, что нужен женский голос, дикторский, был номер телефона… Мы тогда с мужем поспорили, что я туда пойду и буду там работать. Я набрала номер, и сонный голос в трубке сказал: «Конкурс закончен, мы уже выбрали девушку». Но я сказала: «Нет-нет, мы обязательно должны встретиться, потому что я для вас - находка. Вы ни секунды не пожалеете, если возьмете меня на работу».
Я приехала туда, парни стали подсовывать мне всякие объявления, чтобы я их читала. Мне поначалу сказали: «До свидания». Ну, конечно, пятница, лето, парни приготовили пиво и рыбу, а тут какая-то девочка задерживает… Но не на ту напали. Я говорила: «Нет, я прочитала плохо, давайте еще!». Мне обещали перезвонить и, надо же, перезвонили. Так началась наша работа.
- Отличалось ли то радио от нынешнего?
- Это была доинтернетовская эпоха, как каменный век. Работали на катушках, на лазерных дисках, наша публика писала нам письма от руки. Приходишь на работу, а тебе с почты передают мешки писем. Слушатели ждали свои песни, очень внимательно слушали эфир, поэтому нельзя было сфальшивить.
- Ведете ли какую-то личную статистику: сколько раз были в эфире или что-то подобное?
- Если посчитать сейчас, сколько этих передач прошло, и провести исследование, то, наверное, в каждой семье есть кто-то, кому я передала привет, поздравление или музыкальную заявку.
- Работа у вас не только интеллектуальная и эмоциональная, но и физическая. Сейчас имею в виду голос. Как заботитесь о нем, может, тренируете как-то?
- Ничего специально не делаю для голоса. Но в какой-то момент перестала пить чай или кофе. Пью кефир и простую воду или завариваю то, что собираю на даче. Конечно, не нужно курить и стоит надевать шарф по погоде…
У меня голос не пропадал никогда, за исключением одного раза. Это было не так давно, года три тому назад. Была «Студенческая весна», ребята из разных городов сидели в студии и ждали начала нашей беседы. А я читала новости. Когда закончила, они стали меня хвалить, как хорошо работаю в эфире. А на следующий день я потеряла голос: шептала, плакала и ничего не могла поделать. Доктор сказал: надо молчать три дня и больше ничего. Я молчала, писала записки, молилась и говорила: «Божечка, верни мне голос». Это было ужасно. Как балерине ноги перебить.
 
- В последнее время слышим про смерть газет, даже телевидения. А вот про радио таких разговоров не слышно. Как думаете, почему?
- Да, про радио так не говорят и не скажут. Радио, как говорил наш великий земляк Владимир Ильич Ленин, - это газета без бумаги расстояний. Приемник работает везде и не требует затрат. Мне девочка одна написала, когда я начинала работать: «Когда я слушаю вас по радио, создается иллюзия, что ты не один в этом городе, что ты кому-то нужен». Чтобы человеку не чувствовать себя одиноким, нужно радио, чтобы быстро узнать новости, нужно радио. Чтобы сделать себе неожиданный подарок, можно принять участие в конкурсе, получить минуту славы и приз.
- Каким вы хотите видеть радио в ближайшие годы? Каким пытаетесь его делать?
- Сейчас работаю на радио «2х2» и очень рада, что попала именно сюда, ушла от одних только музыкальных приветов. Здесь стало меньше музыки и больше людей в студии. Наша аудитория стала нашими собеседниками. Люди задают темы для передач, пишут, кого хотят услышать, присылают свои вопросы, звонят, чтобы поговорить, приходят в эфир… В разное время в разных странах были попытки убрать ведущих с радиоволны и оставить только песни и рекламу. Каждый из этих проектов был обречен, потому что человеку нужен человек. В наше время это особенно важно. У нас очень маленький коллектив. Нереально крошечный! Иногда федеральные эксперты спрашивают меня, сколько человек работают над программой? Поскольку в столицах там целый штат - один звонит гостям, другой обеспечивает логистику, третий пишет вопросы, а у нас это все делает один человек. Ну максимум двое. Каким я вижу радио? Радио единомышленников, радио друзей. Ведь дружба - это понятие круглосуточное, которое работает в любую погоду и бесплатно. Такая вечная музыка, такая вечная молодость…
Екатерина НЕЙФЕЛЬД

 

452 просмотра